• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
22 Ноября 2017 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]





Сказки Ангольские
Сказка № 3907
Дата: 01.01.1970, 05:33
Жили-были антилопа Сеша и Лев. Лев был хозяином, а Сеша находился у него в услужении. У каждого было по пять коробок спичек, чтобы зажигать огонь. Но вот у Сеши все спички кончились, а у Льва ещё две коробочки остались, но он их спрятал.
- Эй, племянничек, спички у нас кончились.. Теперь мы не сможем зажечь очаг, если ты не сходишь за огнём. Сбегай быстренько в-о-о-н туда, видишь, где горит? - сказал Лев, указывая на солнце, приблизившееся к горизонту.
Сеша бросился бежать, исполняя приказ Льва. Но сколько он ни бежал, до солнца так и не добрался. Усталый и голодный вернулся Сеша домой.
- Дядюшка, я не принёс огня, не смог добежать до того места, которое ты мне показал,- свалившись с ног от усталости, сказал Сеша.
- Почему же ты не побежал дальше?
- Я бежал, дядюшка, бежал очень долго, но до того места оставалось ещё далеко-далеко.
Пока бедный Сеша, вытянув ноги, лежал, отдыхая после долгого пути, Лев приготовил себе еду и поел. Сеше он ничего не оставил.
- Ну, племянничек, сбегай-ка ещё раз за огнём, а то мы опять останемся голодными. Да, смотри, не ленись. Беги до тех пор, пока не добежишь до огня,- сказал Лев на следующий день.
И Сеша снова помчался в ту сторону, где было видно заходящее солнце. Но где там! Разве добежишь до него! И снова, падая с ног от усталости, Сеша возвратился домой.
- Дядюшка, опять я не достал огня! Бежал, бежал, бежал, но добраться до этого места так и не сумел! Чем больше я приближался, тем дальше от меня уходил этот огонь! Я чуть не плакал от досады! У меня еле хватило сил вернуться обратно!
- Эх ты! Разве я не говорил тебе, что нужно бежать без остановки, чтобы добежать туда! - сердито сказал Лев.
Бедный Сеша заснул голодным. А Лев опять разжёг огонь, сварил своё любимое кушанье из фасоли, поел досыта и спокойно лёг спать.
На третий день Лев уже совсем сердито сказал:
- Сеша, если так будет продолжаться, мы умрём от голода! Отправляйся ещё раз туда, куда я тебе сказал. Поторапливайся! Слышишь?
И Сеша - гоп-гоп-гоп! - снова поскакал доставать огонь. Но, очень ослабев от голода и усталости за прошлые дни, он пробежал ещё меньше, чем накануне. Пять дней бежал он, исхудал так, что его узнать нельзя было. В конце пятого дня Сеша, возвращаясь, увидел хижину, возле которой сидела старушка и курила трубку.
- Куда это ты так спешишь? - спросила она.
- Я бегал за огнем, бабушка! Я живу вместе с господином Львом. У каждого из нас было но пять коробок спичек, но теперь они кончились. Поэтому господин Лев послал меня за огнём вон туда...- И Сеша показал на солнце.
- Что ты, внучек! Это вовсе не огонь! Это солнце! Неужели ты такой глупый!
- Как? Разве это не огонь? А я-то целых пять дней бежал и бежал туда! Я так устал, я такой голодный, бабушка!
Старушка пожалела Сешу и накормила его. Когда усталый Сеша поел и отдохнул, старушка направилась к высокому-превысокому баобабу, который рос поблизости.
- Я пойду посмотрю, что делает твой господин Лев. А ты подожди меня здесь,- сказала старушка.
Влезла она на высокий-превысокий баобаб и, воспользовавшись своей волшебной силой, подсмотрела, что делает Лев. А Лев стоял возле горящего очага и готовил себе еду.
- Внучек мой, знаешь, что без тебя делает твой господин? Готовит себе еду! Видишь, как он над тобой зло подшутил! Значит, спички-то у него есть. Ну подожди, теперь мы посмеёмся над ним! - сказала старушка, вернувшись домой.
Взяла она большой калебас, пальмовые листья, глину разных цветов и сделала страшную маску. Надев её на голову Сеше, она велела ему:
- Вот так иди к Льву. Как только дойдешь до его дома, начни петь громким голосом:
Кто здесь живет, Кто здесь живет? Кто бы он ни был - Я его съем!
И вот Сеша, с маской на голове, прискакал к Льву. А Лев в это время, ничего не подозревая, стряпал на огне кушанье. Сеша приблизился к хижине и запел:
Кто здесь живет,
Кто здесь живет?
Кто бы он ни был -
Я его съем!
Увидав такое чудовище, Лев бросился бежать. А обрадованный Сеша съел все его кушанья. Потом он сбегал к старушке, чтобы вернуть ей маску, и как ни в чем не бывало явился к Льву.
Лев встретил его жалобными воплями:
- Племянничек мой, племянничек, если бы ты знал, что со мной случилось! Сидел я спокойно дома, и вдруг появилось какое-то страшное животное! Такое страшное, какого я еще никогда ве видывал! И мне пришлось убежать! Одно только хорошо, что это животное зажгло в очаге огонь...
- Что это за животное было? - сочувственно спросил Сеша.
