• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
22 Ноября 2017 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]





Сказки древнего Египта
Сказка № 1426
Дата: 01.01.1970, 05:33
Когда-то в давние времена жил на вершине дерева коршун. В пышной лиственной кроне он свил гнездо и выращивал птенцов. Но редко ему удавалось досыта накормить своих маленьких, пушистых, еще не оперившихся коршунят. Бедные птенцы жили почти впроголодь: коршун боялся улетать из гнезда за кормом для детей, поскольку у подножия дерева жила кошка с котятами. В отсутствие коршуна она могла вскарабкаться по стволу к гнезду и передушить коршунят. Но и кошка не осмеливалась покидать свое логово: ведь ее котят мог унести голодный коршун.
Так продолжалось довольно долго, и вот как-то раз коршун слетел вниз и обратился к кошке:
- От того, что мы не доверяем друг другу, и тебе и мне только тяжелей живется, - сказал он. - Что проку во вражде? Лучше будем добрыми соседями! Поклянемся перед лицом великого бога Ра, что если один из нас отправится за кормом для своих детей, другой не причинит им никакого зла.
Кошка с радостью согласилась. Призвав в свидетели солнечного бога, соседи принесли священную клятву: жить отныне в мире и согласии.
И началась для коршуна и кошки новая жизнь - спокойная, сытая, без прежних волнений и тревог. Каждый смело покидал свой дом, отправляясь за кормом для детей. Котята и коршунята больше не голодали.
Но недолго суждено было длиться дружбе и согласию.
Вернувшись однажды домой, кошка увидела своего котенка плачущим. Коршун отобрал у него кусок мяса и отдал одному из своих птенцов.
Разгневалась кошка.
- Это ему даром не пройдет! - воскликнула она. - Я отомщу коварному предателю!
Она притаилась под деревом, дождалась, пока коршун улетит из гнезда, вскарабкалась на ствол и вонзила в коршуненка свои когти.
- Откуда у тебя это мясо? - зловеще прошипела она, вздыбив шерсть на загривке. - Я его добыла и принесла для своих детей, а не для тебя!
- Я ни в чем не виноват! - воскликнул перепуганный коршуненок. - Я не летал к твоим котятам! Если ты расправишься со мной или с моими братьями, великий Ра жестоко накажет тебя за клятвопреступление!
Вспомнив про клятву, кошка устыдилась и разжала когти. Но едва коршуненок почувствовал, что его больше не держат, он, все еще объятый страхом, рванулся, не рассчитал своих сил - и выпал из гнезда. Он не умел летать, даже крылышки его еще не успели обрасти перьями. Беспомощно трепыхаясь, он упал к подножию дерева и остался лежать на земле.
Когда коршун вернулся к гнезду и узнал, что случилось во время его отсутствия, он пришел в неописуемую ярость.
- Я отомщу! - воскликнул он. - Я отомщу этой предательнице кошке убью ее котят!
И он стал следить за кошкой, лелея в сердце мечту о кровавой расправе над ни в чем не повинными котятами. И вот однажды, когда кошка покинула ненадолго свое логово, коршун издал воинственный клич, слетел с дерева, похватал котят в когти и унес в свое гнездо. Там он убил их всех до одного, разорвал на кусочки и скормил птенцам.
Вернувшись и обнаружив, что котят нет, кошка едва не обезумела от горя. В отчаянии воззвала она к солнечному Ра:
- О великий владыка! Мы поклялись тебе священной, нерушимой клятвой, и ты видел, как злодей нарушил ее. Рассуди же нас!
И бог солнца услыхал мольбу несчастной кошки. Он призвал к себе богиню Возмездия и велел обрушить на голову клятвопреступника самую чудовищную кару.
Через несколько дней коршун, паря в небе и высматривая сверху добычу, увидел охотника, который жарил на костре дичь. Голодный коршун подлетел к костру, схватил кусок мяса и понес его в гнездо, не заметив, что к мясу прилип раскаленный уголек.
И вот от этого уголька гнездо коршуна вспыхнуло и занялось ярким пламенем! Тщетно молили птенцы о помощи, тщетно метался коршун вокруг огня. Гнездо, а следом за ним и дерево сгорели дотла.
Когда пламя погасло, к дымящемуся пепелищу подошла кошка.
- Клянусь именем Ра, - сказал она, - ты долго вынашивал свой подлый замысел. А я даже теперь не трону твоих птенцов, хотя они так аппетитно поджарились!
Так кончилась вражда коршуна и кошки. Так же может кончиться и спор любых людей, у которых не хватает разума договориться обо всем честно и сполна.

