• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
22 Ноября 2017 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]





Сказки Волшебные
Сказка № 445
Дата: 01.01.1970, 05:33

В некотором царстве, в некотором государстве был-жил царь по имени Выслав Андронович. У него было три сына-царевича: первый - Димитрий-царевич, другой - Василий-царевич, а третий - Иван-царевич.
У того царя Выслава Андроновича был сад - такой богатый, что ни в каком государстве лучше не было; в том саду росли разные дорогие деревья с плодами и без плодов, и была у царя одна яблоня любимая, и на той яблоне росли яблочки все золотые. Повадилась к царю Выславу в сад летать жар-птица: на ней перья золотые, а глаза восточному хрусталю подобны. Летала она в тот сад каждую ночь и садилась на любимую Выслава-царя яблоню, срывала с нее золотые яблочки и опять улетала.
Царь Выслав Андронович весьма сокрушался о той яблоне, что жар-птица много яблок с нее сорвала, поэтому призвал к себе своих сыновей и сказал им: \"Дети мои любезные! Кто из вас сможет поймать в моем саду жар-птицу? Кто изловит ее живую, тому еще при жизни моей отдам половину царства, а до смерти и всё!\" Тогда дети его, царевичи, возопили единогласно: \"Милостивый государь-батюшка, ваше царское величество! Мы с великою радостью будем стараться поймать жар-птицу живую!\"
В первую ночь пошел караулить сад Димитрий-царевич и, усевшись под ту яблоню, с которой жар-птица яблочки срывала, заснул и не слыхал, как жар-птица прилетала и яблок весьма много ощипала. Поутру царь Выслав Андронович призвал к себе своего сына Димитрия-царевича и спросил: \"Что, сын мой любезный, видел ли ты жар-птицу или нет?\" Он родителю своему отвечал: \"Нет, милостивый государь-батюшка, она в эту ночь не прилетала!\"
На другую ночь пошел в сад караулить жар-птицу Василий-царевич. Он сел под ту же яблоню и, сидя час и другой, заснул так крепко, что и не слыхал, как жар-птица прилетела и яблочки щипала. Поутру царь Выслав призвал его к себе и спрашивал: \"Что, сын мой любезный, видел ли ты жар-птицу, или нет?\" - \"Милостивый государь-батюшка! Она в эту ночь не прилетала!\"
На третью ночь пошел караулить сад Иван-царевич; и сел он под ту же яблоню; сидит час, другой и третий; вдруг осветило весь сад так, как бы он многими огнями освещен был: прилетела жар-птица, села на яблоню и начала щипать яблочки. Иван-царевич подкрался к ней так искусно, что ухватил ее за хвост, однако он не смог ее удержать: жар-птица вырвалась и полетела, и осталось у Ивана-царевича в руке только одно перо из хвоста, за которое он весьма крепко держался.
Поутру, лишь только царь Выслав от сна пробудился, Иван-царевич пошел к нему и отдал перышко жар-птицы. Царь очень обрадовался, что младшему его сыну удалось хоть одно перо достать. А перо это было так чудно и светло, что ежели принести его в темную горницу, то оно так сияло, как бы в том покое было зажжено великое множество свечей. Царь Выслав положил то перышко в свой кабинет как такую вещь, которая должна вечно храниться. С тех пор жар-птица не летала уже в сад.
И вот царь Выслав опять призвал к себе детей своих и говорит им: \"Дети мои любезные! Поезжайте, я даю вам свое благословение, отыщите жар-птицу и привезите ко мне живую; а что прежде я обещал, то, конечно, получит тот, кто жар-птицу ко мне привезет\".
А Димитрий и Василий-царевичи начали иметь злобу на младшего своего брата Ивана-царевича, что ему удалось выдернуть у жар-птицы из хвоста перо; взяли они у отца своего благословение и поехали вдвоем отыскивать жар-птицу.
И Иван-царевич начал у родителя своего просить на то благословения. Царь Выслав сказал ему: \"Сын мой любезный, чадо мое милое! Ты еще молод и к такому дальнему и трудному пути непривычен; зачем тебе от меня отлучаться? Ведь братья и так поехали. Ну, а ежели и ты от меня уедешь и вы все трое долго не возвратитесь? Я уже при старости и хожу под богом, и ежели во время отлучки вашей господь бог отымет мою жизнь, то кто вместо меня будет управлять моим царством? Тогда может сделаться бунт или несогласие между нашим народом, а унять будет некому; или неприятель под наши области подступит, а управлять войсками нашими будет некому!\"
Однако сколько царь Выслав ни старался удержать Ивана-царевича, но никак не мог не отпустить его по его неотступной просьбе. Иван-царевич взял у родителя благословение, выбрал себе коня и поехал в путь, сам не зная куда.
Едет он путем-дорогою, близко ли, далёко ли, низко ли, высоко ли, - скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, - наконец приехал он в чистое поле, в зеленые луга. А в чистом поле стоит столб, а на столбу написаны слова: \"Кто поедет от столба сего прямо, тот будет голоден и холоден; кто поедет в правую сторону, тот будет здрав и жив, а конь его будет мертв; а кто поедет в левую сторону, тот сам будет убит, а конь его жив и здрав останется!\" Иван-царевич прочел эту надпись и поехал в правую сторону, держа на уме: хотя конь его и убит будет, зато сам жив останется и со временем сможет достать себе другого коня.
Ехал он день, другой и третий; вдруг вышел ему навстречу пребольшой серый волк и сказал: \"Ох ты гой еси, младой юноша Иван-царевич! Ведь ты читал: на столбе написано, что конь твой будет мертв, так зачем сюда едешь?\" Волк вымолвил эти слова, разорвал коня Ивана-царевича надвое и пошел прочь в сторону.
Иван-царевич очень сокрушался по своему коню, заплакал горько и пошел дальше пешком.
Шел он целый день и устал несказанно, и только хотел присесть отдохнуть, вдруг нагнал его серый волк и говорит ему: \"Жаль мне тебя, Иван-царевич, что ты изнурился, жаль мне и того, что я заел твоего доброго коня... Садись на меня, на серого волка, и скажи, куда тебя везти и зачем?\"
Иван-царевич сказал серому волку, куда ему ехать надобно, и серый волк помчался с ним пуще коня и через некоторое время, как раз ночью, привез Ивана-царевича к каменной стене - гораздо высокой, остановился и сказал: \"Ну, Иван-царевич, слезай с меня, с серого волка, и полезай теперь через эту каменную стену; тут за стеною сад, а в том саду жар-птица сидит в золотой клетке. Ты жар-птицу возьми, а золотую клетку не трогай; ежели клетку возьмешь, то тебе оттуда не уйти будет: тебя тотчас поймают!\"
Иван-царевич перелез через каменную стену в сад, увидел жар-птицу в золотой клетке и очень на нее прельстился. Вынул птицу из клетки и пошел назад, да потом одумался и сказал сам себе: \"Что я взял жар-птицу без клетки, куда я ее посажу?\" Воротился и лишь только снял золотую клетку, как вдруг пошел стук и гром по всему саду, ибо к той золотой клетке были струны подведены. Караульные тотчас проснулись, прибежали в сад, поймали Иван-царевича с жар-птицею и привели к своему царю, которого звали Долматом.
Царь Долмат весьма разгневался на Ивана-царевича и вскричал на него громким и сердитым голосом: \"Как не стыдно тебе, младой юноша, воровать! Да кто ты таков, и которой земли, и какого отца сын, и как тебя по имени зовут?\" Иван-царевич ему молвил: \"Я из царства Выславова, сын царя Выслава Андроновича, а зовут меня Иван-царевич. Твоя жар-птица повадилась к нам летать в сад каждую ночь, и срывала с любимой отца моего яблони золотые яблочки, и почти все дерево испортила; для того послал меня мой родитель, чтобы сыскать жар-птицу и к нему привезти!\" - \"Ох ты, младой юноша, Иван-царевич, - молвил царь Долмат, - пригоже ли так делать, как ты сделал? Ты бы пришел ко мне, я бы тебе жар-птицу с честью отдал; а теперь хорошо ли будет, когда я разошлю во все государства о тебе объявить, как ты в моем государстве нечестно поступил? Однако слушай, Иван-царевич! Ежели ты сослужишь мне службу - съездишь за тридевять земель, в тридесятое государство и достанешь мне от царя Афрона коня златогривого, то я тебя в твоей вине прощу и жар-птицу тебе с великою честью отдам; а ежели не сослужишь этой службы, то дам о тебе знать во все государства, что ты нечестный вор!\"
Пошел Иван-царевич от царя Долмата в великой печали, обещая ему достать коня златогривого. Пришел он к серому волку и рассказал ему обо всем, что ему царь Долмат говорил. \"Ох ты гой еси, младой юноша Иван-царевич! - молвил ему серый волк. - Почему ты слова моего не слушался и взял золотую клетку?\" - \"Виноват я перед тобою\", - сказал волку Иван-царевич. \"Добро, быть так! - молвил серый волк. - Садись на меня, на серого волка: я тебя свезу, куда тебе надобно!\"
Иван-царевич сел серому волку на спину, а волк побежал так скоро, как стрела, и бежал он долго ли, коротко ли, наконец прибежал в государство царя Афрона ночью. И, пришедши к белокаменным царским конюшням, серый волк Ивану-царевичу сказал: \"Ступай, Иван-царевич, в эти белокаменные конюшни, - теперь караульные конюхи все крепко спят, - и бери ты коня златогривого. Только на стене висит золотая узда, ты ее не бери, а то худо тебе будет!\"
Иван-царевич вступил в белокаменные конюшни, взял коня и пошел было назад, но увидел на стене золотую узду и так на нее прельстился, что снял ее с гвоздя; и только снял, как вдруг пошел гром и шум по всем конюшням, потому что к той узде были струны подведены. Караульные конюхи тотчас проснулись, прибежали, Ивана-царевича поймали и повели к царю Афрону.
