• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
22 Ноября 2017 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]





Сказки Черкесские
Сказка № 4851
Дата: 01.01.1970, 05:33
С давних-давних времен, рассказывают, жил в одном ауле юноша из крестьян — сын Ша-раджа. А посреди этого аула был высокий курган, и на солнечной стороне кургана лежал у подножия большой амбра-камень1.
Вот на этом самом амбра-камне и сидел каждый день—грелся нэ солнце — сын Шараджа.
Правил аулом сильный, родовитый князь, жестокий более всякого зверя, и было у него семь дочерей — одна другой красивее. Дочерей своих князь замуж не выдавал. Ждал, пока подрастет самая младшая. И вот пришел срок, подросла она, и князь разослал всадников во все концы с вестью: кто хочет стать его зятем, пусть приходит попытает счастья!
Какой джигит мог удержаться, услышав такую весть? Начали женихи приезжать. И когда были все в сборе, князь велел так:
Мужей себе мои дочери будут сами выбирать. В кого какая бросит перстень, тот и будет ей мужем!
Разве это долго? Как сказали, так и сделали! Поднялись княжеские дочери на вершину кургана, а искатели невест проходили перед ними внизу. Старшая бросила свой перстень молодому соседнему князю. Вслед за ней выбрали себе мужей, равных по знатности, еще пять дочерей. Только самая младшая и самая красивая не кинула никому золотого кольца.
Как ты посмела нарушить отцовскую волю?— рассердился князь.— Или не думаешь замуж выходить?
Не гневайся, отец!— попросила младшая.— Я не бросила перстня потому, что не пришел тот, кому суждено быть моим мужем.
Велел князь кликнуть от стара до мала всех, кто носит на голове папаху. Все они прошли перед младшей дочерью, но и на этот раз она не бросила перстня.
Кто посмел меня не послушать?— закричал князь в гневе.— Кто не пришел по моему зову?
Кроме сына Шараджа, никого не осталось,— ответили люди.
Ведите его сюда!—закричал князь.— Тащите его!
Привели сына Шараджа, как был, в старой папахе, в рваном бешмете. И бросила ему младшая княжеская дочь свое золотое кольцо. А
как бросила она перстень крестьянскому сыну, глаза князя налились кровью от ярости и прогнал он ее прочь из дому:
Ты мне не дочь и после смерти моей не приходи оплакивать меня!
Но девушка не испугалась отцовского гнева и поступила по-своему. Поместилиее, как обы-чай велит, до свадьбы у почтенных людей в семье в том же ауле, а сын Шараджа со своими друзьями был в ожидании. Той порой собрались старики и направились к невесте.
Жить вам, дочка, где-то надо,— сказали они.— Мы решили построить для тебя с сыном Шараджа дом. Укажи, какое место тебе по душе?
У меня есть жених,— ответила девушка.— Если решили, не у меня, у него обо всем спрашивайте.
Разве не приятен старикам такой ответ? Да, очень приятен!
Пошли к сыну Шараджа.
Спасибо вам, добрые люди, — сказал он с поклоном.— Постройте, прошу вас, дом так, чтоб у порога лежал мой амбра-камень.
Ладно!— говорят старики.
Решили — и сделали! Долго разве построить дом, когда весь народ за дело возьмется?! Вот построили они саклю, а в саклю принесли кто что мог и справили свадьбу. И зажил сын Шараджа с женой в новом доме. А как пора пришла, родился у них мальчик, прекрасный, словно солнечный луч.
Но сын Шараджа по-прежнему с утра до вечера сидел-посиживал на амбра-камне у кургана, где стоял их дом. Долго крепилась жена, и в конце концов не стало у нее терпения, и обратилась она к мужу с такими словами:
Живем мы с тобой дружно, ничем ты меня никогда не обидел, и сынок наш из тех детей, о которых говорят: «чтоб не сглазить недобрым взглядом». Бросая тебе кольцо, я знала, что у тебя есть и мужество, и разум, и честь. Покажи их! Я хочу гордиться перед людьми своим мужем, как гордятся другие женщины.
