• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
22 Ноября 2017 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]





Сказки папуасов Киваи
Сказка № 5666
Дата: 01.01.1970, 05:33
Когда-то жила женщина, которую звали Виовио, и у нее был сын по имени Гануми. Когда он был еще грудным ребенком, мать его забеременела опять. От этого молоко у нее испортилось, и Гануми перестал сосать грудь. Он лежал, голодный и грязный, мать не мыла его и только иногда давала ему немножко саго.
Незадолго до родов ей занавесили в доме угол, и там она родила. Циновку с пятнами крови она не выбросила, и однажды, когда все ушли работать на огороды, она положила на нее Гануми и тоже ушла. Гануми сразу вскочил на ноги и закричал:
- Ой, что это здесь, такое красное?
И тут же Гануми стал из мальчика попугаем. Тело у него покрылось перьями, появился клюв, и весь он стал красный - как пятна крови на циновке. Попугай взлетел на крышу хижины, а потом полетел туда, где Виовио делала саго, и сел на соседнюю саговую пальму. Женщина подумала: «Такой птицы я не видела никогда, какая она красивая!» А птица закричала на языке красных попугаев:
- Виовио, ты меня узнаёшь?
Женщина бросила птице немного саго и сказала:
- Почему эта птица зовет меня по имени? Попугай перелетел на другое дерево, сбросил перья,
стал опять мальчиком и сказал:
- Ты меня не узнала? А ведь ты родила меня - ты, а не другая женщина. Теперь я от тебя уйду. Моим домом станут деревья, есть я буду кокосовые орехи, и звать меня теперь будут красный какаду - пиро.
- Не говори так, - сказала мать, - спустись вниз, вернись домой.
- Теперь уже поздно, я не могу спуститься, мой дом будет на деревьях. Когда я был с тобой, ты обо мне не заботилась, а теперь я буду есть бананы и кокосы и буду смеяться над людьми.
Красный попугай улетел и сел на саговую пальму, которая росла над ручьем. Вскоре за водой пришли девушки, и одна из них, которую звали Гебае, увидела отражение попугая и подумала, что птица там, в воде. Она прыгнула в ручей, чтобы ее поймать, но птицы там не оказалось.
- Зачем ты полезла в воду? - сказала ей другая девушка.- Вон птица, наверху, на дереве.
Попугай слетел к девушкам, стал над ними порхать, и они его поймали. Гебае пошутила:
- Я возьму его домой и там спрячу, это будет наш муж. Она посадила попугая в корзину, а когда вернулась
домой, повесила корзину около места, где спала. Девушки легли и заснули. В середине ночи Гануми стал человеком и разбудил Гебае.
- Кто это? - воскликнула она.
- Это я, пиро. Ты поймала меня и посадила в корзину.
Гебае сказала себе: «Я думала, это попугай, а это, оказывается, человек!» Юноша лёг с нею спать, а утром вернулся назад в корзину. На следующую ночь он снова пришел к ней спать, и Гебае забеременела. Вскоре другие девушки стали говорить: «Посмотрите на Гебае, ее соски потемнели - наверно, она беременна». Об этом узнали все, и некоторые женщины стали бранить ее, а остальные молчали. О том, что у Гебае будет ребенок, узнали также ее отец и мать. Они очень рассердились, собрали односельчан и пошли с ними убивать Гануми.
Красный какаду улетел на саговую пальму, сбросил с себя перья и положил их в ложбинку пальмового листа. Люди срубили топорами пальму, на которой он прятался, но Гануми успел перепрыгнуть на другую, а когда стали рубить ее, то на третью, а с нее на четвертую. Он увидел сверху в толпе свою мать и крикнул:
- Виовио, куда мне спрятаться? Вот-вот они убьют меня. Где моя лестница, матушка?
Мать развязала верёвку, на которой держалась ее юбка, и бросила конец Гануми, но веревка оказалась слишком короткая, и тогда она достала пуповину Гануми, которую сберегла. Гануми закричал:
- Меня называли пиро, матушка, а теперь меня будут звать по-разному! Гануми меня будут звать всегда, когда я буду ярко светить. Брось мне конец пуповины, матушка!