- Разве я знаю! Оно было такое страшное, такое уродливое! Голова круглая, рога длинные, вокруг морды растрёпанные волосы, на морде какие-то полосы...
- А почему же ты его не прогнал? Ведь ты такой храбрый!
- Да что ты! Как его прогнать? Такое страшное животное! Если бы ты его увидел, ты бы умер от страха!
Три раза Сеша пугал таким образом Льва, являясь к нему в маске, и три раза Лев удирал в ужасе. На четвёртый раз, по совету старушки, Сеша выкопал на дороге, по которой убегал Лев, глубокую яму и воткнул в дно несколько остроконечных копий.
Спасаясь бегством от страшного зверя, Лев угодил в яму и напоролся на острые копья. Сеша пришел туда, увидел Льва и прикончил его ударом рогов. А потом побежал к старушке. Она приютила Сешу, и он до конца жизни жил у неё.

Сказка № 3906
Дата: 01.01.1970, 05:33
Сколько лет прошло с тех пор? Никто не знает. Одно только можно сказать с уверенностью, что описываемые события произошли в очень давние времена, еще задолго до того, как на эту землю пришли португальцы.
И несмотря на то что множество прошедших лет заслонили собою главное действующее лицо, старинная легенда подтверждает существование Банго а Мусунго.
Он был властелином той огромной части ангольской земли, которая и сегодня еще носит его имя, он владел безраздельно всеми просторами степей и лесов, водами рек, людьми и богатствами. У него было двенадцать жен, и народ, устрашенный жестокой властью, беспрекословно ему подчинялся. Он был велик, велик во всем - и в храбрости, и в гневе. Его могущество было равно его славе и его жестокости. Все говорили о нем, но только с ужасом.
Желания вождя обычно граничили с безумием. Рабы никогда не вызывали у него жалости. Он считал их низшими тварями, дикими животными, ничем не отличавшимися от тех, за которыми он гонялся на охоте. А почему? Потому что он приобретал их слишком легко - или в обмен на таких же неразумных тварей, или во время частых набегов и сражений с другими племенами. В его распоряжении всегда было сколько угодно человеческих жизней. И всех людей он, великий повелитель, в своей неукротимой жестокости презирал. Поэтому каждый раз, садясь на трон или поднимаясь с него, он опирался на два жезла, имевших очень острые концы. Под тяжестью могучего тела вождя эти острия вонзались в сердца двух рабов, простертых на земле по обе стороны его трона. И таким образом ежедневно он дважды приносил богам в жертву столько людей, сколько раз опускался на трон и вставал с него. Но Банго а Мусунго не придавал этому никакого значения. Количество рабов не уменьшалось. Погибали одни, а вместо них немедленно появлялись другие.
Он, будто окаменев, не ведал человеческих чувств. Не знал ни раскаяния, ни сожаления. Что значили для него чьи-то человеческие жизни? Разве не убивал он во множестве буйволов, антилоп, диких кабанов и других животных? И разве нельзя точно так же убивать и людей? И он убивал их, убивал без конца, находя в убийствах отраду.
В безрассудной покорности его подданные терпели все. Слова осуждения не произносились иначе как шепотом. Люди знали: прояви кто хоть признаки недовольства, тотчас будет казнен. И так как никто не решался открыто обвинить вождя в жестокости, смерти следовали одна за другой. Ужас сковал людей. Властелин Банго а Мусунго был для них воплощением сил зла и богом смерти.
Однажды, когда от бесчисленных жертв вокруг трона вождя покраснела земля, странная мысль пришла в голову властелина: почему убитые им люди не возвращаются, чтобы упрекнуть его или отомстить ему? Может быть, потому, что в том мире им очень нравится? Если их души не приходят мстить, значит, на том свете они нашли желанное убежище... Радуются и благодарят повелителя, убившего их... Значит, Банго а Мусунго, когда умрет и будет похоронен, сможет, если станет властелином страны мертвых... властелином вполне счастливого народа, властелином всех людей, убитых им... сможет получить еще большую власть, чем имеет сейчас. А тогда его слава распространится еще дальше и на весь, не только земной, но и подземный мир.
Он размышлял, размышлял очень долго. И как во мраке ночи в морских волнах зажигаются непонятные огни, так из тяжкого и долгого раздумья в голове вождя возникло неожиданное решение: он велит построить себе подземное жилище. Оно будет просторным и глубоким, в нем будет место для приготовления пищи, для очага... Туда отнесут необходимые съестные припасы и питье, и там, под землей, он будет жить вместе с одной из многочисленных жен и с двумя рабами. Если бог берет умерших людей на небо, наверх, и повелевает ими, то почему же он не сможет послать Банго а Мусунго повелевать внизу, под землей?
И вот однажды ночью, когда люди мирно спали, он приказал трубить в рога, решив немедленно сообщить всем о своем намерении и услышать мнение народа. Огромная толпа послушно собралась у священного дерева. ЛюДи, протирая сонные глаза, терялись в догадках. О чем таком важном в ночное время собирается сообщить им великий вождь? Может, начинается война с кем-нибудь или он замышляет очередное истребление рабов?
Наконец в сопровождении двух главных советников появился Банго а Мусунго. Он сел на деревянный трон и медленно, торжественно объявил о своем последнем решении.