Царь Афрон начал его спрашивать: \"Ох ты гой еси, младой юноша! Скажи мне, из которого ты государства, и которого отца сын, и как тебя по имени зовут?\" На то отвечал ему Иван-царевич: \"Я сам из царства Выславова, сын царя Выслава Андроновича, а зовут меня Иваном-царевичем\". - \"Ох ты, младой юноша, Иван-царевич! - сказал ему царь Афрон. - Честного ли рыцаря это дело, которое ты сделал? Ты бы пришел ко мне, я бы тебе коня златогривого с честью отдал. А теперь хорошо ли тебе будет, когда я разошлю во все государства объявить, как ты нечестно в моем государстве поступил? Однако слушай, Иван-царевич! Ежели ты сослужишь мне службу и съездишь за тридевять земель, в тридесятое государство и достанешь мне королевну Елену Прекрасную, в которую я давно и душою и сердцем влюбился, а достать не могу, то я тебе эту вину прощу и коня златогривого с золотою уздою честно отдам. А если этой службы мне не сослужишь, то я о тебе дам знать во все государства, что ты нечестный вор, и опишу все, что ты в моем государстве дурного сделал!\"
Тогда Иван-царевич обещал царю Афрону королевну Елену Прекрасную достать, а сам пошел из палат его и горько заплакал. Пришел к серому волку и рассказал все, что с ним случилось. \"Ох ты гой еси, младой юноша Иван-царевич! - молвил ему серый волк. - Почему ты слова моего не слушался и взял золотую узду?\" - \"Виноват я пред тобою\", - сказал волку Иван-царевич. \"Добро, быть так! - продолжал серый волк. - Садись на меня, на серого волка, я тебя свезу, куда тебе надобно!\"
Иван-царевич сел серому волку на спину, а волк побежал так скоро, как стрела, и бежал он, как в сказке сказать, недолгое время и наконец прибежал в государство королевны Елены Прекрасной. И, пришедши к золотой решетке, которая окружала чудесный сад, волк сказал Ивану-царевичу: \"Ну, Иван-царевич, слезай теперь с меня, с серого волка, и ступай назад по той же дороге, по которой мы сюда пришли, и ожидай меня в чистом поле под зеленым дубом!\"
Иван-царевич пошел, куда ему было велено. Серый же волк сел близ той золотой решетки и стал дожидаться, когда пойдет прогуляться в сад королевна Елена Прекрасная.
К вечеру, когда солнышко стало опускаться к западу, почему и в воздухе стало не очень жарко, королевна Елена Прекрасная пошла в сад прогуляться со своими нянюшками и с придворными боярынями. Когда она вошла в сад и подходила к тому месту, где серый волк сидел за решеткою, вдруг серый волк перескочил через решетку в сад и ухватил королевну Елену Прекрасную, перескочил назад и побежал с нею что есть силы-мочи.
Прибежал в чистое поле под зеленый дуб, где его Иван-царевич дожидался, и сказал ему: \"Иван-царевич, садись поскорее на меня, на серого волка!\" Иван-царевич сел на него, а серый волк помчал их обоих к государству царя Афрона.
Няньки, мамки и все боярыни придворные, которые гуляли в саду с прекрасною королевною Еленою, побежали тотчас во дворец и послали погоню, чтоб догнать серого волка, однако, сколько гонцы ни гнались, не могли нагнать серого волка и воротились назад.
А Иван-царевич, сидя на сером волке вместе с прекрасною королевною Еленою, возлюбил ее сердцем, а она Ивана-царевича; и когда серый волк прибежал в государство царя Афрона и Ивану-царевичу надобно было отвести прекрасную королевну Елену во дворец и отдать царю, царевич весьма опечалился и начал слезно плакать. Серый волк спросил его: \"О чем ты плачешь, Иван-царевич?\" На то ему Иван-царевич отвечал: \"Друг мой серый волк! Как мне, доброму молодцу, не плакать и не крушиться? Я сердцем возлюбил прекрасную королевну Елену, а теперь должен отдать ее царю Афрону за коня златогривого, а если ее не отдам, то царь Афрон обесчестит меня во всех государствах!\" - \"Служил я тебе много, Иван-царевич, - сказал серый волк, - сослужу и эту службу. Слушай, Иван-царевич: я сделаюсь прекрасною королевною Еленою, и ты меня отведи к царю Афрону и возьми коня златогривого - он меня почтет за настоящую королевну. И когда ты сядешь на коня златогривого и уедешь далеко, тогда я выпрошусь у царя Афрона в чистое поле погулять, и как он меня отпустит с нянюшками, и с мамушками, и со всеми придворными боярынями и буду я с ними в чистом поле, тогда ты меня вспомни - и я опять у тебя буду!\"
Серый волк вымолвил эти речи, ударился о сыру землю и стал прекрасною королевною Еленою - так что никак и узнать нельзя, чтоб то не она была. Иван-царевич взял ее и пошел во дворец к царю Афрону, а настоящей прекрасной королевне Елене велел дожидаться за городом.
Когда Иван-царевич пришел к царю Афрону с мнимою Еленою Прекрасною, то царь очень возрадовался в сердце своем, что получил такое сокровище, которого так давно желал. Принял он королевну, а коня златогривого вручил Ивану-царевичу. Иван-царевич сел на того коня, выехал за город, посадил с собою Елену Прекрасную и поехал, держа путь к государству царя Долмата.
Перый же волк живет у царя Афрона день, другой и третий вместо прекрасной королевны Елены, а на четвертый день пришел к царю Афрону проситься в чистое поле погулять, чтоб разбить тоску-печаль лютую. Как возговорил ему царь Афрон: \"Ах, прекрасная моя королевна Елена! Я для тебя все сделаю, отпущу тебя в чистое поле погулять!\" И тотчас приказал нянюшкам, и мамушкам, и всем придворным боярыням с прекрасною королевною идти в чистое поле гулять.
Иван же ехал путем-дорогою с Еленою Прекрасною, разговаривал с нею и забыл было про серого волка, да потом вспомнил: \"Ах, где-то мой серый волк?\" Вдруг откуда ни взялся - стал он перед Иваном-царевичем и сказал ему: \"Садись, Иван-царевич, на меня, на серого волка, а прекрасная королевна пусть едет на коне златогривом!\"
Иван-царевич сел на серого волка, и поехали они в государство царя Долмата. Ехали они долго ли, коротко ли и, доехав до того государства, за три версты от города остановились. Иван-царевич начал просить серого волка: \"Слушай, друг мой любезный серый волк! Сослужил ты мне много служб, сослужи мне и последнюю, а служба твоя будет вот какая: не можешь ли ты оборотиться в коня златогривого, потому что с этим златогривым конем мне расстаться не хочется!\"
Вдруг серый волк ударился о сырую землю и стал конем златогривым. Иван-царевич, оставя прекрасную королевну Елену в зеленом лугу, сел на серого волка и поехал во дворец к царю Долмату.
И как скоро туда приехал, царь Долмат увидел Ивана-царевича, что едет он на коне златогривом, весьма обрадовался, тотчас вышел из палат своих, встретил царевича на широком дворе, поцеловал его в уста сахарные, взял его за правую руку и повел в палаты белокаменные.
Царь Долмат из-за такой радости велел сотворить пир, и они сели за столы дубовые, за скатерти браные, пили, ели, забавлялся и веселилися ровно два дня, а на третий день царь Долмат вручил Ивану-царевичу жар-птицу с золотою клеткою. Царевич взял жар-птицу, пошел за город, сел на коня златогривого вместе с прекрасною королевною Еленою и поехал в свое отечество - в государство царя Выслава Андроновича.