Мать крепко зажала в руке конец веревки с привязанной пуповиной и бросила ему другой - она хотела сдернуть сына с дерева и спрятать в свою корзину. Гануми схватил конец пуповины, и Виовио изо всех сил дернула его к себе. Но Гануми крепко держался за дерево, и оно от рывка Виовио сперва согнулось в ее сторону, а потом распрямилось снова - с такой силой, что забросило мать Гануми на небо, а следом за ней и самого Гануми, державшегося за конец пуповины. Там Виовио поймала его и посадила к себе в корзину, и в ней она носит его на небе по сей день.
На листьях и стволах саговых пальм бывает белый налет, похожий на муку. Гануми, когда прыгал с пальмы на пальму, вымазал в нем лицо, и с тех пор оно белое. Когда Гануми чуть выглядывает из корзины матери, люди видят молодой месяц; потом он высовывает лицо больше и больше. Иногда мать прячет корзину у себя за спиной, и тогда луны не видно совсем. Мать увидеть нельзя, только пальцы ее иногда видны перед лицом Гануми - это и есть те пятна, которые мы видим на луне.
О том, почему лицо у Гануми белое, рассказывают и по-другому. Говорят, что однажды, когда он был еще маленьким, мать жарила саго, а он плакал и просил, чтобы ему дали. Рассердившись, она швырнула ему пригоршню, саго засыпало лицо Гануми, и там, куда попало подгоревшее, теперь темные пятна.
Часть саго, приставшего к его лицу, Гануми сбросил, и оно упало на пальмы и даже на землю - крошки этого саго попадаются до сих пор, и если юноша съест такую крошку, его будут любить все девушки. Для этого же крошку иногда кладут юноше под мышку, или натирают ею раковину, которую юноша носит на шее, или же смазывают ею длинное перо, украшающее голову, - оно качается взад-вперед и приманивает девушек. «Крошкой луны» также иногда мажут, если хотят убить жирного дюгоня, веревку, к которой привязан гарпун, и дают также какой-нибудь из собак, если охотник хочет загнать жирную дикую свинью.
О том, как появился Гануми, знают все, и иногда влюбленные, встретившись, повторяют его разговор с Гебае. «Кто ты?» - спрашивает девушка. «Я пиро, - отвечает юноша, - я Гануми».

Сказка № 5665
Дата: 01.01.1970, 05:33
Нага и другие люди, кто когда-то жил на острове Тудо, часто отправлялись вместе бить дюгоней и ставили для этого мостки над рифами. Некоторым удавалось убить за одну охоту двух дюгоней, другим трех, а Наге даже больше. И вот однажды, когда Нага был на охоте, а его жена сидела у очага, ее увидели двое неженатых юношей, проходивших мимо. Они сказали друг другу:
Уж очень эта женщина хороша! Давай в следующий раз, когда все уйдут на охоту, останемся с ней в селении.
Когда люди снова собирались на охоту за дюгонями, оба юноши притворились больными, каждый туго перевязал себе бедро, и они легли около очага. Все мужчины, кроме них, ушли из селения, а эти двое остались.
Едва лодки с охотниками отплыли, как юноши поднялись и развязали веревки, которыми было перевязано бедро. А когда наступила ночь, они прокрались в дом Наги и схватили его жену. Они сказали ей:
Ты нам очень понравилась, вот почему мы остались в селении.
И они провели с ней всю эту ночь.
Нага в это время звал и звал на рифах дюгоней, но ни один не подплывал близко. Односельчанам Наги, стоявшим на других мостках, всем удалось убить сколько-нибудь дюгоней — кому двух, кому трех, а кому и четырех. Когда начался отлив и рифы оголились, Нага велел выта-
щить из них сваи, на которых крепят мостки, и следом за лодкой Наги остальные лодки тоже поплыли домой, на Тудо. Они приплыли, и Нага сразу пошел к жене, но она, когда он вошел, не сказала ни слова, а осталась сидеть как сидела до этого. Нага сказал:
Я всегда убивал много дюгоней, но на этот раз не убил ни одного и даже не слышал, как они фыркают, а остальные убили много дюгоней. Я оставлял тут двух юношей, они тебя не трогали?
Ой, Нага, эти двое юношей плохие — обманули всех и притворились больными, а на самом деле не пошли на рифы потому, что я им понравилась. Они пришли и пробыли со мной всю ночь, и теперь я больна.