Величественный вид вождя, озаренного факелами, вызывал ужас. Толпа собравшихся у священного дерева была похожа на огромный муравейник. Прижимаясь друг к другу, люди настороженно слушали непонятную, удивительную речь, отдельные слова которой время от времени повторял один из советников.
Люди слушали, и удивление, охватившее их, сменялось страхом, а страх - оцепенением. Они никак не могли понять, что же задумал их вождь, зачем все ото ему понадобилось. Не обезумел ли великий вождь Банго а Мусунго?
Духи предков, сказал Банго а Мусунго, открыли ему великую тайну. Неведомый мир, мир подземный - это мир, где продолжает жить тот, кто умирает на земле. Наверху, на небе,- и все это знают,- существует мир, управляемый богом. Но никому не известно,- ему тоже до сих пор не было известно,- что под землей существует еще один мир. И пусть никто не сомневается в этом, духи сказали - значит, так и есть. А если кому-нибудь нужно доказательство, вот оно: ведь мертвые никогда не возвращаются на землю, даже чтобы свести с кем-нибудь счеты... Именно потому не возвращаются, что чувствуют себя хорошо под землей, там они находят то, чего не могли найти на земле. И править этим миром отныне будет он, Банго а Мусунго.
Все, что он говорит,- это истина, великая истина! Люди должны верить. Это не мечты, не выдумки какие-нибудь, нет! Это истина, великая истина, открытая ему духами предков. Он размышлял об этом, размышлял много ночей и дней. Наконец принял решение: он возложит на себя тяжкую обязанность управлять подземным миром, потому что предки выбрали именно его! Он - первый человек, которому предопределена такая миссия. А почему именно его выбрали духи? Этого он не знает. Может быть, за его могущество, может быть, за отвагу... В конце концов, что сделано - то сделано, он назначен управлять неизвестным, подземным миром. Бог будет продолжать властвовать на небе, а под землей - единственным владыкой станет он, Банго а Мусунго. Поэтому он призывает завтра же начать строить для него царское подземное жилище.
Люди дослушали до конца, все еще не веря своим ушам.
Но старейшины немедленно подобострастно одобрили решение своего вождя, великого Банго а Мусунго, стать отныне владыкой подземного мира, одобрили его желание выполнить волю своих далеких предков. И тогда народ, в таком же притворном согласии, возгласами горячего одобрения пожелал вождю нового счастливого царствования.
Банго а Мусунго вне себя от радости поблагодарил подданных, поздравлявших его, и пообещал быть величайшим властелином, еще более великим, чем был он до сих пор здесь, на земле. И вождь велел раздать всем калебасы со сладким, опьяняющим вином из перебродившего маиса и меда.
На следующий день Банго а Мусунго призвал людей и приказал им копать яму. Глубокая и широкая, росла и росла она на глазах изумленных подданных. Вот уже появились отдельные залы, а будущее жилище Банго а Мусунго все увеличивалось, ошеломляя невиданными размерами. Люди ходили вокруг и не верили глазам. Заглядывая в черную глубину подземелья, каждый спрашивал себя: неужели это правда, неужели на самом деле в этой пропасти скроется Банго а Мусунго?
Все с нетерпением ждали окончания работы, боясь лишь одного: чтобы Банго а Мусунго не изменил своего решения, не передумал. Глухая ненависть давно уже поднималась против него в душах подданных.
И вот настала желанная ночь. Работа была окончена. Во мраке виднелись огромные глыбы камней, закрывающие вход в подземелье. Оставалось лишь маленькое отверстие, чтобы Банго а Мусунго в сопровождении жены и двух рабов мог спуститься в свое новое царство. И вождь устроил в эту ночь небывалое празднество для народа. Празднество прощания с ним.
Люди, опьянев и от напитков и от радости, предавались нескончаемым пляскам, испуская дикие вопли, хохоча хриплыми голосами, втайне прославляя наступивший желанный миг. И мужчины, и женщины, и молодые, и старые были объяты пламенем восторга. Барабаны грохотали, гудели рога, казалось, что воздух насыщен грозой. В ярком свете костров по земле метались причудливые тени, которые размахивали руками и извивались вместе с танцорами, будто удваивая их число. Люди ликовали: все шло так, как они хотели. И Банго а Мусунго, гордо восседая на резном черном троне, приветливо улыбался толпе. Невероятная ночь близилась к концу. Чуть посветлело небо на востоке, и петухи пропели первое приветствие утру. А люди все плясали, все пели, и теперь уже не радость заставляла их тела содрогаться, а напряженное ожидание. Когда же свершится? Вдруг вождь изменит свое решение?.. И льстиво, униженно люди твердили, склоняясь перед вождем:
- Слава тебе, слава тебе, Банго а Мусунго! Ты будешь таким же великим властелином и того мира, духи тебя охранят от всякого зла!
А Банго а Мусунго улыбался все шире, и лицо его, искаженное застывшей гримасой радости, напоминало маску злого духа.
Наконец настало долгожданное мгновение. По знаку Банго а Мусунго один из старейшин затрубил в огромный буйволовый рог. И тотчас все несчастные, задыхающиеся, потные люди, с единой тревогой в сердце, с единой мыслью в голове, уселись на корточках перед властелином.