Царь же Долмат вздумал на другой день своего коня златогривого объездить в чистом поле; велел его оседлать, потом сел на него и поехал; и лишь только разъярил коня, как тот сбросил с себя царя Долмата и, оборотясь по-прежнему в серого волка, побежал и нагнал Ивана-царевича. \"Иван-царевич! - сказал он. - Садись на меня, на серого волка, а королевна Елена Прекрасная пусть едет на коне златогривом!\"
Иван-царевич сел на серого волка, и поехали они в путь. Как скоро довез серый волк Ивана-царевича до тех мест, где его коня разорвал, остановился и сказал: \"Ну, Иван-царевич, послужил я тебе верою и правдою. Вот на этом месте разорвал я твоего коня надвое, до этого места и довез тебя. Слезай с меня, с серого волка: теперь есть у тебя конь златогривый, так ты сядь на него и поезжай, куда тебе надобно, а я тебе больше не слуга!\" Серый волк вымолвил эти слова и побежал в сторону, а Иван-царевич заплакал горько о сером волке и поехал в путь свой с прекрасною королевною.
Долго ли, коротко ли ехал он с прекрасною королевною Еленою на коне златогривом и, не доехав до своего государства за двадцать верст, остановился, слез с коня и вместе с прекрасною королевною лег отдохнуть от солнечного зноя под деревом; коня златогривого привязал к тому же дереву, а клетку с жар-птицею поставил подле себя. Лежа на мягкой траве и ведя разговоры, они крепко уснули.
В то самое время братья Ивана-царевича, Димитрий и Василий-царевичи, ездя по разным государствам и не найдя жар-птицы, возвращались в свое отечество с порожними руками; нечаянно наехали они на своего сонного брата Ивана-царевича с прекрасною королевною Еленою. Увидя коня златогривого и жар-птицу в золотой клетке, весьма на них прельстилися и вздумали брата своего Ивана-царевича убить. Димитрий-царевич вынул из ножен меч свой, заколол Ивана-царевича и изрубил его на мелкие части, потом разбудил прекрасную королевну Елену и начал ее спрашивать: \"Прекрасная девица! Которого ты государства, и какого отца дочь, и как тебя по имени зовут?\" Прекрасная королевна Елена, увидя Ивана-царевича мертвого, крепко испугалась, стала плакать горькими слезами и во слезах говорила: \"Я - королевна Елена Прекрасная, а достал меня Иван-царевич, которого вы злой смерти предали! Вы тогда б были добрые рыцари, если б выехали с ним в чистое поле да живого победили, а то убили сонного и тем какую себе похвалу получите?\"
Тогда Димитрий-царевич приложил свой меч к сердцу прекрасной королевны Елены и сказал ей: \"Слушай, Елена Прекрасная! Ты теперь в наших руках, мы повезем тебя к нашему батюшке - царю Выславу Андроновичу, и ты скажи ему, что мы и тебя достали, и жар-птицу, и коня златогривого. Ежели этого не скажешь, тут же тебя смерти предам!\" Прекрасная королевна Елена, испугавшись смерти, поклялась им, что будет говорить так, как ей велено.
Тогда Димитрий-царевич с Василием-царевичем начали метать жребий: кому достанется прекрасная королевна Елена, а кому конь златогривый. И жребий пал так, что прекрасная королевна досталась Василию-царевичу, а конь златогривый - Димитрию-царевичу. Взял Василий-царевич прекрасную королевну Елену, посадил на своего доброго коня, а Димитрий-царевич сел на коня златогривого и взял жар-птицу, чтобы вручить ее родителю своему - царю Выславу Андроновичу, и поехали они в путь.
А Иван-царевич лежал мертв на том месте ровно тридцать дней - до тех пор, пока не набежал на него серый волк и не узнал по духу Ивана-царевича. И захотел он помочь ему - оживить его, да не знал, как это сделать. Вдруг увидал он ворона и двух воронят, которые летали над трупом и хотели уже спуститься на землю и наесться мяса Ивана-царевича. Серый волк спрятался за куст, и как скоро воронята спустились на землю, он выскочил из-за куста, схватил одного вороненка и хотел было разорвать его надвое. Тогда ворон спустился на землю, сел поодаль от серого волка и сказал ему: \"Ох ты гой еси, серый волк! Не трогай моего младого детища, ведь он тебе ничего не сделал\". - \"Слушай, Ворон Воронович! - молвил серый волк. - Я твоего детища не трону, отпущу здрава и невредима, если ты сослужишь мне службу: слетаешь за тридевять земель, в тридесятое государство и принесешь мне мертвой и живой воды!\" На то Ворон Воронович сказал серому волку: \"Я тебе службу эту сослужу, только не тронь моего сына!\"
Выговоря эти слова, ворон полетел и скоро скрылся из виду.
На третий день ворон прилетел и принес с собой два пузырька: в одном - живая вода, в другом - мертвая, и отдал те пузырьки серому волку.
Серый волк взял пузырьки, разорвал вороненка надвое, спрыснул его мертвою водою - и тот вороненок сросся, спрыснул живою водою - вороненок встрепенулся и полетел. Тогда серый волк спрыснул Ивана-царевича мертвою водою - его тело срослося, спрыснул живою водою - Иван-царевич встал и промолвил: \"Ах, как я долго спал!\" На то сказал ему серый волк: \"Да, Иван-царевич, спать бы тебе вечно, кабы не я; ведь тебя братья твои изрубили и прекрасную королевну Елену, и коня златогривого, и жар-птицу увезли с собою. Теперь поспешай как можно скорее в свое отечество: брат твой, Василий-царевич, женится сегодня на твоей невесте - на прекрасной королевне Елене. А чтоб тебе поскорее туда поспеть, садись лучше на меня, на серого волка, - я тебя на себе донесу!\"
Иван-царевич сел на серого волка, волк побежал с ним в государство царя Выслава Андроновича и - долго ли, коротко ли - прибежал к городу. Иван-царевич слез с серого волка, пошел в город и, пришедши во дворец, увидел, что брат его Василий-царевич женится на прекрасной королевне Елене.
Иван-царевич вошел в палаты, и как скоро Елена Прекрасная увидела его, тотчас выскочила из-за стола, начала целовать его в уста сахарные и закричала: \"Вот мой любезный жених Иван-царевич, а не тот злодей, который за столом сидит!\"
Тогда царь Выслав Андронович встал с места и начал прекрасную королевну Елену спрашивать, что бы такое то значило, о чем она говорила? Елена Прекрасная рассказала ему всю истинную правду, что и как было; как Иван-царевич добыл ее, коня златогривого и жар-птицу, как старшие братья убили его сонного и как стращали ее, чтоб говорила, будто все это они достали.
Царь Выслав весьма осердился на Димитрия и Василия-царевичей и посадил их в темницу, а Иван-царевич женился на прекрасной королевне Елене и начал с нею жить дружно, полюбовно, так что один без другого ни единой минуты пробыть не могли.

Сказка № 444
Дата: 01.01.1970, 05:33

Жил-был старик, у него было три дочери: старшая и средняя — щеголихи, а младшая только о хозяйстве заботилась. Собирается отец в город и спрашивает у своих дочерей: которой что купить? Старшая просит: \"Купи мне на платье!\" И средняя то же говорит. \"А тебе что, дочь моя любимая?\" - спрашивает он у младшей. \"Купи мне, батюшка, перышко Финиста — ясна сокола!\"
Отец простился с ними и уехал в город; старшим дочерям купил на платье, а перышка Финиста — ясна сокола нигде не нашел. Воротился домой, старшую и среднюю дочерей обновами обрадовал. \"А тебе, — говорит младшей, — не нашел перышка Финиста — ясна сокола\". — \"Так и быть, — сказала она, — может, в другой раз посчастливится найти\". Старшие сестры кроят да обновы себе шьют да над нею посмеиваются, а она знай отмалчивается.
Опять собирается отец в город и спрашивает: \"Ну, дочки, что вам купить?\" Старшая и средняя просят по платку купить, а младшая говорит: \"Купи мне, батюшка, перышко Финиста — ясна сокола!\"
Отец поехал в город, купил два платка, а перышка и в глаза не видал. Воротился домой и говорит: \"Ах, дочка, ведь я опять не нашел перышка Финиста — ясна сокола!\" — \"Ничего, батюшка, может, в иное время посчастливится\".