Опустил сын Шараджа голову, подумал, а потом ответил:
Что ж, видно, пришло время все тебе рассказать. Пойдем, я открою тебе мою тайну.
Повел он жену к тому амбра-камню, на котором постоянно сидел. Отодвинул камень носком чувяка. И оказалась под камнем дверь. Открыл ее сын Шараджа и спустился с женой в подземелье. Увидела там женщина диво-кладовую, полную золота и серебра. А за той кладовой еще кладовая, полная всяких самоцветов. Была там еще третья кладовая, и в ней хранилась воинская одежда, и седло, сделанное искуснейшими мастерами, и драгоценная сабля из дамасской стали. Только не думайте, что это главное! Главное еще впереди! За той третьей кладовой была просторная пещера, и стоял в той пещере крылатый скакун-альп.
Вот это — все мое богатство! Мое и твое. Серебро, золото, самоцветы — все бери, что тебе понадобится,— сказал сын Шараджа.— А этот конь и эта сабля сослужат мне добрую службу. Кто знает, может, станется беда, нападет на нашу землю враг... Но помни, пока я жив, ни одна душа не должна знать о том, что ты видела! Когда же я умру, поступайте, как знаете.
На том и порешили. Жена успокоилась и весело хозяйничала в доме, а сын Шараджа по-прежнему в старой папахе и дырявом бешмете сидел на амбра-камне.
Между тем беда была не за семью горами — уже у порога стояла. Напал на землю черкесов чужеземный хан, привел с собой несметное войско. Разорил он тот аул, в котором жил сын Шараджа. Кого в битве убили, кого казнили, а кто и жив остался — все бросил, в леса ушел.
Князь и княгиня, шесть княжеских дочерей и шестеро зятьев в плен попали. Крымский хан велел их связать и за собой в обозе везти. Только сына Шараджа не тронули: кому такой бедолага нужен? Сидит себе на камне и пусть там сидит!
Но пришло время сыну Шараджа действовать. Отодвинул он амбра-камень носком чувяка. Надел воинские доспехи, оседлал своего альпа, саблю взял и выехал из аула. Догнал он войско чужеземного хана и вступил с ним в бой. Так много врагов сын Шараджа зарубил, что сабля стала скользить в его руке. Увидела это старая княгиня, что сидела на арбе. Могло ли ей в голову прийти, что богатырь этот могучий и есть ее ненавистный младший зять? Нет, не могло! И когда сын Шараджа дрался от арбы неподалеку, княгиня кинула ему белоснежный шелковый платок.
Обмотай рукоять своей сабли!— крикнула она.
Обмотал сын Шараджа рукоять сабли шелком и еще столько врагов сразил, что целая стена за ним выросла. Освободил он пленных, развязал князя с княгиней и всю их родню, вернул народу отнятое врагами добро и ускакал прочь. А когда стемнело, приехал домой и поутру уселся, как прежде, на свой амбра-камень, в старой папахе, в дырявом бешмете.
Понемногу осмелели люди, ожил аул. Расхрабрился и князь, приехал с семейством. Уви-
дели чванливые княжеские зятья сына Шарад-жа и хоть сами в бою ничем не отличились, давай над ним насмехаться:
Этого оборванца даже враги не тронули. Ишь, ведь цел-невредим остался!
Сын Шараджа ни слова не сказал им в ответ. И пошло все по-прежнему. Понемногу забыли люди свое горе. Залечили раны... Но вот заболел старый князь, да так тяжело, что никто не мог его вылечить. Привозили лекарей со всех концов черкесской земли, и зятья искали для князя самые редкие лекарства, а дочери проливали над ним слезы. Но младшую дочь — жену сына Шараджа — даже во двор не пустили, когда пришла она проведать отца. Не пустили и нищего странника, что пришел вслед за нею, прогнали его: не до тебя, мол, нам!