Сказка № 1425
Дата: 01.01.1970, 05:33
Однажды Сатни-Хемуас и его сын Са-Осирис отдыхали на террасе дома. Солнце уже клонилось к западу. Был приятный, тихий вечер.
Вдруг воздух наполнился криками, горестными стонами и плачем. Сатни-Хемуас вгляделся вдаль.
Хоронили богатого горожанина. Кедровая ладья везла через Нил роскошный гроб, украшенный золотом и драгоценностями. Подле гроба надрывались плакальщицы. А позади погребальной ладьи плыло великое множество лодок. Это друзья и родственники провожали богача в его вечное жилище.
- Посмотри теперь туда, отец, - тронул его за плечо Са-Осирис.
Сатни-Хемуас повернулся и посмотрел туда, куда показывал его сын.
Неподалеку от грузовой пристани, в утлой тростниковой лодчонке везли на запад умершего бедняка. Тело его было завернуто в грубую циновку. И никто не пришел проводить умершего в последний путь. Только лодочник устало греб веслом, да плачущая вдова сидела рядом.
- О Осирис! - воскликнул Сатни-Хемуас, отводя взгляд от этого тягостного зрелища. - Великий бог Дуата! Сделай так, чтоб мне воздали в твоем Царстве, как воздают тому богачу, и да не постигнет меня участь бедняка!
- Нет, отец, - возразил Са-Осирис. - Ты получишь в Дуате то, что получит бедняк.
Сатни-Хемуас удивился. Некоторое время он не мог вымолвить ни слова.
- Не ослышался ли я?! - воскликнул наконец он. - Неужели это слова сына, который любит своего отца?
- Прости меня, отец, но это будет именно так, - промолвил Са-Осирис. Пойдем, я покажу тебе то, что не дано видеть живым.
Он взял отца за руку и потянул его за собой. Удивленный Сатни-Хемуас пошел следом за сыном.
Они переправились через Нил и очутились в городе мертвых, среди жертвенников и заупокойных молелен. Са-Осирис приблизился к подножию скалы, остановился и прошептал заклинание.
В тот же миг раздался страшный грохот. Земля разверзлась, и Сатни-Хемуас увидел огромную пещеру.
- Эта пещера ведет в Преисподнюю, - сказал Са-Осирис и взял отца за руку.
Они вошли в огромный полутемный зал. Здесь, при колеблющемся свете факелов, сгорбившись, сидели какие-то люди. Их было так много, что невозможно было сосчитать. Люди сидели на полу, теснились вдоль стен, их ряды терялись в полумраке подземелья.
Все были очень заняты. Они сучили веревки из волокна, их пальцы были содраны в кровь, но позади людей стояли ослы и пожирали эти только что сделанные веревки.
Как зачарованный смотрел на это Сатни-Хемуас, пока Са-Осирис опять не потянул его за собой.
- Пойдем дальше, отец, - шепотом промолвил он.
Они подошли к двери, которая вела в следующий зал. Сатни-Хемуас толкнул ее плечом. Дверь стала медленно открываться, и вдруг подземелье огласил душераздирающий крик.
Сатни-Хемуас замер, холод пробежал по его телу. В желтом свете горящих факелов он увидел, что на полу перед ним лежит человек. Нижний шип двери был воткнут в его глаз. Дверь медленно открывалась, и шип так же медленно, с хрустом поворачивался в его окровавленной глазнице.
Сатни-Хемуас содрогнулся от ужаса и попятился. Весь бледный, он вошел в следующий зал.
У самых дверей стояла на коленях целая толпа народу. Все с плачем молили о прощении. Вдали же, на почетных местах, сидели праведники.
Вдруг позади опять раздался истошный крик.
- Что это? - спросил Сатни-Хемуас. - От этого крика кровь стынет в жилах.
- Это еще один умерший открыл двери и вошел в Дуат, - ответил Са-Осирис. - Всякий раз, когда открывается дверь, шип поворачивается в глазу того человека... А сейчас мы войдем в Великий Чертог Двух Истин!
И они вошли в зал Загробного Суда.
Здесь посреди зала на троне царственно восседал сам владыка Преисподней. У Трона стояли Тот, Маат и Хатхор. Они следили за тем, как Анубис взвешивает сердце умершего на весах. А в темной пещере, в самом углу зала, хищно пылали два глаза. Это чудовищная Аммат затаилась там в нетерпеливом ожидании, готовая, как только бог мудрости огласит обвинительный приговор, броситься на жертву и растерзать ее.
И еще Сатни-Хемуас заметил возле трона Осириса какого-то человека, облаченного в одежды из тончайшего полотна. Запястья его рук украшали драгоценные браслеты с изображениями богов, а на груди блестел лазуритовый амулет в виде жука-скарабея.