Вот и в третий раз собирается отец в город и спрашивает: \"Сказывайте, дочки, что вам купить?\" Старшие говорят: \"Купи нам серьги\". А младшая опять свое: \"Купи мне перышко Финиста — ясна сокола!\"
Приехал отец в город, купил золотые серьги, бросился искать перышко — никто такого не ведает; опечалился и поехал из городу. Только за заставу выехал, а навстречу ему старичок — несет коробочку. \"Что несешь, старина?\" — \"Перышко Финиста — ясна сокола\". — \"Что за него просишь?\" — \"Давай тысячу!\"
Отец заплатил деньги и поскакал домой с коробочкой. Встречают его дочери. \"Ну, дочь моя любимая, — говорит он младшей, — наконец и тебе купил подарок, на, возьми!\" Младшая дочь чуть не прыгнула от радости, взяла коробочку, стала ее целовать-миловать, крепко к сердцу прижимать.
После ужина разошлись все по своим светёлкам; когда пришла и она в свою горницу, открыла коробочку, — перышко Финиста — ясна сокола тотчас вылетело, ударилось об пол, и явился перед девицей прекрасный царевич. Повели они меж собой речи сладкие, хорошие; услыхали сестры и спрашивают: \"С кем это, сестрица, ты разговариваешь?\" — \"Сама с собой\", — отвечает красна девица. \"А ну, отопрись!\"
Царевич ударился об пол — и сделался перышком; она взяла, положила перышко в коробочку и отворила дверь. Сестры и туда смотрят, и сюда заглядывают — нет никого! Только они ушли, красная девица открыла окно, достала перышко и говорит: \"Полетай, мое перышко, во чистом поле, погуляй до поры до времени!\" Перышко обратилось ясным соколом и улетело в чистое поле.
На другую ночь прилетает Финист — ясный сокол к своей девице, и пошли у них разговоры веселые. Сестры услыхали и сейчас же к отцу побежали: \"Батюшка! У нашей сестры кто-то по ночам бывает и теперь сидит да с нею разговаривает\".
Отец встал и пошел к младшей дочери; входит в ее горницу, а царевич уж давно обратился перышком и лежит в коробочке. \"Ах вы, негодные! — накинулся отец на своих старших дочерей. — Что вы на нее понапрасну наговариваете? Лучше бы за собой присматривали!\"
На другой день сестры придумали хитрость: вечером, когда на дворе совсем стемнело, подставили лестницу, набрали острых ножей да иголок и натыкали на окне красной девицы.
Ночью прилетел Финист — ясный сокол, бился, бился — не мог попасть в горницу, только крылышки себе обрезал. \"Прощай, красна девица! — сказал он. — Если вздумаешь искать меня, то ищи за тридевять земель, в тридесятом царстве. Прежде три пары башмаков железных истопчешь, три посоха чугунных изломаешь, трипросвиры каменных изгложешь, чем найдешь меня, добра молодца!\"
А девица спит себе: хоть и слышит сквозь сон эти речи неприветливые, а встать-пробудиться не может. Утром просыпается, смотрит — на окне ножи да иглы натыканы, а с них кровь так и капает. Всплеснула руками: \"Ах, боже мой! Знать, сестрицы сгубили моего друга милого!\"
В тот же час собралась и ушла из дому. Побежала в кузницу, сковала себе три пары башмаков железных да три посоха чугунных, запаслась тремя каменными просвирами и пустилась в дорогу искать Финиста — ясна сокола.
Шла-шла, пару башмаков истоптала, чугунный посох изломала и каменную просвиру изглодала; приходит к избушке и стучится: \"Хозяин с хозяюшкой! Укройте от темнойночи!\" Отвечает старушка: \"Милости просим, красная девица! Куда идешь, голубушка?\" — \"Ах, бабушка! Ищу Финиста — ясна сокола\". — \"Ну, красна девица, далеко ж тебе искать будет!\"
Утром говорит старушка: \"Ступай теперь к моей средней сестре, она тебя добру научит, а вот тебе мой подарок: серебряное донце, золотое веретёнце; станешь кудель прясть - золотая нитка потянется!\" Потом взяла клубочек, покатила по дороге и наказала вслед за ним идти: \"Куда клубочек покатится, туда и путь держи!\" Девица поблагодарила старушку и пошла за клубочком.
Долго ли, коротко ли — другая пара башмаков изношена, другой посох изломан, еще каменная просвира изглодана; наконец прикатился клубочек к избушке. Она постучалась: \"Добрые хозяева! Укройте от темной ночи красну девицу\". — \"Милости просим! — отвечает старушка. — Куда идешь, красная девица?\" — \"Ищу, бабушка, Финиста — ясна сокола\". — \"Далеко ж тебе искать будет!\"
Утром дает ей старушка серебряное блюдо и золотое яичко и посылает к своей старшей сестре: она-де знает, где найти Финиста — ясна сокола. Простилась красна девица со старушкой и пошла в путь-дорогу; шла-шла — третья пара башмаков истоптана, третий посох изломан и последняя просвира изглодана — прикатился клубочек к избушке. Стучится и говорит странница: \"Добрые хозяева! Укройте от темной ночи красну девицу\". Опять вышла старушка: \"Поди, голубушка! Милости просим! Откуда идешь и куда путь держишь?\" — \"Ищу, бабушка, Финиста — ясна сокола\". — \"Ох, трудно, трудно отыскать его! Он живет теперь в таком-то городе, на дочери просвирни женился\".
Утром говорит старушка красной девице: \"Вот тебе подарок: золотое пяльце да иголочка; ты только пяльце держи, а иголочка сама вышивать будет. Ну, теперь ступай с богом и наймись к просвирне в работницы\".
Сказано — сделано. Пришла красная девица на просвирнин двор и нанялась в работницы; дело у нее так и кипит под руками: и печку топит, и воду носит, и обед готовит. Просвирня смотрит да радуется. \"Слава богу! — говорит своей дочке. — Нажили себе работницу и услужливую и добрую: без приказа все делает!\"
А красная девица, покончив с хозяйскими работами, взяла серебряное донце, золотое веретенце и села прясть; прядет — из кудели нитка тянется, нитка не простая, а чистого золота. Увидела это просвирнина дочь: \"Ах, красная девица! Не продашь ли мне свою забаву?\" - \"Пожалуй, продам!\" - \"А какая цена?\" - \"Позволь мне ночью от твоего мужа мух отгонять!\" Просвирнина дочь согласилась. \"Ладно, - думает, - благодаря этому веретенцу мы с матушкой озолотимся!\"
А Финиста — ясна сокола дома не было: целый день летал по поднебесью, только к вечеру воротился. Сели ужинать; красная девица подает на стол кушанья да все на него смотрит, а он, добрый молодец, и не узнаёт ее. Просвирнина дочь подмешала Фи-нисту — ясну соколу сонного зелья в питье, уложила его спать и говорит работнице: \"Ступай к нему в горницу да отгоняй мух!\"
Вот красная девица отгоняет мух, а сама слезно плачет: \"Проснись-пробудись, Финист - ясный сокол! Я, красна девица, к тебе пришла — три чугунных посоха изломала, три пары башмаков железных истоптала, три просвиры каменные изглодала да все тебя, милого, искала!\" А Финист спит, ничего не чует; так и ночь прошла.
На другой день работница взяла серебряное блюдечко и катает по нему золотым яичком: много золотых яиц накатала! Увидела просвирнина дочь. \"Продай, — говорит, — мне свою забаву!\" — \"Пожалуй, купи!\" - \"А какая цена?\" - \"Позволь от твоего мужа еще одну ночь мух отгонять\". — \"Хорошо, я согласна!\"
Финист — ясный сокол опять целый день летал по поднебесью, домой прилетел только к вечеру. Сели ужинать, красная девица подает кушанья да все на него смотрит, а он словно никогда и не знал ее. Опять просвирнина дочь опоила его сонным зельем, уложила спать и послала работницу мух отгонять. И на этот раз, как ни плакала, как ни будила его красная девица, он проспал до утра и ничего не слышал.
На третий день сидит красная девица, держит в руках золотое пяльце, а иголочка сама вышивает - да такие узоры чудные! Загляделась просвирнина дочка. \"Продай, красная девица, продай, -говорит, - мне свою забаву!\" - \"Пожалуй, купи!\" - \"А какая цена?\" — \"Позволь от твоего мужа третью ночь мух отгонять\". — \"Хорошо, я согласна!\"
Вечером прилетел Финист — ясный сокол; жена опоила его сонным зельем, уложила спать и посылает работницу мух отгонять.
Вот красная девица мух отгоняет, а сама слезно причитает: \"Проснись-пробудись, Финист - ясный сокол! Я, красна девица, к тебе пришла — три чугунных посоха изломала, три пары железных башмаков истоптала, три каменные просвиры изглодала: все тебя, милого, искала!\" А Финист — ясный сокол крепко спит, ничего не чувствует.