Однако странник стоял у дверей и всё твердил:
Я знаю, как вылечить вашего больного. Услышали его наконец, повели в покои
умирающего князя.
От твоего недуга, князь, нет иного лекарства, кроме молока белой лани и мяса черного зайца. Но добыть их может только настоящий герой!—так сказал странник.
Княгиня отпустила его с подарком, а шестеро княжеских зятьев тут же оседлали резвых коней и поехали на охоту. Семь дней и семь ночей искали они и все напрасно, потому что путь в те леса, где водились белые лани и черные зайцы, был опасен и труден. А старый князь был уже при смерти. Услышала об этом младшая дочь, пришла в слезах к мужу просить о помощи.
Сын Шараджа снарядился, надел свои боевые доспехи, сел на альпа, поехал на охоту. Путь, какой княжеские зятья за семь дней и семь
ночей проделали, проехал он за полдня. Нашел те заповедные леса, застрелил черного зайца. Зайца освежевал, мясо на дерево повесил. Поймал белую лань, надоил кувшинчик молока. Устроил себе привал, отдыхает...
Только не думайте, это еще не главное! Главное впереди! Подъехали вскоре к нему шесть всадников. То были княжеские зятья. Откуда им было узнать сына Шараджа? И сын Шараджа притворился, будто их не узнал. Пригласил всадников отдохнуть, угостил своим дорожным угощением. А когда наконец гости наелись и отдохнули, спросил:
Куда путь держите? Не нужна ли моя помощь?
Рассказали княжеские зятья сыну Шараджа обо всем с самого начала до конца.
Есть у меня молоко лани и мясо черного зайца,— говорит сын Шараджа.
Бери, что хочешь, только продай нам это молоко и это мясо! — стали умолять его княжеские зятья.
Продавать не привык,— ответил сын Шараджа.— Я отдам и мясо и молоко даром, только поставлю каждому из вас на спине мою метку. Ту, какой мечу я своих баранов...
Княжеские зятья и грозили ему, и просили его, но сын Шараджа твердо стоял на своем, и, делать нечего,— не возвращаться же без лекарства— они согласились. Заклеймил сын Шараджа всех шестерых чванливых зятьев своим клеймом, а потом поделился с ними мясом зайца и молоком лани. Поехали они своей дорогой, а сын Шараджа — своей.
Тот путь, что княжеским зятьям за семь дней и семь ночей предстояло проделать, проехал он на своем альпе за полдня и вернулся раньше
их домой... Альпа в пещеру поставил, доспехи в кладовую спрятал, уселся на своем амбра-камне у подножия кургана и сидит в старой папахе, в дырявом бешмете. А зайчатину велел зажарить, и чтоб жена отнесла ее вместе с молоком лани больному отцу, да поскорее...
Сделала жена все, как муж ей велел, потом отстирала добела тот шелковый платок, что дала когда-то ее мать в бою сыну Шараджа,.накрыла этим платком горшочек с молоком и жаркое и понесла умирающему отцу.
Так было князю худо, что он даже не спросил, откуда взялось лекарство. Съел он зайчатину, запил молоком лани и тотчас поправился. Зато княгиня узнала свой шелковый платок, велела позвать дочь и давай расспрашивать: как к ней платок попал, да где взяла, да откуда молоко лани, да кто зайца добыл?.. Но дочь ничего не хотела говорить и только твердила:
У мужа моего спросите!
Не хотелось гордой княгине за сыном Ша-раджа посылать. Но все же послала.
Приду, когда вернутся с охоты ваши зятья,— передал сын Шараджа.
Что оставалось делать княгине? Пришлось ей ждать семь дней и семь ночей, пока не приехали старшие зятья. Вернулись они с охоты. Вид у них важный, гордый, словно геройство какое совершили. А князю между тем лекарство уже и не надобно было, он выздоровел и устроил на радостях веселый пир.
Позвал князь своих шестерых зятьев. А когда они пришли, послала княгиня слугу сына Шараджа привести, чтоб рассказал, откуда у его жены шелковый платок и откуда взялось лекарство для князя.