- Вы, старейшины и советники, вы, люди, все, кто меня слышит, запомните хорошо то, что я вам скажу! Я желаю и приказываю, чтобы каждый день,- вы слышите? - чтобы каждый день вы являлись к моему новому жилищу! Я хочу, чтобы приходили все, все до единого! Таково мое желание! - произнес Баиго а Мусунго, обводя подданных грозным взглядом.
И дружный крик согласия прозвучал в ответ. Оправившись от испуга, люди двинулись провожать великого вождя к новому месту его поселения.
Нетерпение жгло сердца. Неужели чудо действительно свершится? Неужели Банго а Мусунго действительно скроется в этом темном отверстии и будет заживо похоронен? Увидим, увидим! Разве можно верить его словам? Ведь в сердце его может скрываться совсем другое намерение! А вдруг он только задумал испытать несчастных подданных... О, если бы он и в самом деле умер и можно было бы его похоронить!
И вот старейшины обратились к вождю, стоявшему возле зияющего отверстия, с кратким напутственным словом. Они назвали его великим сыном земли, пожелали ему успешно управлять новым царством. А потом толпа запела, и в голосах людей звучала горячая мольба об избавлении. Она разносилась во мраке ночи по широким просторам, над хижинами и возделанными полями.
Ликующий, улыбающийся Банго а Мусунго наконец спустился в подземелье. Вслед за ним в темноте скрылась его любимая жена, потом рабы... И огромный тяжелый камень закрыл вход в новое жилище вождя. Чернело лишь маленькое отверстие, в которое проходил воздух.
На следующее утро, оставив все дела, народ двинулся проведать Банго а Мусунго. Самый старший из старейшин постучал жезлом о камень и, смиренно нагнувшись над темным отверстием, почтительно возгласил:
- Банго а Мусунго, Банго а Мусунго, как ты там себя чувствуешь?
- Хорошо,- послышался из глубины глухой голос вождя.- Я чувствую себя хорошо. Только темнота мне не нравится!
На следующий день люди снова явились к подземелью. И, так же как и накануне, старейшина спросил:
- Банго а Мусунго, Банго а Мусунго, как ты там себя чувствуешь?
- По правде говоря, совсем не так, как я предполагал. Мне уже надоело находиться здесь. Если не станет лучше, я вернусь к вам.
Почтительно склонившиеся подданные переглянулись, зашептались, и одна и та же мысль одновременно родилась у всех: надо сделать все, чтобы Банго а Мусунго не вернулся на землю. Казалось, что все люди заболели одной и той же болезнью: у всех искривились лица, все замахали руками, делая непочтительные движения, все хриплыми голосами произносили проклятия. Никто не желал больше видеть Банго а Мусунго вождем. Недовольство, которое многие годы таил в себе народ, превратилось теперь в неудержимую ненависть.
Родители потеряли своих детей, дети потеряли родителей, женщины лишились мужей... А почему? Потому что Банго а Мусунго жаждал только крови, убийства были его потребностью. Кто хотел такого вождя? Может быть, кто-нибудь его любил? Нет! Нет, никто! Его боялись, да... А теперь... Теперь он под землей и под землей же получит заслуженную награду за зло, которое он посеял. Он сам этого хотел. Он получит смертельный удар, нанесенный собственной рукой.
Разве люди могут сейчас пожалеть Банго а Мусунго, если он ни разу за долгие годы своей власти не сжалился ни над кем? Нет, он должен остаться в этом подземелье. Жилище, которое он себе выбрал, станет его могилой. Все сердца наполнились жестокостью. Люди так долго ждали его смерти, что теперь, когда приблизился желанный миг, никто не хотел продлить жизнь вождя, никто не хотел помочь ему вернуться на землю.
Нет! Нет, никогда! Родители потеряли детей, дети потеряли родителей, женщины лишились мужей...
Каждый раз, когда у него появлялось желание обладать какой-либо женщиной, он мог бы просто потребовать, чтобы она пришла к нему - это разрешал старый закон, но он прежде убивал мужа, даже если тот не выражал недовольства. Все вожди хотели обладать красивыми женщинами и получали их, никого не убивая. Этот же превзошел всех! Теперь он получит то, что заслужил,- навсегда останется в подземелье. Пусть управляет мертвыми!
На третий день толпа снова направилась к подземному жилищу вождя. Наклонившись к отверстию, тот же самый старейшина повторил прежний вопрос:
- Банго а Мусунго, Банго а Мусунго, как ты там себя чувствуешь?
И из подземелья донесся все еще грозный, но заметно ослабевший голос:
- Айюе! Не могу больше находиться здесь! Уберите камни, я хочу выйти отсюда, иначе я умру! Сколько времени я уже кричу, зову вас! Сколько времени я прошу выпустить меня, и никто не приходит! Айюе, скорей, скорей уберите камень! Ох, умираю!
Но вместо ответа какие-то храбрецы подбежали к отверстию и, прежде чем кто-нибудь им смог помешать, сбросили вниз несколько каменных глыб.
Полное безмолвие воцарилось кругом. Стало так тихо, будто Банго а Мусунго все еще продолжал править народом.
И вдруг словно кто-то сразу толкнул всех людей. Они бросились к подземному жилищу, охваченные одним желанием во что бы то ни стало помешать ненавистному вождю когда-нибудь выйти наружу. Объятые гневом и ужасом, люди таскали со всех сторон камни и наваливали их один на другой, один возле другого до тех пор, пока над последним жилищем Банго а Мусунго не вырос огромный памятник, и сегодня еще видимый издалека.