- Отец мой Сатни, - тихо проговорил Са-Осирис. - Видишь ли ты благородного человека, который стоит на почетном месте около владыки умерших? Это и есть тот самый бедняк, которого хоронили безо всяких почестей и везли на запад в убогой лодчонке, завернутого в грубую циновку. Это он! Его привели на Суд, взвесили его сердце и нашли, что содеянное им добро перевешивает зло. Но в земной жизни на его долю выпало слишком мало радостей. Поэтому боги велели отдать бедняку погребальное убранство богача, которого хоронили с роскошью и почестями. Ты видишь, отец: бедняка поместили среди чистых душ умерших.
- А где же богач, что сталось с ним?
- Ты видел и богача, отец мой Сатни! Дверной шип торчит в его глазу. Вот почему я сказал тебе: \"С тобой поступят так же, как с бедняком, и да минует тебя доля богача\".
- Сын мой Са-Осирис! - воскликнул Сатни-Хемуас. - Немало чудес видел я в Дуате! Но объясни мне: кто те люди, которые беспрерывно вьют веревки, и почему эти веревки пожирают ослы?
- Знай, - ответил Са-Осирис. - Люди, которые вьют веревки, - это подобие тех, над кем на земле тяготеет проклятие богов. Они трудятся день и ночь, стараясь увеличить свое богатство, но золото утекает, как вода сквозь решето, и у них не хватает даже хлеба, чтоб досыта наесться. Когда они приходят в Дуат и выясняется, что их злодеяния многочисленнее добрых дел, боги обрекают их на то же, что было и на земле. Тем, кто на земле творил добро, здесь тоже воздается добром, а тем, кто совершал зло, воздается злом. Так было, так есть - и не изменится никогда!
С этими словами Са-Осирис взял отца за руку и вывел его из подземелья.

Сказка № 1424
Дата: 01.01.1970, 05:33
Это удивительное событие произошло в последний год жизни Са-Осириса. Мальчику тогда исполнилось всего двенадцать лет.
Однажды к отцу Сатни-Хемуаса, к великому фараону Та-Кемет, прибыл чернокожий гонец из Эфиопии.
Войдя в зал приемов, гонец поклонился всем присутствующим, поклонился фараону и протянул ему свиток папируса.
- Кто может прочесть этот папирус, не разворачивая его и не повредив печати? - спросил он и насмешливо оглядел зал. - Даю вам десять дней. Через десять дней я снова буду здесь. Если окажется, что в Та-Кемет нет столь искусных мудрецов, которым это под силу, то пусть ваша страна будет посрамлена навеки и пусть признает она превосходство Эфиопии!
Сказав это, гонец поклонился, еще раз окинул насмешливым взглядом всех присутствующих и вышел.
Придворные мудрецы и маги стояли, словно окаменев. Никто не решался поднять глаза, ни у кого не хватало смелости заговорить первым.
Молчание нарушил сам фараон.
- Я жду вашего ответа, мудрецы, - проговорил он с тревогой в голосе. Неужели же ни один из вас не в силах тягаться с презренной страной варваров?
Мудрецы угрюмо потупили взгляды. Фараон посмотрел на сына. Но Сатни-Хемуасу тоже было нечего сказать.
- Сын мой Сатни! Что это? Или даже тебе не справиться с такой задачей? - воскликнул изумленный фараон.
- Да, владыка, - да будешь ты жив, здоров и могуч, - признал Сатни-Хемуас, - кто же может прочесть послание, не разворачивая папирус? Но эфиопский посланник дал нам десять дней сроку. Я сделаю все, что в моих силах, чтоб не пришлось Египту признать превосходство Эфиопии.
Фараон нахмурился. Сатни-Хемуас отвесил низкий поклон и ушел домой.
Близился вечер. Вот уже несколько часов Сатни-Хемуас сидел на террасе в кресле, в мрачной задумчивости уставившись в одну точку и ничего вокруг не замечая. Мехитуасехет не тревожила мужа, боясь прервать течение его мыслей.
Но вот стали загораться звезды. Пора было идти спать, а Сатни-Хемуас все так же неподвижно сидел. Тогда Са-Осирис подошел к отцу и спросил:
- Отец мой Сатни, скажи, чем ты так угнетен? Может быть, я сумею тебе помочь?
- Оставь меня, сын, - хмуро ответил Сатни-Хемуас. - Ты еще слишком мал, и незачем тебе знать, какая забота у меня на сердце.
Но Са-Осирис не оставил отца в покое. Он надоедал ему своими вопросами до тех пор, пока Сатни-Хемуас наконец не сдался и не рассказал про эфиопского чародея.
- И вот теперь я думаю, как прочесть этот папирус, - закончил свой рассказ Сатни-Хемуас, тяжело вздохнул и умолк.