О платке ты, княгиня, сама вспомни,
кому ты его отдала,— сказал сын Шараджа.— А черного зайца я в лесу убил, и молоко лани я добыл. Потом я повстречался в лесу с вашими зятьями, отдал им половину молока и половину зайчатины. Если не верите, посмотрите: я им на .память свою метку поставил. Прикажите, пусть покажут спины!
Убедились все, кто истинный герой. Отдал старый князь свои владения крестьянскому сыну. Был князь уже стар, и править ему стало не под силу. А сын Шараджа и дела вершил справедливо. Жилось при нем простому люду легко. Памятью о сыне Шараджа осталась нам эта сказка.
[Перевод: Н. В. Капиева]

Сказка № 4850
Дата: 01.01.1970, 05:33
Некогда жили в одном ауле муж и жена. Было у них три сына и одна дочь. Среднего сына звали Недоуздок. А почему, спросите, его так звали? Был в народе когда-то обычай: имя ребенку давали не сразу, как родится, а попозже, когда дотянется он ручонкой до какой ни на есть вещи и схватит ее. Нарочно ставили недалеко от люльки столик, клали на него оружие, сбрую и все, что в хозяйстве необходимо. Вот когда подрос немного у мужа с женой средний сынок, они и положили перед ним саблю и лук, вилы и серп, уздечку да недоуздок. Мальчик схватил недоуздок. Поэтому его Недоуздком и прозвали.
Много ли, мало ли времени прошло, выросли три брата и младшая сестра. Мать у них умерла, а отец вскоре взял в дом молодую жену, да такую красивую, что глазам на нее смотреть было больно.
Год после свадьбы не миновал, и прослышал об этой красавице и напал на эту землю, где жил Недоуздок, хан некоего царства. Отца Недоуздка он убил в сражении, а трое братьев спаслись и вместе с сестрой и мачехой убежали подальше в горы.
Хан все аулы обшарил, искал красавицу, но не нашел. Велел все огню предать и увел свое войско.
В горах Недоуздок с братьями каждый день ходил на охоту. Они убивали в лесу оленей; из оленьих шкур построили себе шалаш. Охотники смелые, удачливые, они добывали много мехов, дорогих и редких. Пушнину братья возили продавать за море и так разбогатели, что вместо шалаша возвели золотой дом, какого и у самого царя не бывало, а вокруг дома построили высокую каменную ограду с прочными железными воротами.
Жили братья да поживали... И вот однажды утром прилетели и опустились на крышу три голубя. Голубей увидела сестра трех братьев. Очень ей понравилось, как они воркуют, поднялась она на крышу и кинула им горсть зерна. Голуби поклевали зерно и улетели. Так было целый месяц.
Каждый день прилетали голуби, и каждый день кормила их девушка просом. И вот однажды настало утро, когда голуби не прилетели...
А голуби те, чтоб вы знали, были из голубятни того самого известного нам хана. Когда они прогуливались по золотой крыше у трех братьев, они золотили себе лапки. И жадный хан
каждый раз, как голуби возвратятся на ночлег, приказывал соскребать золото с их лапок. Через месяц он велел запереть голубей и держать их голодными. А потом дал приказ трем всадникам выпустить голубей и следить, в какую сторону птицы полетят?
Пустили всадники трех голубей, по их полету нашли золотой дом в горах и увидели, как вышла на крышу красавица женщина и с нею девушка, которая тоже была красива, красивей всех обладательниц черных глаз и черных бровей. Девушка бросила голубям горсть зерна. Наклевались голуби вволю и улетели, а всадники поспешили домой и донесли своему хану обо всем что видели.
Услышав такую весть, мог ли хан усидеть на месте?
Снарядил он войско и отправился к золотому дому. Ночью окружили они его, да так плотно, что и мышь сквозь их ряды не пробежала бы! Утром Недоуздок взял лук и стрелы, собрался на охоту идти и услышал за воротами шум. Почуял он — дело неладно! Поднялись братья на крышу, а кругом ханское войско...