Долго она плакала, долго будила его; вдруг упала ему на щеку слеза красной девицы, и он в ту же минуту проснулся. \"Ах, — говорит, — что-то меня обожгло!\" — \"Финист — ясный сокол! — отвечает ему девица. — Я к тебе пришла — три чугунных посоха изломала, три пары железных башмаков истоптала, три каменные просвиры изглодала: все тебя искала! Вот уж третью ночь над тобою стою, а ты спишь — не пробуждаешься, на мои слова не отзываешься!\"
Тут только узнал ее Финист — ясный сокол и так обрадовался, что сказать нельзя! Сговорились они и ушли от просвирни. Утром хватилась просвирнина дочь своего мужа: ни его нет, ни работницы! Стала жаловаться матери; просвирня приказала лошадей заложить и погналась в погоню. Ездила, ездила, и к трем старушкам заезжала, а Финиста — ясна сокола не догнала: его и след простыл! Очутился Финист — ясный сокол со своею суженой возле ее дома родительского; ударился он о сыру землю и сделался перышком; красная девица взяла его, спрятала за пазушку и пришла к отцу. \"Ах, дочь моя любимая! Я думал, что тебя и на свете нет; где была так долго?\" — \"Богу ходила молиться\".
А случилось это как раз около пасхи. Вот отец со старшими дочерьми собирается к заутрени. \"Что ж, дочка милая, — говорит он младшей, — собирайся да поедем: нынче день такой радостный!\" — \"Батюшка, мне надеть на себя нечего!\" — \"Надень наши уборы\", — говорят старшие сестры. \"Ах, сестрицы, мне ваши платья не по росту! Я лучше дома останусь!\"
Отец с двумя дочерьми уехал к заутрени; в эту пору красная девица вынула свое перышко. Оно ударилось об пол и сделалось прекрасным царевичем. Царевич свистнул в окошко — тут же явились и платья, и уборы, и карета золотая! Нарядились они, сели в карету и поехали. Приехали к церкви, входят, становятся впереди всех; народ дивится: какой такой царевич с царевною пожаловал?
На исходе заутрени вышли они раньше всех и уехали домой; карета пропала, платьев и уборов как не бывало, а царевич обратился перышком. Воротился и отец с дочерьми. \"Ах, сестрица! Вот ты с нами не ездила, а в церкви был прекрасный царевич с ненаглядной царевной!\" — \"Ничего, сестрицы! Вы мне рассказали — все равно что сама была!\"
На другой день опять то же, а на третий, как стал царевич с красной девицей в карету садиться, отец вышел из церкви и своими глазами увидел, что карета к его дому подъехала и пропала.
Воротился отец домой и стал младшую дочку допрашивать; она говорит: \"Нечего делать, надо признаваться!\" Вынула перышко, перышко ударилось об пол и обернулось царевичем.
Тут их и обвенчали, и свадьба была богатая...
На той свадьбе и я был, вино пил, по усам текло, а во рту не было.

Сказка № 443
Дата: 01.01.1970, 05:33

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Иван-царевич; у него было три сестры: одна Марья-царевна, другая Ольга-царевна, третья Анна-царевна. Отец и мать у них померли; умирая, они сыну наказывали: \"Кто первый за твоих сестер станет свататься, за того и отдавай - при себе не держи долго!\"
Царевич похоронил родителей и с горя пошел с сестрами во зеленый сад погулять. Вдруг находит на небо туча черная, встает гроза страшная. \"Пойдемте, сестрицы, домой!\" — говорит Иван-царевич. Только пришли во дворец, как грянул гром, раздвоился потолок, и влетел к ним в горницу ясен сокол; ударился сокол об пол, сделался добрым молодцем и говорит: \"Здравствуй, Иван-царевич! Прежде я ходил гостем, а теперь пришел сватом; хочу у тебя сестрицу Марью-царевну посватать!\" — \"Коли люб ты сестрице, я ее не унимаю — пусть с богом идет!\" Марья-царевна согласилась, сокол женился и унес ее в свое царство.
Дни идут за днями, часы бегут за часами — целого года как не бывало; пошел Иван-царевич с двумя сестрами во зеленый сад погулять. Опять встает туча с вихрем, с молнией. \"Пойдемте, сестрицы, домой!\" - говорит царевич. Только пришли во дворец, как ударил гром, распалась крыша, раздвоился потолок, и влетел орел; ударился об пол и сделался добрым молодцем: \"Здравствуй, Иван-царевич! Прежде я гостем ходил, а теперь пришел сватом!\" И посватал Ольгу-царевну. Отвечает Иван-царевич: \"Если ты люб Ольге-царевне, то пусть за тебя идет: я с нее воли не снимаю!\" Ольга-царевна согласилась и вышла за орла замуж; орел подхватил ее и унес в свое царство.
Прошел еще один год; говорит Иван-царевич своей младшей сестрице: \"Пойдем во зеленом саду погуляем!\" Погуляли немножко, и опять встает туча с вихрем, с молнией. \"Вернемся, сестрица, домой!\" Вернулись домой, не успели сесть, как ударил гром, раздвоился потолок, и влетел ворон; ударился ворон об пол и сделался добрым молодцем: прежние были хороши собой, а этот еще лучше. \"Ну, Иван-царевич, прежде я гостем ходил, а теперь пришел сватом: отдай за меня Анну-царевну!\" — \"Я с сестрицы воли не снимаю; коли ты полюбился ей, пусть идет за тебя!\" Вышла за ворона Анна-царевна, и унес он ее в свое государство.
Остался Иван-царевич один; целый год жил без сестер, и сделалось ему скучно. \"Пойду, — говорит, — искать сестриц\".
Собрался в дорогу, пошел; шел, шел и видит: лежит в поле рать-сила побитая. Спрашивает Иван-царевич: \"Коли есть тут жив человек — отзовися! Кто побил это войско великое?\" Отозвался ему жив человек: \"Все это войско великое побила Марья Моревна прекрасная королевна!\" Пустился Иван-царевич дальше, наезжал на шатры белые; выходила к нему навстречу Марья Моревна, прекрасная королевна: \"Здравствуй, царевич, куда тебя бог несет — по воле аль по неволе?\" Отвечал ей Иван-царевич: \"Добрые молодцы по неволе не ездят!\" — \"Ну, коли дело не к спеху, погости у меня в шатрах!\" Иван-царевич тому и рад; две ночи в шатрах ночевал, полюбился Марье Моревне и женился на ней.
Марья Моревна, прекрасная королевна, взяла его с собой в свое государство; пожили они вместе сколько-то времени, и вздумалось королевне на войну собираться; покидает она на Ивана-царевича все хозяйство и приказывает: \"Везде ходи, за всем присматривай, только в этот чулан не моги заглядывать!\"
Он не вытерпел: как только Марья Моревна уехала, тотчас бросился в чулан, отворил дверь, глянул, а там висит Кощей Бессмертный, на двенадцати цепях прикован. Просит Кощей у Ивана-царевича: \"Сжалься надо мной, дай мне напиться! Десять лет я здесь мучаюсь, не ел, не пил — совсем в горле пересохло!\" Царевич подал ему целое ведро воды, он выпил и еще запросил: \"Мне одним ведром не залить жажды, дай еще!\" Царевич подал другое ведро. Кощей выпил и запросил третье, а как выпил третье ведро — взял свою прежнюю силу, тряхнул цепями и сразу все двенадцать порвал. \"Спасибо, Иван-царевич! — сказал Кощей Бессмертный. — Теперь тебе никогда не видать Марьи Моревны, как ушей своих!\" И страшным вихрем вылетел в окно, нагнал на дороге Марью Моревну, прекрасную королевну, подхватил ее и унес к себе.
А Иван-царевич горько-горько заплакал, снарядился и пошел в путь-дорогу: \"Что ни будет, а разыщу Марью Моревну!\"
Идет день, идет другой, на рассвете третьего видит чудесный дворец, у дворца дуб стоит, на дубу ясен сокол сидит. Слетел сокол с дуба, ударился оземь, обернулся добрым молодцем и закричал: \"Ах, шурин мой любезный! Как тебя господь милует?\" Выбежала Марья-царевна, встретила Ивана-царевича радостно, стала про его здоровье расспрашивать, про свое житье-бытье рассказывать. Погостил у них царевич три дня и говорит: \"Не могу у вас гостить долго: я иду искать жену мою — Марью Моревну, прекрасную королевну!\" — \"Трудно тебе сыскать ее, — отвечает сокол. — Оставь здесь на всякий случай свою серебряную ложку: будем на нее смотреть, про тебя вспоминать!\" Иван-царевич оставил у сокола свою серебряную ложку и пошел в дорогу.