Са-Осирис разразился смехом.
- И ты смущен из-за такого пустяка! - воскликнул он. - Встань, отец. Я прочту это эфиопское послание.
Сатни-Хемуас гневно посмотрел на сына. Но тот продолжал смеяться. Гнев Сатни-Хемуаса постепенно сменился удивлением. Немного подумав, он кликнул раба:
- Принеси мне из дома какой-нибудь папирус!
Когда раб вернулся и с поклоном подал свиток, Сатни-Хемуас сказал сыну:
- А ну-ка прочти, что здесь написано.
- Это \"Книга Мертвых\", - ответил Са-Осирис и, не развернув папируса, стал его читать. Он читал до тех пор, пока Сатни-Хемуас сам его не остановил.
- Достаточно! - закричал Сатни-Хемуас. - Сын мой! Завтра же мы идем к фараону, завтра же посрамим перед его величеством посланца варварской страны!
На другое утро все придворные мудрецы и маги во главе с Сатни-Хемуасом собрались в зале приемов. Фараон распорядился привести эфиопа.
Вскоре вошел эфиопский посланник. Бережно прижимая к груди, он нес свое загадочное послание. Не скрывая презрительной ухмылки, он оглядел всех и подал Сатни-Хемуасу папирус.
Сатни-Хемуас тут же передал свиток сыну.
Глаза эфиопа расширились от изумления, когда до него дошло, что папирус собирается читать двенадцатилетний мальчик.
- Читай же! - приказал фараон, и Са-Осирис стал читать то, что было написано в папирусе:
\"Было это в давние времена. Однажды царь Эфиопии, отдыхая в беседке на берегу пруда, услыхал неподалеку голоса. Какие-то люди тихо разговаривали в зарослях. Царь прислушался.
- Если б меня не страшило возмездие, исходящее от великого Ра, молвил первый голос, - я бы напустил на жителей Та-Кемет свои чары и сделал так, что их поля на три года стали бы неплодородными.
- Им не страшен неурожай, - со знанием дела возразил второй голос. На случай голода в их амбарах хранятся богатые запасы зерна... Нет! Чтоб унизить Египет и доказать его ничтожество перед Эфиопией, надо сделать из их страны посмешище. Смех губительней всего на свете! Тот, с кем жестоко расправились, вызывает в людских сердцах сострадание и жалость. Но никогда не пожалеют того, кто смешон!.. Вот если бы ты мог, к примеру, сделать так, чтоб их владыку, фараона, высекли розгами на глазах у всего народа...
- Я могу это сделать! - воскликнул первый голос. Царь Эфиопии не стал слушать дальше. Он сразу же бегом устремился к зарослям, туда, где раздавались голоса. В кустах акации беседовали два молодых эфиопа.
- Который из вас сказал, что может высечь владыку Та-Кемет на глазах у рабов и черни? - нетерпеливо потребовал ответа царь, глядя то на одного, то на другого.
- Я это сказал, - не сразу последовал ответ. - Меня зовут Гор. Я сын негритянки.
Так соверши же свое волшебство, Гор, и я тебя щедро награжу!..\"
Са-Осирис замолчал, поднял глаза и пристально посмотрел на эфиопа.
- Да покарает тебя великий Ра! - сказал он. - Это ли написано в твоем папирусе?
- Это, - тревожно озираясь, подтвердил эфиоп. Он упорно избегал взгляда мальчика. - Продолжай.
\"Гор - сын негритянки слепил из воска носилки и четырех носильщиков, стал читать дальше Са-Осирис. - Затем Гop - сын негритянки произнес над восковыми фигурками заклинание, оживил их и приказал им:
- Отправляйтесь в Та-Кемет. Принесите сюда фараона, дайте ему здесь, при всем народе, пятьсот ударов розгами и унесите обратно. Все это вы должны сделать не больше чем за шесть часов.
И вот порождения эфиопского чародея ночью отправились в долину Нила. Они проникли в покои властителя, схватили его, связали, швырнули на носилки и бегом помчались в Эфиопию. Здесь они избили фараона розгами и гиппопотамовыми плетками и той же ночью унесли обратно в Та-Кемет.
Наутро фараон вызвал своих приближенных.
- Я велю казнить начальника дворцовой стражи и всех, кто стоял ночью в карауле! - воскликнул он в негодовании. - Как могло случиться, что в спальню моего величества беспрепятственно проникли враги?! Они унесли меня в Эфиопию и там избили плетками. Клянусь всемогущим богом Птахом, все было так, как я говорю!
Придворные изумленно переглянулись: не помутился ли у фараона разум?