Давайте, братья, станем у ворот и будем биться, пока не кончатся стрелы,— сказал Недоуздок.
Будем биться!— сказали братья. Братья разили врагов своими стрелами
так, что к вечеру лежал вокруг ограды вал из вражеских тел.
Сражались братья как герои. Но врагов были тысячи, и они убили старшего и младшего братьев. Остался один Недоуздок. Храбро бился он еще три дня и три ночи, а потом обессилел и упал замертво рядом с братьями.
Хан велел своим слугам обыскать золотой
дом. Они нашли красавицу мачеху, а с ней прекрасную сестру трех братьев.
Мачеха была не прочь остаться пленницей хана, а девушка горевала, обливалась слезами.
Моего среднего пасынка, Недоуздка,— сказала мачеха хану,— прежде чем меня увезешь, брось на растерзание собакам. А старшего и младшего вели зарыть в овраге.
Так и сделали, как она велела. Хан забрал все богатства трех братьев и женился на красавице мачехе. Стали они жить да поживать... А у золотого дома хан стражу оставил и порой наезжал туда поохотиться.
Была у хана дочь-невеста. Много ли времени прошло, мало ли, объявил хаи, что выдает дочь замуж. В самый день сватовства забрел на ханский двор молодой нищий. Знатные гости и воины, шуты и плясуны, певцы и барабанщики — все толпились во дворе. Хан обещал выдать свою дочь за того, кто согнет богатырский лук, что хранился у него с дедовских времен. Каждый хотел испытать свое счастье. Женихи по очереди пытались согнуть лук, а хан с красавицей ханшей и с дочерью смотрели с высокого балкона. Уже все знатные и богатые женихи прошли перед ханом, и ни одному не удалось натянуть тетиву и послать стрелу. Наконец попросил разрешения нищий, А это был Недоуздок, переодетый нищим. В бою с ханом его не убили, только ранили, и он вскоре пришел в себя, залечил свою рану и окреп.
Теперь Недоуздок набрался сил и пришел отомстить хану.
Позвольте и мне попытать счастья,— сказал Недоуздок.
Разве нищему пристало брать в руки оружие!— орали пьяные гости.— Куда тебе, несчастный!
Но распорядитель пира прикрикнул на них:
Пусть пробует! Вот будет потеха!
А самый сильный из женихов, силач, которому тоже не удалось натянуть тетиву, хоть и согнул он немного лук, добавил сердито:
Пускай, пускай! Нищий думает, стрела сама собою вылетит из его рук...
Только вышел Недоуздок на середину двора, с балкона послышался крик. Это вскрикнула ханша. Она узнала, кто был молодой нищий.
Что с тобой?— обеспокоился хан.
Нищий — мой средний пасынок. Остерегайся его,— сказала она в ответ.
Недоуздок легко согнул на глазах у всего народа богатырский лук, натянул тетиву и послал стрелу высоко в небо.
Все удивились, а хан закричал:
Схватите его и бросьте в колодец!
Сто воинов накинулись на Недоуздка, скрутили ему руки и потащили к колодцу.
Теперь послушайте, что стало с младшей сестрой трех братьев. Жила она у мачехи как служанка: самую черную работу делала. Послали ее на кухню воды принести. Пришла она с кувшином к колодцу и увидела брата, узнала его в нищенской одежде. И Недоуздок узнал свою сестру, она осталась красавицей и в лохмотьях. Да что он мог сделать, когда за каждую руку его по десять воинов держало?! Плакала девушка, молила — никто ее не слушал... Бросили Недоуздка в колодец.
Привезите двадцать возов хвороста и разведите над колодцем костер,— велел хан.— Кто хочет за хворостом поехать?
В один миг откликнулось девятнадцать знатных женихов.
Ну, а двадцатым ты будешь,— приказал хан дряхлому старику слуге, что стоял тихо в сторонке.