Шел он день, шел другой, на рассвете третьего видит дворец еще лучше первого, возле дворца дуб стоит, на дубу орел сидит. Слетел орел с дерева, ударился оземь, обернулся добрым молодцем и закричал: \"Вставай, Ольга-царевна! Милый наш братец идет!\" Ольга-царевна тотчас прибежала навстречу, стала его целовать-обнимать, про здоровье расспрашивать, про свое житье-бытье рассказывать. Иван-царевич погостил у них три денька и говорит: \"Дольше гостить мне некогда: я иду искать жену мою — Марью Моревну, прекрасную королевну!\" Отвечает орел: \"Трудно тебе сыскать ее; оставь у нас серебряную вилку: будем на нее смотреть, тебя вспоминать!\" Он оставил серебряную вилку и пошел в дорогу.
День шел, другой шел, на рассвете третьего видит дворец лучше первых двух, возле дворца дуб стоит, на дубу ворон сидит. Слетел ворон с дуба, ударился оземь, обернулся добрым молодцем и закричал: \"Анна-царевна! Поскорей выходи, наш братец идет!\" Выбежала Анна-царевна, встретила его радостно, стала целовать-обнимать, про здоровье расспрашивать, про свое житье-бытье рассказывать. Иван-царевич погостил у них три денька и говорит: \"Прощайте! Пойду жену искать — Марью Моревну, прекрасную королевну!\" Отвечает ворон: \"Трудно тебе сыскать ее; оставь-ка у нас серебряную табакерку: будем на нее смотреть, тебя вспоминать!\" Царевич отдал ему серебряную табакерку, попрощался и пошел в дорогу.
День шел, другой шел, а на третий добрался до Марьи Моревны. Увидала она своего милого, бросилась к нему на шею, залилась слезами и промолвила: \"Ах, Иван-царевич! Зачем ты меня не послушался — посмотрел в чулан и выпустил Кощея Бессмертного?\" — \"Прости, Марья Моревна! Не поминай старого, лучше поедем со мной, пока не видать Кощея Бессмертного — авось не догонит!\" Собрались и уехали.
А Кощей на охоте был; к вечеру он домой возвращается, под ним добрый конь спотыкается: \"Что ты, несытая кляча, спотыкаешься? Али чуешь какую невзгоду?\" Отвечает конь: \"Иван-царевич приходил, Марью Моревну увез!\" — \"А можно ли их догнать?\" — ?,Можно пшеницы насеять, дождаться, пока она вырастет, сжать ее, смолотить, в муку обратить, пять печей хлеба наготовить, тот хлеб поесть да тогда вдогон ехать - и то поспеем!\"
Кощей поскакал, догнал Ивана-царевича. \"Ну, - говорит, - первый раз тебя прощаю за твою доброту, что водой меня напоил, и в другой раз прощу, а в третий берегись - на куски изрублю!\" Отнял у него Марью Моревну и увез; Иван-царевич сел на камень и заплакал.
Поплакал-поплакал и воротился назад за Марьей Моревной, а Кощея Бессмертного опять дома не случилося. \"Поедем, Марья Моревна!\" - \"Ах, Иван-царевич! Он нас догонит!\" - \"Пускай догонит, мы хоть часок-другой проведем вместе!\" Собрались и уехали. Кощей Бессмертный домой возвращается, под ним добрый конь спотыкается: \"Что ты, несытая кляча, спотыкаешься? Али чуешь какую невзгоду?\" - \"Иван-царевич приходил, Марью Моревну с собой взял!\" - \"А можно ли догнать их?\" - \"Можно ячменю насеять, подождать, пока он вырастет, сжать-смолотить, пива наварить, допьяна напиться, до отвала выспаться да тогда вдогон поехать - и то поспеем!\"
Кощей поскакал, догнал Ивана-царевича: \"Ведь я же говорил, что тебе не видать Марьи Моревны, как ушей своих!\" Отнял ее и увез к себе.
Остался Иван-царевич один, поплакал-поплакал и снова воротился за Марьей Моревной; на ту пору Кощея опять дома не случилося. \"Поедем, Марья Моревна!\" - \"Ах, Иван-царевич! Ведь он догонит, тебя в куски изрубит!\" - \"Пускай изрубит! Я без тебя жить не могу!\" Собрались и поехали.
Кощей Бессмертный домой возвращается, под ним добрый конь спотыкается: \"Что ты спотыкаешься? Али чуешь какую невзгоду?\" - ,Иван-царевич прихехал, Марью Моревну с собой взял!\"
Кощей поскакал,догнал Ивана-царевича, изрубил его в мелкие куски, положил в смолёную бочку, скрепил железными обручами и бросил в синее море, а Марью к себе увез.
В то самое время у зятьев Ивана цевича серебро почернело.
\"Ах, - говорят они, - видно беда приключилася!\" Орел бросился на сине море, схватил и вытащил бочку на берег, сокол полетел за живой водой, а ворон за мертвою. Слетелись все трое в одно место, разбили бочку, вынули куски Ивана-царевича, перемыли и склали, как надобно. Ворон брызнул мертвой водой - тело срослось, соединилось; сокол брызнул живой водой - Иван-царевич вздрогнул, встал и говорит: \"Ах, как я долго спал!\" - \"Еще бы дольше проспал, если б не мы! - отвечали зятья. - Пойдем теперь к нам в гости!\" - \"Нет, братцы! Я пойду искать Марью Моревну!\"
Приходит к ней и просит: \"Разузнай у Кощея Бессмертного, где он достал такого доброго коня!\"
Вот Марья Моревна выбрала добрую минуту и стала Кощея выспрашивать. Кощей сказал: \"За тридевять земель, в тридесятом царстве, за огненной рекою живет Баба Яга; у нее есть такая кобылица, на которой она каждый день вокруг света облетает. Много у нее и других славных кобылиц; я у нее три дня пастухом был, ни одной кобылицы не упустил, и за то Баба Яга дала мне одного жеребеночка\". - \"Как же ты через огненную реку переправился?\" - \"А у меня есть такой платок - как махну в правую сторону три раза, сделается высокий-высокий мост, и огонь его не достанет!\"
Марья Моревна выслушала, пересказала все Иван-царевичу и платок ему отдала.
Иван-царевич переправился через огненную реку и пошел к Бабе Яге. Долго шел он не пивши, не евши, и попалась ему навстречу заморская птица с малыми детками. Иван-царевич говорит: \"Съемка я одного цыпленочка!\" - \"Не ешь, Иван-царевич! - просит заморская птица. - В некоторое время я пригожусь тебе!\" Пошел он дальше; видит в лесу улей пчел. \"Возьму-ка я, - говорит, - сколько-нибудь медку!\" Пчелиная матка просит: \"Не тронь моего меду, Иван-царевич! В некоторое время я тебе пригожусь!\" Он не тронул и пошел дальше; попадает ему навстречу львица со львенком. \"Съем я хоть этого львенка - есть так хочется, даже тошно стало!\" - \"Не тронь, Иван-царевич, - просит львица. - В некоторое время я тебе пригожусь!\" - \"Хорошо, пусть будет по-твоему!\"
Побрёл голодный; шел, шел - стоит дом Бабы Яги, кругом дома двенадцать шестов, на одиннадцати шестах по человеческой голове, только один незанятый. \"Здравству\" , бабушка!\" - \"Здравствуй, Иван-царевич! Почто пришел - по своей доброй воле аль по нужде?\" - \"Пришел заслужить у тебя богатырского коня!\" - \"Изволь, царевич! У меня ведь не год служить, а всего-то три дня; если упасешь моих кобылиц - дам тебе богатырского коня, а если нет, то не гневайся - торчать твоей голове на последнем шесте!\"
Иван-царевич согласился, Баба Яга его накормила-напоила и велела за дело приниматься.