- О владыка, - да будешь ты жив, здоров и могуч! О наше солнце! проговорил один из них. - Не печалься. Великая Исида исцелит твой недуг. Прикажи послать за лекарем.
- Вы думаете, я сошел с ума? Так поглядите же!
И фараон показал свою жестоко избитую спину. Вся спина была в синяках и кровоподтеках.
У всех, кто был в зале, невольно вырвался крик изумления.
Но тут к фараону подошел придворный мудрец, чародей и хранитель папирусов Гор - сын Па-Неше.
- Владыка, - да будешь ты жив, здоров и могуч, - сказал он. Начальник стражи невиновен. Это эфиопские чародейства. Но, клянусь жизнью, я проучу злодея!..\"
Тут Са-Осирис снова прервал чтение:
- Верно ли я читаю то, что написано в папирусе, презренный эфиоп? Отвечай!
Эфиоп стоял сжавшись, склонив голову. Колени его дрожали.
- Каждое твое слово правда, мальчик, - еле слышно пролепетал он.
Са-Осирис стал читать дальше.
\"Гор - сын Па-Неше дал фараону перстень с амулетом. Ночью скороходы Гора - сына негритянки опять проникли во дворец, чтобы унести фараона в Эфиопию и там избить плетями. Но они не смогли одолеть чудодейственной силы амулета и ушли ни с чем.
Зато эфиопский царь был похищен в ту ночь! Гор - сын Па-Неше тоже слепил из воска четырех носильщиков и повелел им принести царя Эфиопии в Та-Кемет, всыпать ему при всем народе пятьсот ударов плетью и унести обратно.
Утром царь Эфиопии призвал к себе Гора - сына негритянки, показал свою жестоко избитую спину и напустился на чародея с криком:
- Посмотри, что сделали со мной в Египте! Видишь?! Клянусь: если ты не сумеешь впредь уберечь меня от их волшебства, я тебя предам самой лютой казни!
Гор - сын негритянки изготовил свои талисманы и отдал их царю. Но едва наступила ночь, восковые скороходы Гора - сына Па-Неше вновь явились в Эфиопию, унесли царя и опять высекли его при всем народе.
И на следующую ночь повторилось то же самое.
Эфиопский царь пришел в отчаяние.
- Горе тебе, злодей! - визжал он, потрясая кулаками. - Из-за тебя я претерпел от египтян столько унижений! Клянусь всемогущими богами, завтра на рассвете тебя казнят! Эй, стража!
- Господин мой и повелитель! - в слезах воскликнул Гор - сын негритянки. - Если ты велишь меня казнить, кто другой спасет тебя от восковых скороходов? В Эфиопии нет больше мудрецов, кроме меня. Дозволь отправиться в Та-Кемет. Я должен увидеть и убить этого чародея.
Царь подумал и наконец произнес:
- Хорошо, ступай. Даю тебе полмесяца строку.
Гор - сын негритянки поклонился и, пятясь, вышел из покоев.
В тот же день он снарядился в путешествие и отправился в Та-Кемет. Путь ему предстоял далекий. Лишь через несколько дней он достиг фараонова дворца.
Стража угрожающе выставила копья ему навстречу. Но Гор - сын негритянки околдовал охранников и спокойно прошел в покои владыки.
- Эй! Кто здесь осмелился чародействовать против моего царя?! закричал он на весь дворец. - Выходи, презренный! Я бросаю тебе вызов: мы будем состязаться в искусстве колдовства!
На шум сбежались придворные, потом пришел и сам фараон. Увидев эфиопского колдуна, все испуганно притихли.
- Где же ты? Или ты боишься? Отзовись! - продолжал кричать Гор - сын негритянки, с презрительной усмешкой глядя в лицо то одному, то другому придворному из свиты фараона.
- Я здесь! - раздалось в ответ, и в тот же миг в зале невесть откуда возник Гор - сын Па-Неше.
- Значит, это ты чародействуешь против меня, шакал! - оскалясь, проговорил Гор - сын негритянки. - Прокляни же тот час, когда ты появился на свет.
Он произнес магическое заклинание, и вдруг посреди зала взвился огненный вихрь. Мгновение спустя уже весь дворец был охвачен пламенем. Каменные колонны горели точно сухая древесина.
Тогда Гор - сын Па-Неше сотворил свое заклинание. Едва он произнес его, с неба хлынул ливень и загасил огонь.
Эфиоп пришел в ярость. Он взмахнул рукой - и вся земля Та-Кемет погрузилась в темноту. Стало холодно.
Вопли ужаса огласили дворец. Но Гор - сын Па-Неше только усмехнулся. Он тронул рукой волшебный талисман - и над землей снова засверкало солнце.
Эфиоп даже засопел от гнева. На лбу его вздулись жилы, похожие на узловатые веревки. Он опять что-то пробормотал - и внезапно вокруг фараона выросла каменная стена.