Поехали двадцать подвод в лес, а сестра побежала к дочери хана. Ханская дочь была добрая девушка и жалела ее.
Моего брата бросили в колодец, да еще хотят, бедного, дымом задушить, чтоб не выбрался,— плакала сестра.— Помоги ему, ведь он согнул лук, он твой жених!
Дочь хана кликнула служанку. Сплели они втроем длинную веревку. Сестра спрятала веревку под платком и побежала к колодцу. Один конец веревки она крепко держала, а другой бросила в колодец. Недоуздок поймал веревку и выбрался на свободу. А слуги хана его за своими спинами спрятали.
Эх, был бы у меня лук!— говорит Недоуздок сестре. — Добудь-ка мне богатырский лук.
А лук пьяные гости во дворе бросили. Принесла сестра лук, заострил Недоуздок двадцать стрел и пошел встречать подводы с хворостом. Едут арбы — горой нагружены. Натянул он тетиву и ударил стрелой первого жениха. Упал жених на дорогу. Натянул Недоуздок тетиву снова и ударил второго. Так расправился он с девятнадцатью... А старичок слуга ехал последним, вез маленькую вязанку хвороста и плакал.
Ты о чем плачешь? — спросил его Недоуздок.
Эх, сынок, не думай, что мне этих знатных бездельников жаль. Жаль мне одного молодца. Хан бросил его в колодец, а теперь хочет дымом задушить... Велел хворост привезти... Как помочь этому молодцу, я не знаю... Может, ты скажешь?
Попробуем!.. А ты не горюй. Вези хворост потихоньку на ханский двор. Только давай поменяемся одеждой.
Поменялись одеждой, и старичок поехал в аул. Недоуздок же заострил двести стрел, проник неузнанным в ханский дворец, вступил в бой со стражей хана и победил ее.
Хан с красавицей мачехой так испугались, что убежали куда глаза глядят и больше не вернулись. С тех пор люди жили в той стране счастливо и спокойно.
А Недоуздок женился на дочери хана и отправился с ней и со своей сестрой в родные места. Сестру замуж выдал. Богатая была свадьба — семь дней танцевали, Я там гостем был, вволю ел и пил.
[Перевод: Н. В. Капиева]

Сказка № 4849
Дата: 01.01.1970, 05:33
Ахмед остался круглым сиротой и с малых лет не знал, что такое досыта наесться: вечно преследовала его нужда. Однако подрос он, возмужал и достиг той поры, когда уже мог, как говорится, сам с себя муху согнать, мог сам за себя постоять. Стал раздумывать, как дальше жить, и вскоре женился на славной девушке, которая давно ему полюбилась. Звали ту девушку Жангулаз.
Ничего-то у них не было, кроме четырех стен бедной сакли. Но Жангулаз получила в подарок от матери нагрудник и пояс из серебра с позолотой. Посоветовались молодые и решили: ни к чему им такая роскошь.
Продадим мои украшения,— решительно сказала Жангулаз,— и купим двух быков.
Понес Ахмед украшения на базар и выменял их на пару хороших быков. Набросил он на своих быков налыгач и пошел по базару бродить. Увидел дойную коровушку с теленком — взял да и променял пару быков на эту корову. И только променял — видит, вывел кто-то лошадь продавать, да такую статную, такую резвую! Давно хотелось Ахмеду на коне покрасоваться. Променял он корову с теленком на лошадь и седло. Сел на коня, поехал по базару. Кругом оглядывается, на товары посматривает. Вдруг увидел козу с козленком. Да такую толстую, такую красивую! Отдал свою лошадь с седлом за эту козу с козленком. По базару идет, козу перед собой гонит, товары разглядывает. Понравилось ему тонкое сукно. «Возьму-ка я его,— думает,— сошью черкеску!» И обменял козу с козленком на кусок сукна. Долго бродил по базару с куском сукна под мышкой и увидел белую войлочную шляпу. Очень захотелось ему такую шляпу! Сукно отдал — шляпу себе взял. Теперь можно и в аул возвращаться!