Только выгнал он кобылиц в поле, кобылицы задрали хвосты и все врозь по лугам разбежались; не успел царевич глазами вскинуть, как они совсем пропали. Тут он заплакал-запечалился, сел на камень и заснул. Солнышко уже на закате, прилетела заморская птица и будит его: \"Вставай, Иван-царевич! Кобылицы дома!\"
Царевич встал, воротился домой, а Баба Яга и шумит и кричит на своих кобылиц: \"Зачем вы домой воротились?\" - \"Как же нам было не воротиться? Налетели птицы со всего света, чуть нам глаза не выклевали!\" - \"Ну, вы завтра по лугам не бегайте, а рассыптесь по дремучим лесам!\"
Переспал ночь Иван-царевич, наутро Баба Яга ему говорит: \"Смотри, царевич, если не упасешь кобылиц, если хоть одну потеряешь - быть твоей головушке на шесте!\"
Погнал он кобылиц в поле, они тотчас задрали хвосты и разбежались по дремучим лесам. Опять сел царевич на камень, плакал, плакал да и уснул. Солнышко село за лес, прибежала львица: \"Вставай, Иван-царевич! Кобылицы все собраны!\"
Иван-царевич встал и пошел домой; Баба Яга пуще прежнего и шумит и кричит на своих кобылиц: \"Зачем домой воротились?\" - \"Как же нам было не воротиться? Набежали лютые звери со всего света, чуть нас совсем не разорвали!\" - \"Ну, вы завтра забегите в сине море!\"
Опять переспал ночь Иван-царевич; наутро посылает его Баба Яга кобылиц пасти: \"Если не упасешь - быть твоей буйной головушке на шесте!\"
Он погнал кобылиц в поле, они тотчас задрали хвосты, скрылись с глаз и забежали в сине море - стоят в воде по шею. Иван-царевич сел на камень, заплакал и уснул. Солнышко за лес село, прилетела пчелка и говорит: \"Вставай, царевич! Кобылицы все собраны; да как воротишься домой, Бабе Яге на глаза не показывайся, пойди в конюшню и спрячься за яслями. Там есть паршивый жеребенок - в навозе валяется; ты возьми его и в глухую полночь уходи из дому!\"
Иван-царевич встал, пробрался в конюшню и улегся за яслями, а Баба Яга и шумит и кричит на своих кобылиц: \"Зачем воротились?\" - \"Как же нам было не воротиться? Налетело пчел видимо-невидимо со всего света и давай нас со всех сторон жалить до крови!\"
Баба Яга заснула, а в самую полночь Иван-царевич взял у нее паршивого жеребенка, оседлал его, сел и поскакал к огненной реке. Доехал до той реки, махнул три раза платком в правую сторону - и вдруг, откуда ни взялся, повис через реку высокий, славный мост. Царевич переехал по мосту и махнул платком на левую сторону только два раза - остался через реку мост тоненький-тоненький...
Поутру пробудилась Баба Яга - паршивого жеребенка видом не видать! Бросилась в погоню; во весь дух в железной ступе скачет, пестом погоняет, помелом след заметает! Прискакала к огненной реке, взглянула на мост и думает: \"Хорош мост!\" Поехала по мосту, только добралась до середины - мост обломился, и Баба Яга чубарах в реку... Тут ей и лютая смерть приключилась!
А Иван-царевич откормил жеребенка в зеленых лугах - превратился паршивый жеребенок в чудного коня! И вот приезжает царевич к Марье Моревне; она выбежала, бросилась к нему на шею: \"Как тебя бог воскресил?\" - \"Так и так, - говорит. - Поедем со мной!\" - \"Боюсь, Иван-царевич! Если Кощей догонит, быть тебе опять изрубленному!\" - \"Нет, не догонит! Теперь у меня славный богатырский конь, словно птица летит!\" Сели они на коня и поехали.
Кощей Бессмертный домой возвращается, под ним конь спотыкается. \"Что ты, несытая кляча, спотыкаешься? Али чуешь какую невзгоду?\" - \"Иван-царевич приезжал, Марью Моревну увез!\" - \"А можно ли их догнать?\" - \"Кто знает! Теперь у Ивана-царевича конь богатырский получше меня!\" - \"Нет, не утерплю, - говорит Кощей Бессмертный, - поеду в погоню!\"
Долго ли, коротко ли - нагнал он Ивана-царевича, соскочил наземь и хотел было разрубить его острой саблею, но в ту пору конь Ивана-царевича ударил со всего размаху копытом Кощея Бессмертного и размозжил ему голову, а царевич доконал его палицей... После того собрал царевич груду дров, развел огонь и спалил Кощея Бессмертного на костре, а пепел его пустил по ветру.
Марья Моревна села на коня Кощея, а Иван-царевич на своего, и поехали они в гости сперва к ворону, потом к орлу, а там и к соколу. Куда ни приедут, всюду встречают их с радостью: \"Ах, Иван-царевич, а уж мы не чаяли тебя увидеть! Ну, да недаром же ты хлопотал: такой красавицы, как Марья Моревна, во всем свете поискать - другой не найти!\"
Погостили они, попировали и поехали в свое царство; приехали и стали жить-поживать, добра наживать да медок попивать.

Сказка № 442
Дата: 01.01.1970, 05:33

Жили-были старик со старухой, и имели они шесть сыновей, а седьмая была дочка - Аленушкой звать. Вот уезжают сыновья пахать поле и говорят матери: \"Обед нам принесите!\" - \"А где же вы будете пахать?\" - спрашивает мать. \"Под лесом. Да мы борозду пропашем от дома до того места, где будем пахать: Аленушка по ней пойдет и нас найдет\".
А черт все это услыхал и эту борозду запахал, а к себе новую припахал. Аленушка шла по борозде и пришла к черту. Черт схватил ее и не выпускает. А братья и говорят: \"Вот, обещали обед принести и не приносят. Придется без обеда пахать\".
Приезжают они вечером домой и говорят матери: \"Что же нам обед не принесли?\" - \"Да как же, - говорит мать, - ведь Аленушка понесла вам обед. Я думала, что она с вами приедет\". - \"Так где же она есть? - спрашивают братья. - Надо идти ее искать!\"
И пошли они по борозде и пришли к черту, а там Аленка. Она и говорит: \"Ах, братья, зачем вы пришли сюда, вас черт убьет! Уходите\". Но они не ушли: решили бороться с чертом. И вот приходит черт. \"Ох, хлопцы собрались! Биться или мириться?\" - спрашивает. \"Биться!\" - они ответили. Схватил черт их всех шестерых и в погреб железный бросил.
А мать с отцом дожидались, дожидались, а их все нет. И вот как-то пошла мать на реку полоскать белье и видит: катится беленький горошек по дороге. Она подняла и съела его. И родила мальчика, и назвали его Покати-горошек. Покати-горошек быстро вырос и один раз пошел с отцом колодец копать. Копали они, копали и докопали до огромного камня. Отец и говорит: \"Надо позвать двух человек камень выбросить\".
Нашел отец двух человек и идет с ними к колодцу, а Покати-горошек схватил этот огромный камень и как бросит! Чуть не упал камень на отца и тех двоих, которые шли на помощь. Люди перепугались и убежали, а отец только удивился, что сын такой сильный.
Пошел Покати-горошек с отцом обедать. А за столом спрашивает: \"А у меня братья или сестры были?\" - \"Как же, были, — говорит мать, — шесть братьев и одна сестра Аленка\". — \"А где же они?\" — спрашивает Покати-горошек. \"Пропали. Сначала пропала Аленка, а потом братья пошли ее искать и сами пропали\". — \"О! Тогда я пойду их искать, — сказал Покати-горошек, — и пока их не найду, не вернусь домой\". — \"Что ты, сыночек, их шестеро пошло, и пропали, а ты один пойдешь!\"
Но Покати-горошек все равно решил идти искать свою сестру Аленку и братьев. Сковал он меч по своей силе и пошел.
Идет он по дороге и видит: один человек раздвигает две горы. Покати-горошек удивился, подошел к человеку и говорит: \"Здорово, добрый молодец! Что ты делаешь?\" — \"Да вот дорогу делаю\". — \"А куда ты пойдешь?\" — \"В свет, счастья искать!\" — \"Давай пошли вместе!\" Вот они идут, Покати-горошек и спрашивает: \"А как тебя зовут?\" — \"Сверни-гора, — тот отвечает, — а как тебя?\" — \"Покати-горошек\".
Идут они по дороге и решили свернуть в лес. Идут они по лесу и видят человека: как рукой махнет — дубы валятся. Удивились они, что он такой сильный, подошли и говорят: \"Здорово, добрый человек! Что же ты делаешь?\" — \"Дорогу через лес\". — \"А куда ты пойдешь?\" — \"В свет, счастья искать\". — \"А как тебя зовут?\" — \"Верти-дуб\". — \"Так давай пошли с нами!\" — \"А вас как зовут?\" — \"Покати-горошек и Сверни-гора\".
Пошли они дальше; вышли из леса и подходят к реке. Глядят: человек стоит; как махнул головой — реки не стало. Удивились они, подошли к нему и говорят: \"Здорово, добрый человек! А что делаешь?\" — \"Воду высушиваю, чтобы пройти через реку\". — \"А куда пойдешь?\" — \"В свет, счастья искать\". — \"Так давай пошли с нами!\" Идут они, а Покати-горошек спрашивает: \"Как тебя зовут?\" — \"Крути-ус. А вас как?\" - \"Покати-горошек, Верти-дуб, Сверни-гора\".
Идут они по дороге дальше и видят лес; свернули в лес и идут по лесу. Идут, идут и видят: стоит избушка. Зашли в нее, а там никого нет. И решили они пожить в этой избушке. Разложили свои сумки и легли отдохнуть. Когда встали, Покати-горошек и говорит: \"Сверни-гора, оставайся дома по хозяйству, а мы пойдем охотиться в лес\".