- Вот гробница для вашего повелителя! Он жив, но навеки замурован!
Гор - сын негритянки торжествующе оглядел собравшихся. Но не прошло и минуты, как сложенная из гигантских глыб стена растаяла, словно туман.
И понял наконец эфиоп, что не под силу ему бороться с египетскими чародеями. В страхе он пролепетал заклятие, сделался невидимым и бросился из дворца вон.
Но Гор - сын Па-Неше успел схватить его за шею:
- Вот он, эфиопский злой колдун! Смотрите на него все!
И все вдруг увидели, что Гор - сын Па-Неше держит за шею, высоко подняв над головой, жалкого общипанного гусенка.
- Не губи меня, могучий чародей! - взмолился гусенок. - Преврати меня снова в человека. Я больше не причиню зла вашей стране!
Гор - сын Па-Неше глубоко задумался. Все ждали, замерев.
- Ты даешь священную клятву? - спросил наконец Гор.
- Да, да, господин! Именем Ра клянусь не возвращаться в Египет, пока не пройдет полторы тысячи лет!..\"
- На этом кончается рассказ, что записан в папирусе, - объявил Са-Осирис. - Верно ли я его прочел? Отвечай, презренный эфиоп!
Эфиоп не ответил. Он стоял, весь дрожа и закрыв лицо руками.
- О владыка, - да живешь ты, да здравствуешь и да благоденствуешь! воскликнул Са-Осирис, обращаясь к фараону. - Смотри же на этого злодея! Клянусь богами, этот человек и есть тот самый Гор - сын негритянки, о котором я рассказал. Он не раскаялся в своих злодеяниях и, когда прошло полторы тысячи лет, вновь вернулся в нашу страну, чтобы чародействовать. Но клянусь, владыка, что и я не кто иной, как тот самый Гор - сын Па-Неше. Я узнал в царстве мертвых, что наш враг, эфиопский колдун, хочет вновь напустить чары на Та-Кемет. А среди твоих подданных нет столь искусного мудреца, чтобы с ним бороться. Я умолил великого Осириса, чтобы он позволил мне вновь появиться на свет и не допустить посрамления Египта. И вот я воплотился в стебель дыни, из которого Мехитуасехет, жена Сатни-Хемуаса, сварила напиток и выпила его.
Тут Са-Осирис произнес заклинание. Рухнул эфиоп на пол, корчась в страшных судорогах, и затих. Потом вспыхнуло пламя и превратило мертвого эфиопа в пепел.
От изумления все потеряли дар речи. Никто даже не успел сообразить, что произошло, как Са-Осирис вдруг стал бледнеть, таять - и навсегда исчез.
Сатни-Хемуас, сраженный горем, громко зарыдал.
Прошло много лет. У Сатни-Хемуаса подрастал уже второй сын - выдумщик и озорник по имени Уси-Мен-Гор.
Но до конца своих дней не переставал Сатни-Хемуас приносить жертвы в честь Са-Осириса, великого писца и мудреца.

Сказка № 1423
Дата: 01.01.1970, 05:33
В этой сказке проявилась вера людей в то, что их судьба находится в руках всесильных богов, и никто никогда не может уйти от предначертаний небесных сил. Беспомощность человека перед грозными явлениями природы и вековой несправедливостью на земле породила мысль о том, что воля богов определяет всю жизнь людей.
Жил некогда в Египте царь, и не было у него сыновей. Царь был очень опечален этим и постоянно молился богам, чтобы они подарили ему наследника. И вот однажды боги предсказали царю, что у него родится сын.
Прошло некоторое время, и сбылась воля богов - у жены царя родился мальчик.
Пришли во дворец семь богинь судьбы - Семь Хатхор - посмотрели на младенца и сказали:
- Он погибнет от крокодила, или от змеи, или от собаки.
Услышали это слуги, бывшие у колыбели ребенка, побежали они к царю и рассказали ему о предсказании богов.
Опечалился царь. Задумчиво смотрел он в окно вдаль - туда, где за рекой, в городе мертвецов, как неприступные скалы, высились пирамиды. Много столетий назад были они построены, и казалось, время и рок не властны над ними. И захотел фараон избежать предсказаний богинь судьбы. Он приказал построить на высокой горе в пустынном месте большой каменный дворец, богато обставил красивыми вещами из своего дворца, наполнил слугами и поселил в нем своего маленького сына. Дворец был окружен высокой стеной, и никогда не должен был выходить царевич из своего дома, верные слуги охраняли его жизнь.