Сколько лет прошло с тех пор? Никто не знает. Одно только можно сказать с уверенностью, что описываемые события произошли в очень давние времена, еще задолго до того, как на эту землю пришли португальцы.
И несмотря на то что множество прошедших лет заслонили собою главное действующее лицо, старинная легенда подтверждает существование Баиго а Мусунго.

Сказка № 3905
Дата: 01.01.1970, 05:33
Я расскажу вам историю, которая произошла в Кисаме, где владыкой был вождь Кимона диа Зонга. Вы, наверно, хотите знать, когда это происходило? Точно никто не может вам ответить, но только было это давно, очень давно, более двух веков назад.
В тени, под могучим пробковым деревом, которое служило и местом собрания, и местом отдыха, и местом, где люди обменивались новостями, сегодня сидели все. Каждый занимался каким-нибудь делом. Вождь любил наблюдать, как работают его подданные. Ему очень не нравились бездельники.
- Скажите-ка, кто встает раньше: колдун или вор? Кто из них просыпается раньше? - спросил Шамбеже, молодой колдун, который общался только со злыми силами. Слава у него была дурная. Люди его не любили и побаивались. Ходили слухи, что этот Шамбеже и кое-кто еще, которые с ним заодно, ночами колдуют и похищают мертвецов.
Поэтому никто ничего не ответил Шамбеже, делая вид, будто не слышит. Лучше не отвечать такому человеку, лучше с ним не связываться. А то, чего доброго, навлечешь на себя беду. Кто его знает, что он там задумал, почему задает такой вопрос.
- Ну, так что же вы молчите? Кто встает раньше? - повторил вопрос Шамбеже.
И вдруг известный воришка Камуколо не выдержал:
- Вор встает раньше!
- Значит, ты утверждаешь, что вор встает раньше колдуна?
- Да. Когда вор выходит на работу, колдун еще спит.
- А я утверждаю, что колдун. Давай поспорим. Пусть люди скажут, кто из нас прав.
Но все молчали. Нет, они ничего не скажут, они даже не хотят говорить. Колдун и вор - это не те люди, с которыми при-ятпо разговаривать. Склонив головы, люди делали вид, что им не до того, что они очень увлечены своей работой: один - плел циновки, другой - корзины, третий - вырезал что-то из дерева.
Издали доносились женские голоса и ритмичное постукивание пестов в деревянных ступках: пу-пу-пу. Там женщины, переговариваясь или напевая, толкли маниоку. На ветвях стрекотали цикады, радостно пели птицы. Голые, совсем маленькие детишки играли неподалеку от своих матерей. Ребята постарше гонялись за саранчой, а поймав ее, обрывали ей крылышки и длинные ноги, бросали в горшок с кипящим пальмовым маслом. Мальчишки рыскали в высокой траве в надежде найти птичьи гнезда или ставили ловушки для горлиц. Тут же в одиночку и стадами паслись свиньи, бродили куры, козы и даже буйволы. Неторопливо ходили женщины, неся на головах большие горшки и корзины.
Вдруг на поляне появилась молодая женщина со множеством косичек на голове, выкрашенных красной глиной и смазанных пальмовым маслом. На голове у нее был обычный груз - огромная плетеная корзина, а за спиной - ребенок.
- Эй, Бебека!-крикнул ей вождь.- Почему ты задержалась?
Женщина приблизилась, сняла тяжелую ношу с головы и почтительно приветствовала вождя, коснувшись ладонями земли:
- Ведь еще рано, господин.- И, еле переводя дыхание от усталости, добавила: -Почтеннейший господин, слышал ли ты, что говорят о новом колдуне, внуке Канжилы?
- А что ты слышала? Что о нем говорят люди?
- Я отнесу сначала корзину, господин...
- Нет. Говори сейчас, а то наш верховный колдун не успокоится, пока не услышит, что там произошло.- И вождь величественным жестом указал на старика, который что-то плел из волокон листьев баобаба.
Смущенно улыбаясь, Бебека сняла повязку и положила ребенка на землю рядом с корзиной.
- У Канжилы родился внук, и с самого рождения видно было, что это не простой ребенок! Вот что говорят, почтеннейший господин,- сказала она скромно.
- Да-да, я тоже слышал... Будто бы, как только он вышел из чрева матери, сразу запросил есть,- оживившись, закивал головой старый колдун.
И вождь утвердительно наклонил голову:
- И я это знаю, слышал, как об этом говорили. А что теперь говорят?
- Он уже подрос немного,- сказала Бебека.- Есть у него и отец и мать, но он признает только одну бабушку. Очень ее любит. Ни минуты без нее быть не может. Если бабушка собирается идти к ручью, он плачет, чтобы она и его взяла с собой. Если она хочет идти к кому-нибудь из соседей, он плачет, чтобы она и туда взяла его с собой. Куда бы ни пошла бабушка, внук всегда с ней. Даже когда она в поле работает.
Однажды бабушка отказалась взять внука с собой в поле, сказав, что она устала и ей тяжело его нести. «Ты не хочешь меня взять с собой?-крикнул он.- Ну смотри, ночью придут к тебе пакасы!» Бабушка не обратила никакого внимания на его слова, только улыбнулась. И, знаешь, почтеннейший господин, это случилось! Хотя сказал такое ребенок, а не взрослый человек...