Когда шел Ахмед домой и переправлялся по висячему мостику через речку, налетел ветер, сорвал с него шляпу и бросил в воду. Кинулся Ахмед ловить, да не тут-то было: уплыла шляпа по течению, не поймаешь!..
Пригорюнился Ахмед, пошел дальше с пустыми руками и встретил купца с девятью арбами всякого добра. Купец вез товары на базар, узнал, что Ахмед там уже побывал, и начал его расспрашивать: что купил, что продал, сколько денег наторговал, много ли на базаре по-купателей.
Ахмед рассказал купцу, как сменял сереб- ряный нагрудник и пояс на пару добрых быков, а
быков на корову с теленком, а корову с теленком на резвого коня, а коня на козу с козленком, а кбзу с козленком на кусок сукна, а кусок сукна на войлочную белую шляпу.
А где же шляпа?— спросил купец, посмотрев на его голову.
Ветер сорвал, а речка унесла!
Плохи твои дела, друг! Теперь домой не возвращайся! Достанется тебе от жены!
Жена ни словечка не скажет.
Быть этого не может,— спорил купец.
Спорили они, спорили и побились об заклад. Проиграет купец — платит Ахмеду тысячу рублей. Проиграет Ахмед — будет без платы три года на купца батрачить.
Приехали они в аул. Ахмед оставил купца под окном сакли, а сам вошел в дом. Увидела Жангулаз мужа, обрадовалась, обняла его.
Как базар?—спрашивает.
Все хорошо получилось,— говорит Ахмед.— Я, как пришел, сразу выменял твои украшения на пару добрых быков.
Вот и молодец!— похвалила мужа Жангулаз.— Будут наши быки поле пахать, дрова из леса возить.
Не будут,— говорит Ахмед.— Быков я променял на корову с теленком...
Это же еще лучше!— обрадовалась Жангулаз.— Не буду теперь я завидовать тем, кто своих коров доит!
Правда твоя! Только корову с теленком я променял на лошадь...
Что ж, и это отлично! Тебе давно хотелось покрасоваться на резвом коне! Теперь у тебя есть конь.
Был!—говорит Ахмед.— Коня я променял на козу с козленком.
Вот и хорошо! Козу мне давно хотелось иметь. Как родится у нас мальчик, он будет пасти козу и забавляться с козленком.
Не радуйся!— грустно сказал Ахмед.— Я козу променял на сукно для черкески.
И правильно сделал! Хватит тебе оборванцем ходить.
Эх, жена! Сукно-то я променял на белую войлочную шляпу.
Шляпа тебе тоже нужна,— сказала Жангулаз.— Будет летом от солнца защита.
Нету у меня и шляпы, жена! Шляпу унес ветер, сбросил в реку, когда я переходил через мостик.
Ой, как хорошо, что ты жив остался!— радостно воскликнула Жангулаз и крепко-крепко обняла мужа. А потом начала быстро собирать ему ужин.
У меня там гость,— сказал Ахмед,-прежде чем сесть за еду, и позвал купца.
Купец все слышал. Но он был человек уп-рямый и решил еще раз поспорить.
Я скажу всего девять слов,— предложил купец Ахмеду,— и если твоя жена ответит на них без запинки, все мои девять арб с товарами будут ваши. А не ответит —отдашь мне твою жену.
Жангулаз согласилась отвечать.
И вот, когда купцу показалось, что Жангулаз чем-то занята и не услышит его, он прошептал:
Один!
Один умный стоит многих дураков,— откликнулась Жангулаз.
Два,— сказал купец.
Два дружных глаза далеко видят.
Три!
Без трех ножек стол не стоит!
Четыре!
Четыре соска у коровы молоко дают! — Пять!—сказал купец сквозь зубы.
Пять пальцев на руке — братья!— ответила Жангулаз.
Шесть!
Шесть дней в неделе, кроме пятницы! — Семь!— пробормотал купец. — Семь братьев-звезд вокруг себя обернутся — утро настанет!