Прошло много времени, мальчик рос в заточении. Он превратился в сильного и красивого юношу. Ни разу за все время не довелось ему выйти за ограду. Сколько не упрашивал он стражников открыть ворота, те оставались глухи к его просьбам.
Но вот однажды он поднялся на плоскую крышу своего дворца и увидел, что по дороге идет человек, а за ним бежит собака.
- Что это? Кто бежит за человеком, который идет по дороге? - спросил юноша у слуги, который стоял рядом с ним.
- Это собака, - ответил слуга.
- Она мне очень нравится. Принеси мне такую же собаку! - попросил юноша.
Что было делать? Пошел слуга во дворец к царю и рассказал ему обо всем.
Сильно огорчился царь и произнес:
- Что ж, от судьбы не уйти. Дайте ему маленького щенка, пусть не огорчается царевич!
И принесли юноше щенка.
Прошло еще немного времени. Щенок превратился во взрослого пса. Это был верный, преданный пес, самый надежный друг юного царевича. Послал царевич своего слугу к отцу и повелел передать ему такие слова:
- Зачем мне сидеть у себя во дворце? Мне предсказаны три судьбы. И что бы я ни делал по своему желанию, боги все равно сделают со мной то, что задумали! Так если мне суждено, лучше я умру на воле! Пусть мне будет дозволено остаток дней провести так, как я хочу. А я хочу отправиться в путешествие.
Сердце царя разрывалось от горя, но противиться воле сына он не стал. Он согласился с ним и разрешил ему путешествовать.
Юношу снарядили в путешествие. И дали юноше колесницу, запряженную лучшими лошадьми, боевое оружие и послали с ним верного слугу.
Переправили царевича на восточный берег Нила и сказали ему:
- Иди куда хочешь!
И захотелось царевичу отправиться на север, через пустыню, и собака его бежала за ним. Так шли они много дней и питались дичью, которую ловили в пустыне.
И добрался, наконец, царевич до царства Нахарины (в северной Сирии).
У царя Нахарина была единственная дочь. Он построил для нее дом и повелел сделать в нем окна на высоте семидесяти локтей от земли. И созвал царь сыновей всех правителей страны Хуру (в северной Сирии) и сказал им:
- Кто взберется в окно к моей дочери, тот станет ее мужем!
Прошло некоторое время. Ежедневно пробовали созванные юноши прыгнуть в окно, но никто не смог достигнуть царевны.
И вот пришел египетский царевич в этот город. Увидели его юноши и позвали его к себе, дали ему искупаться, накормили лошадей, дали хлеб его слуге. Они натерли тело царевича душистым маслом, перевязали раны на его ногах и наконец спросили его:
- Откуда ты, прекрасный юноша?
Царевич не захотел рассказывать им о своей судьбе и потому решил скрыть от них, кто он такой:
- Я сын военачальника из Египта, - сказал он. - Мать моя умерла, отец мой женился на другой женщине. Мачеха возненавидела меня, и я убежал от нее.
Тогда юноши обняли царевича и расцеловали его.
Когда прошло несколько дней, он спросил у юношей:
- Что делаете вы здесь в этом городе?
Они ответили ему:
- Мы пытаемся влезть в окно к царской дочери. Кто это сделает, тот станет ее мужем.
- И я хотел бы попробовать, - сказал царевич. - Когда отдохнут мои ноги, я попытаюсь это сделать.
Пошли юноши, как обычно, к дому царевны, и царевич отправился с ними и стоял в стороне, и смотрел, как они прыгают в окно. Вдруг царевна повернула голову и увидела египетского царевича. И был царевич так прекрасен собой, что царевна сразу полюбила его.
Через несколько дней пошел царевич с юношами, подошел к дому царевны, прыгнул высоко и вскочил через окно в комнату, где сидела дочь нахаринского царя. Она поцеловала и обняла царевича.
Побежал слуга к царю, чтобы обрадовать его этим известием:
- Один человек достиг окна твоей дочери!
Спросил царь:
- Чей он сын? Какой правитель его отец?
- Он сын египетского военачальника, он убежал из Египта от злой мачехи.
- Разве я отдам свою дочь замуж за беглеца из Египта? Пусть он возвращается обратно, пока я не приказал его обезглавить!
Пришли слуги к царевичу и передали ему повеление царя:
- Уходи туда, откуда ты пришел!
Но царевна воскликнула:
- Если его отнимут у меня, то, клянусь богом Ра, я перестану пить, есть и сразу умру!
Доложили об этом царю, и он приказал к вечеру убить юношу. Но царевна узнала об этом и сказала слугам:
- Клянусь богом Ра, как только солнце зайдет, я умру. Я не проживу ни часу дольше, чем юноша!
Опять передали царю ее слова, и приказал царь привести к нему юношу и свою дочь.