- Настоящий колдун с самого младенчества может колдовать. Надо бы бабушке знать это! - перебил ее старый колдун.
И вождь опять склонил голову:
- Да, бабушка должна была это знать, должна была знать, какой у нее внук...
- И вот, почтеннейший господин,- продолжала Бебека,- как ребенок сказал, так и получилось. Ночью целое стадо пакас окружило их хижину: му... му... му... И это несмотря на то, что вокруг горели костры, чтобы звери не подходили. Со страху бабушка стала кричать, звать на помощь. Люди, которые спали в других хижинах, проснулись, пошли посмотреть, что случилось, но никто не решался подойти,близко. Все боялись такого большого стада. Ведь у пакас длинные рога... А бабушка кричала:
«Где мой внук, где мой маленький колдун, пусть он прогонит стадо, а то пакасы меня убьют!» Кто-то побежал искать внука. А он в хижине. Проснулся и говорит отцу и матери: «Айюе! Я знаю, почему моя бабушка плачет - ее пакасы не выпускают из хижины!» Вынесли ребенка... И все пакасы мгновенно разбежались. Вот о чем говорят сейчас повсюду.
- Этот ребенок настоящий колдун. Такой колдун нам очень нужен, его будут слушаться все добрые силы... Теперь можешь идти, Бебека, сердце нашего старого колдуна успокоилось...- сказал вождь и движением руки показал, что она может идти.
И, коснувшись ладонями земли, Вебека подняла сынишку, который играл на земле, поставила корзину на голову и неторопливо зашагала по тропинке.
- Теперь,- сказал старый колдун,- есть кому меня сменить. У нас, у нашего народа будет хороший, добрый волшебник.
- Это нам очень нужно,- согласился вождь.- Все подтверждает великую силу мальчика. Я слышал, будто бы, когда он хочет есть, а в доме нет никакой еды, стоит ему только сказать: «Бабушка, пойди к ручью, там найдешь еду и для меня, и для себя», как оба они бывают сыты. Да-да, мальчик вырастет и станет добрым волшебником.
Воцарилась тишина. В густой тени дерева люди работали и тихо обсуждали только что услышанное. Один из старейшин, опираясь на палку, подошел к вождю:
- Если этот ребенок обладает такой великой силой, почему бы нам не попросить его вызвать дождь? Ведь наш старый колдун, как ни старался, дождя не наколдовал нам.
- Я уж, наверно, состарился, боги меня не слушают,- печально проговорил колдун. Надо, чтобы отец разрешил ребенку колдовать, и пусть мальчик попросит богов о дожде.
- Если надо, то поговорим с отцом. Наверное, он согласится. Нам очень нужен добрый колдун. Люди недовольны Шамбе-же и теми, кто с ним заодно. Много они зла делают. А наш добрый волшебник стал уже стар и слаб.
Кимона диа Зонга, великий вождь, поднялся:
- Пусть этот ребенок станет славой не только нашего народа, но и всей нашей земли! Да будет так!
Тогда, хорошо запомнив услышанное, Шамбеже решил показать людям, на что он способен. И с наступлением ночи он вместе с теми, кто с ним заодно, отправился в путь.
- Мы идем во мраке! Мы все видим! Мы идем во мраке! Мы все видим! - устрашающе повторяли они.
Люди сквозь сон слышали их голоса и тревожно ворочались на циновках.
- Где его похоронили? - спросил один из спутников Шамбеже.
А другой, ударив ногой по маленькому холмику земли, сказал:
- Здесь! Разве вы не видели, где его хоронили? И в злобной радости все закричали:
- Поднимись, мертвец, мы пришли!
Шамбеже и один из тех, кто с ним заодно, посыпали землю волшебным порошком, приказывая бесчувственному телу подняться со своих носилок.
- Теперь он наш! Теперь он наш! И тело и душа! Все наше! Но в это время небо на востоке чуть посветлело.
- Придется наш пир отложить до завтра,- с досадой проговорил Шамбеже.- Пусть мертвец полежит пока в моей хижине. Отнесем-ка его туда. Согласны?
И те, кто с Шамбеже заодно, согласились. Завтра они им поужинают. Вчетвером они понесли носилки с мертвым телом в хижину Шамбеже.
Но никто из них не знал, что Камуколо, хитрец и воришка, выследил их, все видел и слышал. Вслед за колдунами он пробрался в хижину и улегся рядом с мертвым телом.
«Вот теперь мы узнаем, кто хитрее! Вот теперь мы узнаем, кто раньше встает: ты ли, колдун, или я - вор»,- так, лежа рядом с мертвецом, размышлял Камуколо.
Когда снова наступила ночь, Шамбеже пришел за покойником. Потянул колдун мертвое тело к себе, а оно вдруг отпрянуло назад и тяжело шлепнулось на прежнее место.
- Эй! Не хочешь идти? Тебе понравилось это место? - насмешливо проговорил Шамбеже.
А те, кто заодно с Шамбеже, стояли рядом и не понимали в чем дело.
- Я его тащу, а покойник почему-то возвращается обратно...- растерянно объяснил Шамбеже. И снова попытался поднять мертвеца. Но у него опять ничего не получилось.
- Он уже не может чего-нибудь хотеть! Пусть делает то, что мы хотим! - хохотали колдуны.- Бери его за плечи, а мы возьмем за ноги.