Восемь!
Восемь великанов быков всю землю распашут!
Понял купец, что проиграл, говорит тихонько:
Девять!
Девять дружных мышей крышку с сырной кадки стянут!— Засмеялась тут Жангулаз.— Иди и ты, купец, тяни-ка сюда свои девять арб!
Победила купца находчивая Жангулаз, и пришлось ему расплачиваться за спор.
[Перевод: Н. В. Капиева
Примечения: У черкесов еду подавали на трехногом-столике—«ана».
Семь братьев-звезд — созвездие Большая Медведица.]

Сказка № 4848
Дата: 01.01.1970, 05:33
Жили давным-давно старик со старухой, бедные из бедных в своем ауле. Никогда не было у них ни теплой одежды, ни сытной еды. Но не это они горем считали. Горевали они о том, что нет у них ребенка, не звенит в их доме беззаботный детский смех...
И вот на склоне лет пришла к ним радость: родился у них мальчик, здоровый, веселый, красивый, как солнечный луч.
Мальчик-то у них родился, да во что его одеть, чем накормить?
Станем водить сына в лохмотьях, будут над нами люди насмехаться,— сказал старик жене.— Давай уйдем в лес подальше, может, встретим там свое счастье..»
Построили они в дремучем лесу, где нога человеческая не ступала, маленький домик и поселились в нем. Пошел однажды старик в лес за добычей, а старуха дома сидела, сына нянчила, пела ему песню. Вынесла она мальчика на пороге поиграть да и оставила одного, сама за чем-то в дом ушла. А из чащи выбежал медведь, схватил ребенка и унес. Убивалась старуха, плакала, кричала... Да что толку? Мальчика ведь не вернешь!
Пришел старик под вечер домой, а в доме такое горе, какого злому врагу не пожелаешь. Погоревали они вдвоем и решили:
Из лесу никуда не уйдем. Там, где наше единственное дитя погибло, пусть и нас постигнет смерть.
А медведь между тем принес мальчика в свою берлогу и принялся за ним, как за медвежонком, ухаживать: кормил его вволю лесными орехами, ягодами и медом, спать укладывал у себя на груди. Когда мальчик подрос, вывел его медведь на лесную поляну, выбрал молодой дубок покрепче и приказал:
А ну-ка, попробуй, вырви с корнем! Обхватил мальчик ствол обеими руками,
дернул разок-другой, но только наклонил его, а вырвать из земли не мог.
Видно, не время еще!— проворчал медведь.
Прошло несколько лет. И снова повел медведь мальчика на поляну и велел ему дубок из земли тащить. А деревцо выровнялось, окрепло. Прибавилось и у мальчика сил, но все же, как ни старался, дерево с корнем не вырвал, только верхушку обломал.
Рано, братец, рано!— проворчал и в этот раз медведь.
Но вот стал мальчик сильным и ловким юношей. Повел его медведь в третий раз на поляну. Высоко поднялся дуб, крепкие ветви раскинул. Но и юноша накопил силу. Обхватил он ствол обеими руками, так и вырвал дуб из земли, как былиночку.
Вот теперь время!— обрадовался медведь.— Теперь, сын мой, я открою тебе, кто ты такой. Много лет тому назад бродил я по лесу и увидел маленький домик. На пороге сидела женщина с ребенком и пела ему грустную песню. Она горевала, что нечем ей накормить малютку сына. Долго слушал я, и стало мне жаль мать и ребенка. Когда она отлучилась, схватил я мальчика и унес. Мальчик этот — ты! Я вырастил тебя, воспитал, сделал могучим. Возвращайся теперь к отцу с матерью, будь их помощником и опорой. Иди, учись людским обычаям и помни всегда: зло влечет за собой зло, добро рождает добро!
Сказал юноша медведю «спасибо» за науку, вернулся к отцу с матерью, вернулись они в свой аул, стали жить да поживать. Сами горя не знали и бедным в нужде помогали.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2017