Сверни-гора остался дома, настряпал всего и лег отдохнуть. Только лег Сверни-гора, слышит — кто-то кричит: \"Отопри!\" А Сверни-гора и отвечает: \"Не велик пан, отвори и сам!\" Дверь открылась, и опять кто-то кричит: \"Пересади меня через порог!\" — \"Не большой пан, перевалишь и сам!\"
Вошел кто-то. Сверни-гора глядит и удивляется: сам маленький, а борода на сажень по полу тянется. Вот ходил, ходил он по избушке, потом как схватил Сверни-гору, вырезал ему из спины ремень и повесил его на гвоздь, а сам сел, все съел и ушел. Сверни-гора крутился, вертелся на гвозде и упал. Сразу схватился варить обед. Когда все вернулись, обед был еще не готов, но Сверни-гора не говорит, что к нему приходил дедок. Покати-горошек спрашивает: \"Почему опоздал с обедом?\" — \"Я немножко уснул!\" На другое утро Покати-горошек и говорит: \"Верти-дуб, останешься обед варить!\"
Верти-дуб остался дома. Нажарил-напарил всего и лег отдыхать. Только лег, слышит — кто-то кричит: \"Отопри!\" А Верти-дуб и отвечает: \"Не велик пан, отвори и сам!\" Дверь открылась и опять кто-то кричит: \"Пересади меня через порог!\" — \"Не большой пан, перевалишь и сам!\"
Пошел дедок. Верти-дуб глядит и удивляется: сам маленький, а борода на сажень по полу тянется. Вот ходил, ходил он по избушке, потом как схватил Верти-дуба, вырезал ему из спины ремень и повесил его на гвоздь, а сам сел, все съел, что было нажарено-напарено, и ушел. Верти-дуб крутился, вертелся на гвозде и упал. Сразу схватился варить обед. Когда все вернулись, обед еще не был готов. И он не сказал про дедка. А Покати-горошек и спрашивает: \"Почему опоздал с обедом?\" — \"Да я немножко уснул\". На другое утро Покати-горошек и говорит: \"Крути-ус, останешься ты обед варить\".
Вот остался Крути-ус. И с ним то же случилось, как со Сверни-горой и Верти-дубом. На четвертый день варить обед остался сам Покати-горошек. Нажарил-напарил всего и лег отдохнуть. Только лег, слышит — кричит кто-то: \"Отопри мне!\" Соскочил Покати-горошек с кровати, отворил дверь и видит — что за чудо! За дверью стоит дедок: сам маленький, а борода на сажень тянется. \"Пересади меня через порог\", — говорит дедок. Покати-горошек пересадил его через порог, а дедок ходит по избушке и ворчит; уже руку протянул, хотел Покати-горошка схватить, а Покати-горошек увидел и как схватил его за бороду да потащил за двери. Притянул дедка к дубу, вщемил его в дуб, чтобы он не вылез, и еще в нос ему дал. Уходит Покати-горошек и говорит: \"Посиди, пока я не приду!\"
Приходят все на обед, а Покати-горошек им все рассказал. А потом говорит: \"Пойдем: я вам чудо покажу\".
Пришли на то место, где был дедок, и видят, что ни дуба, ни дедка нет. Тогда и другие рассказали, что дедок приходил к ним и поедал обеды, да еще по ремню из спины вырезал. \"Ах вот он какой, — говорит Покати-горошек, — тогда пошли его искать!\"
И они пошли. А когда дедок тянул дуб за собой, остался след... Шли они, шли и подошли к яме. Покати-горошек говорит: \"Давайте канат плести!\"
Сплели канат с руку толщиной. Покати-горошек и говорит: \"Ну-ка, Сверни-гора, накручивай канат и спускайся в яму\". А Сверни-гора: \"А ну его, не полезу!\" И другие тоже, как Сверни-гора, отказались. Тогда Покати-горошек и говорит: \"Спустите меня!\"
Упустили они Покати-горошка в яму. Идет он и видит город, а в нем трактиры, тротуары, электричество... Только солнца нет. Вот идет он, а навстречу королевна — и говорит: \"Ох, молодой человек, как вы сюда попали?\" А он отвечает: \"Как попал, так и попал. А вы как попали?\" — \"А меня, — говорит королевна, — черт схватил и в неволе держит!\" — \"Ну ничего, я вас отсюда вызволю!\" — \"А вот вас черт убьет! Он очень сильный. Он даже дуб вырвал!\" — \"Покажи, где он есть\", — просит Покати-горошек. \"Вот в этом доме\", — она говорит.
Подошел Покати-горошек к дому, открыл дверь и видит — в доме дедок. Увидел дедок Покати-горошка и кричит: \"Биться аи мириться?\" — \"Биться! Выходи, иначе я дом сломаю!\"
Покати-горошек как махнул своей саблей, сразу и убил дедка. Подошел к королевне и говорит: \"Пошли!\" А она: \"Идем в его палаты и возьмем добра!\"
Так они и сделали. Потом Покати-горошек повел королевну к яме. Пришли, Покати-горошек как крикнет: \"Эй, друзья, вы здесь? Если да, так опускайте канат!\" Они опустили канат. Покати-горошек навязал на канат мешок золота и сказал, что это Сверни-горе. И все получили по мешку золота. А потом он и кричит: \"А это мне!\"
Когда друзья подняли наверх и увидели королевну, сразу же решили убить Покати-горошка. А Покати-горошек решил вместо себя привязать камень. Привязал он камень на канат, а сам стал в сторону. Друзья дотащили канат до половины ямы и отпустили. Камень упал и чуть не убил Покати-горошка. \"Что же делать?\" — думает Покати-горошек. А тут буря нагрянула. Куда деваться? Он встал под дуб и стоит. А на дубе было гнездо, в гнезде воронята начали кричать. Покати-горошек взял и накрыл воронят. Когда буря утихла, прилетел на дуб большой ворон и спрашивает детей: \"Кто вас спас?\" — \"А ты не съешь его?\" — \"Нет, покажите!\" — \"Вот он стоит под дубом!\"
Подлетел ворон к Покати-горошку и говорит: \"Вы моих детей спасли! Когда я улетаю в чужие страны и прилетаю назад, детей живых уже не нахожу. Они умирают во время бури. А вы их спасли. Что вы хотите за это? Я все сделаю!\" — \"Я хочу на тот свет\", — ответил Покати-горошек. \"Тяжелое задание, но я выполню. Садитесь на меня, я вынесу вас из ямы!\" Ну, и вынес ворон Покати-горошка на этот свет.
Пошел Покати-горошек по дороге и видит лес; свернул он в лес, видит: стоит изба. Зашел он в нее: сидит за столом красна девица и шьет. Завидела она его и заплакала: \"Ох, милый человек, зачем вы сюда пришли? Вас же черт убьет\". — \"Нет, что вы!\" — говорит Покати-горошек.
И вот появился черт, а он был брат того дедка, которого Покати-горошек убил, и говорит: \"Биться али мириться, хлопец, пришел?\" — \"Биться!\" И как махнет своей саблей и убил черта!
Красна девица начала его благодарить. \"Как вы попали сюда?\" — спрашивает Покати-горошек. \"А я уже давно у него. Я несла братьям кушать, а черт меня схватил. У меня было шесть братьев. Они пошли меня искать, и их черт схватил. Теперь они в погребе. Надо их вызволить: ключ от погреба у черта!\"
Покати-горошек схватил ключ, взял красну девицу за руку, и пошли они к погребу. Отомкнул Покати-горошек погреб и кричит: \"Эй, вы живы?\" — \"Чуть живы!\"
Нашел он в погреб, вывел их и привел домой. А мать с батькой так рады, что Покати-горошек, дочка и шесть сыновей вернулись домой! Но Покати-горошек не захотел сидеть дома, решил идти искать королевну. И мать просила, чтоб остался дома, но он все равно пошел.
Вот идет он по дороге и видит лес. Свернул в лес и идет по лесу. Уже и ночь скоро, а где спать — нет места. Залез он на дерево и переночевал; утром пошел дальше. Идет он, идет и видит: стоит избушка. Подходит он к избушке, слышит шум. \"О!—думает,—это же мои друзья Сверни-гора, Верти-дуб и Крути-ус спорят, кому достанется королевна\". Входит он в избушку, они как увидели его, сразу тихо стало, испугались: как это так, ведь они оставили его в яме! Как он выбрался? Сидят и дрожат. А Покати-горошек и говорит: \"Не бойтесь, хоть вы меня и обманули и хотели убить, но я вас прощаю. Я возьму королевну и уйду!\"
Взял Покати-горошек королевну, вернулся домой и женился на ней. Стал жить-поживать да добра наживать.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2017