Так они взвалили тело на носилки и очень довольные направились в густые заросли.
А Камуколо потихоньку выбрался из своего укрытия, прихватил корзину Шамбеже, в которой лежали колдовские принадлежности и, стараясь не упустить колдунов из виду, но вместе с тем и не приближаясь к ним слишком, отправился вслед за ними.
Подвешенное на жердях мертвое тело было освещено разгорающимся пламенем костра. Вокруг него, по змеиному извиваясь, вертелись колдуны в дьявольской пляске. Они дрыгали ногами, бешено крутили головой, хриплыми голосами выкрикивали какие-то заклинания и пронзительно свистели. И это были уже не люди, а странные существа: на головах - рога, птичьи перья и волосы торчком, на лбу - огромный рог носорога, на поясе у каждого по четыре непрерывно шуршащие ветки: две - по бокам, одна - спереди и одна - сзади.
И вот, будто призывая к пиршеству, языки пламени начали лизать мертвое тело, которое уже издавало резкий запах. Шамбеже остановился первым и, зловеще усмехаясь, осмотрел покойника:
- Поглядите-ка на него! Вон какой жирный! И для кого он так старался побольше есть? Ха-ха-ха!
- Не знаешь для кого? Для нас, конечно! - сказал один из колдунов.
И снова, оскалив зубы, завертелись они вокруг жертвы. Затрещали сухие сучья, колдуны разразились хохотом.
Потом, хлопнув несколько раз в ладоши, Шамбеже присел на корточки.
- Вот эта самая тварь, Кифубу, - сказал Шамбеже, указывая на покойника, - хотел меня однажды опозорить! Знаете, в то время, когда была чума, я пошел к нему просить, чтоб он дал мне быка... Мои сдохли от болезни, а коровам был нужен бык... И как вы думаете, что он мне ответил? «Здесь в наших местах, чумы не было. Если я тебе дам быка, он сдохнет так же, как твои...» А теперь сам жарится, как бык!
- Сейчас мы его попробуем! - воскликнул один из колдунов, с шумом вдыхая запах жареного мяса.
Вытащив из корзины большой клубень маниоки, Шамбеже воскликнул:
- Сейчас мы его попробуем вместе с этой штукой!
Вдруг совсем рядом завыли шакалы, привлеченные запахом жареного мяса.
- Убирайтесь прочь! Убирайтесь прочь! Это не для вас! - закричали колдуны и стали бросать в шакалов пылающие головешки.
А Камуколо, прятавшийся в кустах, корчился от отвращения. Так вот они какие, колдуны! Среди людей ведут себя, как люди, а здесь - как звери! Ах! Они заслуживают самой страшной смерти! Убийцы, людоеды!
- Может, это мне все мерещится? Чур меня, чур меня! Уйду-ка я отсюда подальше, пока меня не увидали,- прошептал Камуколо, осторожно уползая сквозь заросли кустов и волоча за собой заветную корзину.
- Это что такое? - изумился Шамбеже, когда рано утром увидел на поляне Камуколо, завернувшегося в кусок красной ткани.
Сердце Шамбеже сжалось от страшного подозрения. Уж очень эта красная ткань была похожа на ту, которая обычно лежала в его корзине. Он помчался в хижину, все перерыл. Но напрасно. Ни ткани, ни корзины... Да, на Камуколо его волшебная ткань! Негодяй! Вор!
Бегом возвратился он на поляну, где Камуколо все еще стоял, обвернутый красной тканью, а на него во все глаза смотрели девушки.
- Теперь я верю, что вор встает раньше колдуна! - сказал Шамбеже.
- Разве я тебе этого не говорил? Вор всегда встает раньше колдуна и знает то, что скрывает от других колдун,- не растерялся Камуколо.
- Что ты болтаешь? - прошипел колдун.
- А ты что, уж ничего не помнишь?
- Что я должен помнить?
- А что ты делал ночью? Где ты был? Знаешь, почему ты не мог сдвинуть мертвое тело с места? Знаешь? Потому что я его тянул в другую сторону. Понял?
Шамбеже похолодел от страха. Проклятый вор все знает! И, подавляя в себе ненависть, притворно улыбаясь, Шамбеже проговорил:
- Вот ты какой! Шутник!-И он вытащил трубку.- Нет ли у тебя уголька прикурить? - небрежно спросил Шамбеже.
Но Камуколо бесстрашно закричал в лицо колдуну:
- Нет у меня никакого уголька! Это у тебя есть угольки, чтобы поджаривать несчастных! Люди, я не шучу, я все видел, все видел!
Шамбеже молчал, устремив глаза в небо, безмолвно призывая на помощь духов. Ох, как ему хотелось, чтобы Камуколо умер в это мгновение! Как ему хотелось заставить навсегда замолчать негодного воришку! Но у него уже не было волшебной красной ткани, не было ничего для колдовства.
А в это время на поляну вышел вождь, и старейшины окружили его, прислушиваясь к спору Шамбеже и Камуколо. О чем это они там говорят? Вор и колдун, колдун и вор...
Великий вождь Кимона диа Зонга с любопытством спросил:
- О чем это вы спорите? Я хочу знать, что случилось.
И тогда Камуколо рассказал все, что видел ночью! Страх охватил людей.