Испугался царевич и задрожал всем телом, когда увидел царя. Но царь, увидев, как он прекрасен, обнял его, расцеловал и сказал:
- Расскажи мне все о себе, юноша, ведь ты теперь для меня сделался родным сыном.
Ответил юноша царю:
- Я сын египетского военачальника. Моя мать умерла, а мой отец женился на другой женщине; она возненавидела меня, и я от нее убежал.
Тогда царь отдал ему в жены свою дочь и подарил им дом, и слуг, и поле, и скот, и много всякого добра. Юноша и его молодая жена поселились там и жили беззаботно.
И вот однажды, когда прошло уже много дней после того, как они поженились, рассказал царевич жене о своей судьбе, на которую он обречен:
- Мне предсказаны три судьбы: я погибну от крокодила, от змеи или от собаки!
- Так прикажи убить твою собаку, которая бегает за тобой! воскликнула молодая женщина.
- Я не могу поступить так, - ответил царевич. - Я взял ее маленьким щенком и сам вырастил ее! Этот пес - самое преданное мне существо. Если я его теперь убью, я стану предателем.
Царевна очень боялась за жизнь своего мужа, она оберегала его и никогда не позволяла ему выходить одному.
Захотелось однажды царевичу посетить Египет, и он отправился в дорогу вместе со своей женой.
Оба они не знали, что уже в тот день, когда они покинули Нахарину, крокодил, предназначенный судьбой царевичу, вылез из реки и последовал за ними. Остановился царевич со своей женой в одном городе, чтобы отдохнуть от путешествия. И крокодил остался неподалеку в водоеме.
В том водоеме обитал водяной дух. Этот дух решил спасти сына царя и не давал крокодилу выходить на сушу.
Запер он крокодила в особое помещение и приставил к нему слугу-великана, который не давал крокодилу выходить оттуда. Только ночью, когда крокодил засыпал, шел великан на улицу, чтобы подышать воздухом, но как только всходило солнце, великан снова был на своем месте и сторожил отвратительное чудовище. И так продолжалось ежедневно в течение двух месяцев.
И вот однажды царевич весь день сидел дома. Когда наступила ночь, он лег на свою кровать и крепко уснул. Жена его наполнила чашу пивом и поставила ее на пол, а сама села около мужа и охраняла его сон. Вдруг из норы в полу вылезла огромная змея, чтобы укусить спящего юношу. Но царевна поставила перед змеей чашу с пивом. Змея напилась пивом, опьянела и заснула тут же на полу. Тогда царевна взяла топор, разрубила змею на части и после этого разбудила мужа.
- Смотри, бог отдал тебе в руки одну из твоих трех судеб! Он отдаст тебе и другие!
Царевич принес благодарность богу Ра и каждый день славил его в своих молитвах.
Через несколько дней пошел царевич погулять недалеко от дома, и, так как он никогда не выходил один, собака бежала за ним.
- Мой самый верный друг! Разве можешь ты меня убить? Нет. Судьба пошлет мне на погибель другую собаку.
- Нет! Я - твоя судьба! - вдруг прорычал пес человеческим голосом.
Пес оскалил зубы и прыгнул, норовя вцепиться в горло. Юноша едва увернулся от клыков и в ужасе бросился бежать, призывая на помощь.
Но пес бежал быстрей. Он уже готов был схватить юношу. Сын царя в страхе прыгнул в пруд.
И вдруг вылез крокодил, схватил царевича и потащил его. Крокодил утащил юношу на дно и принес в пещеру, где обитал водяной дух. Здесь он разжал челюсти и выпустил свою жертву.
- Я - твоя судьба! - проговорило водное чудовище. - Знай: я бы давно тебя убил, если бы не водяной дух. Я пощажу тебя, если ты мне поможешь убить водяного духа. Поблагодари его за то, что он оберегал твою жизнь, а сам исподтишка ударь его ножом.
- Нет! - гордо ответил сын фараона. - Пусть лучше я погибну, чем предам того, кто меня бескорыстно защищал.
- Тогда я убью тебя! Пусть свершится твоя судьба! Я убью и съем тебя завтра, - сказал крокодил и запер юношу в пещере.
И вот, когда наступил следующий день и лучи солнца озарили землю...
На этом месте оборван папирус, и мы не знаем конца сказки. Но его легко угадать. В таких сказках предсказание судьбы всегда исполняется. Царевич избежал смерти от змеи, собаки и, видимо, избежит ее от крокодила. Но скорей всего, царевич обязательно погибнет по другой причине, с которой собака, змея и крокодил связаны каким-нибудь неожиданным образом.
Возможно, мы так никогда и не узнаем, что же произошло с царевичем, если не найдут папирус, где будет окончание этой сказки.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2017