- Ах, этот колдун! Теперь понятно, кто выкопал из земли умершего Кифубу! Теперь понятно, куда девался бедняга! - в ужасе похлопывая ладонями по открытым ртам, бормотали люди.
Посреди взволнованной толпы стоял Камуколо с выражением торжества на лице. Он показал необыкновенную храбрость, настоящее мужество - был там, где колдуны пожирают покойников, где человек не может находиться безнаказанно. Он сам наблюдал за страшным пиршеством.
- Эй, Камуколо! Неужели ты не дрожал от страха? - спрашивали люди.
- Вот кто у нас настоящий человек! - восклицали люди. И Камуколо, гордый своей храбростью, рассказывал им все, что он видел этой ночью.
А в это время Шамбеже, уже связанный, ждал тех, кто с ним заодно,- их должны были сюда привести.
- Знаешь ли ты, что ждет тебя и твоих сообщников? - спросил разгневанный вождь.
Шамбеже стоял, уставившись в землю, и бормотал заклинания. Но они не помогли ему. Один из старейшин сказал:
- Покончим со злыми силами! У нас теперь есть добрый волшебник!
А издали доносился шум толпы, радостные голоса, приветствующие маленького внука Канжилы, которого на руках несла сюда его бабушка. И тогда злые колдуны по обычаю тех мест сами себя казнили - повесились на четырех ветвях одного огромного дерева.

Сказка № 3904
Дата: 01.01.1970, 05:33
Жили-были две антилопы - Сеша и Бамби. Сеша, желая доказать, какие по-настоящему дружеские чувства он испытывает к Бамби, предложил другу погостить вместе у своих родных. Пришли они к родственникам Сеши, пожили несколько дней, а потом Бамби, чтобы проверить, действительно ли Сеша настоящий ему друг, сказал:
- Знаешь, мне очень нравится твоя сестра.
- Ну что ж, если она тебе и правда нравится, я сделаю так, чтобы она с тобой поговорила наедине, а потом вышла бы за тебя замуж!
Сеша рассказал сестре о чувствах своего приятеля. Бамби признался в любви, и родственники приняли предложение. Уж, казалось бы, какое еще нужно доказательство искренней дружбы?
Но вот через несколько дней Сеша сказал своему другу, что им пора отправляться домой. Тогда Бамби, чтобы еще раз проверить, как к нему здесь относятся, прикинулся больным. И верный друг Сеша тоже решил задержаться.
Бедный Бамби лежал без двинеения, закрыв глаза. Родственники Сеши позвали колдунов, чтобы те вылечили несчастного. Но колдуны в один голос твердили, что гость совершенно здоров и просто притворяется.
- Эй, приятель, поднимайся! Ты же здоров! Нам пора уходить! - укоризненно сказал Сеша, легонько толкая друга.
А Бамби лишь тихонько вздохнул:
- Ох, приятель, мне очень стыдно! Оставь меня в покое!
Еще через несколько дней ничего не евший Бамби стал выглядеть так плохо, что все решили: уж не умирает ли друг Сеши? Опечаленный Сеша собрался идти за носилками, на которые обычно кладут покойников. Прежде чем прибить новую циновку к палке, он еще раз подошел к другу и сказал ему совсем тихо, так, чтобы никто не слышал, в самое ухо:
- Эй, приятель, вставай! А то мы похороним тебя!
- Айюе! Хороните меня, хороните! Мне очень стыдно!
- Но почему тебе стыдно? Ведь ты ничего не украл, не совершил никакого преступления, не брал ни у кого в долг...
- Оставь меня, оставь меня, приятель! Мне очень стыдно! Неподвижное тело Бамби положили на носилки. Принесли носилки к краю глубокой ямы. Сеша наклонился над Бамби, пытаясь еще раз образумить его:
- Приятель! Мы сейчас похороним тебя! Разве ты не видишь, что мы тебя положили рядом с могилой? - прошептал он ему тихо-тихо и заплакал.
- Я тебе уже сказал: хороните меня! Мне так стыдно, что я не могу жить на свете!
- Но почему тебе стыдно? Признайся мне! Ведь ты ничего не украл, ведь ты не совершил никакого преступления, не брал ни у кого в долг... Встань скорее! Ведь это глупо так себя вести! Ты в конце концов действительно умрешь! Как я буду жить без тебя? Ведь я твой настоящий друг!
- Ох-ох-ох! Вот поэтому я теперь и должен умереть! Мне стыдно потому, что я не верил в твою дружбу! Оставь меня! Теперь я умру! - сказал Бамби так тихо, что Сеша ничего не расслышал.
Огорченный таким упорством друга, Сеша попробовал его растолкать, поднять. Но это было уже невозможно. Бамби больше не шевелился и не дышал. Он действительно умер.
Тогда Сеша в безумном горе упал на землю с ним рядом и потребовал, чтобы его похоронили в этой же яме вместе с другом.
Но родственники запротестовали. Что он, с ума сошел, что ли? Что он, вина напился? Как он может думать о том, чтобы его похоронили заживо? Пусть сейчас же поднимется с земли, оставит в покое этого безумца, который все равно уже умер!
Услышав такие упреки, Сеша поднялся с земли, грустно посмотрел на своего умершего друга и сам засыпал землей глупого Бамби, который не верил в настоящую, искреннюю дружбу.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2017