Никому об этом не говори,—сказал ей Нага,—пусть об этом никто больше не узнает.
Пока его односельчане разделывали дюгоней, Нага срубил дерево варакара, отнес в святилище и там вытесал из дерева крокодила. Сделав крокодила, Нага отнес его к воде и влез в него, но древесина варакары слишком легкая, и крокодил плавал только поверху. Тогда Нага сделал крокодила из дерева хаванура, но и этот крокодил был слишком легкий, так что пришлось выбросить и его. То же случилось и с крокодилом из дерева капаро. Наконец Нага сделал крокодила из дерева вонгаи, и этот крокодил, когда Нага залез в него и прыгнул в воду, нырнул в глубину. Нага попробовал обежать в нем по дну вокруг всего острова — крокодил побежал очень быстро, и поверху за ним покатилась от этого большая волна. Нага подумал: «Да, плохо придется теперь моим односельчанам от этого чудища, которое я сделал!»
Вернувшись на берег, Нага положил крокодила в святилище и забросал листьями. Когда люди стали спрашивать, где он был, Нага сказал:
Я спал — когда я был на рифе, мне спать не пришлось, и я сейчас спал в кустах.
А потом он сказал односельчанам:
Собирайтесь, завтра поплывем в Манату.
Люди стали собираться в дорогу. Утром, когда лодки были уже готовы к отплытию, Нага.сказал:
Вы плывите первыми, а я за вами.
Все лодки отплыли, только лодка Наги не отчаливала от берега, потому что ждала его. Но Нага сказал тем, кто в ней был:
Отправляйтесь, не ждите меня, я вас догоню.
Как же без лодки ты нас догонишь?—удивились
люди.
Вы об этом не думайте,—ответил Нага,—все равно
я вас догоню.
Его лодка уплыла, и тогда он влез в крокодила и нырнул в море. Он стал бегать и плавать под водой, отрезая кусок за куском от острова, пока тот не стал совсем маленьким. Вот почему теперь вокруг острова Тудо так мелко и так много около него островков, проливов и протоков. После этого Нага быстро догнал лодки с односельчанами, а потом обогнал их. Между рифами Кемусу и Кумадари есть проход, который называется Вапа, и там Нага остановился и стал ждать лодки. Он стал в воде на задние лапы — хвост опустил вниз, ко дну, а крокодилью пасть высунул наружу и широко раскрыл ее. Вокруг себя Нага сделал водоворот, и люди в передней лодке, которая была уже близко, испугались и закричали:
Что это с морем и что это за чудовище? Посмотрите, какая у него пасть!
Нага вмиг проглотил лодку вместе со всеми, кто в ней был, и стал глотать одну за одной лодки, которые за ней плыли. А когда подплыла та, в которой были обидчики его. жены, Нага показался в разинутой крокодильей иасти и прокричал:
Во всем виноваты эти двое — когда я охотился, они совершили над моей женой насилие! Поэтому я, Нага, . утоплю сейчас вашу лодку!
И он ее тут же проглотил. Наконец приплыла лодка с женой Наги, и Нага закричал из крокодильей пасти:
Возвращайтесь назад, на Тудо! Я Нага, теперь я стал крокодилом, больше на Тудо я не вернусь! Это я проглотил -все лодки, и я буду есть теперь всех людей, и мужчин и женщин!
После этого крокодил исчез — ушел в глубину. Лодка -возвратилась на Тудо, и те, кто в ней был, увидели, что их остров разрезан узкими протоками на маленькие островки. Тогда они оплакали Тудо, оплакали Нагу, оплакали всех погибших.
В обличье крокодила Нага поплыл от рифа Кемусу прямо к Даудаи, врезался в берег и пополз прочь от моря, прорезая в земле глубокую борозду. Так появилась река Бинатури со всеми ее притоками — до этого реки там не было. Когда он добрался до Ёмусы, он решил, что останется там жить, и выполз из борозды отдохнуть. Вдруг он увидел Сиде, человека из Масингарьг - тот-охотился на
кенгуру и диких свиней. Нага вылез из крокодила и спросил его:
Ты человек или дух?
Я человек, меня зовут Сиде, я живу в Масингаре. Нага сказал:
В Масингаре живет мой друг Вакеа. Если ваш народ захочет воевать, сначала приходите ко мне — я буду здесь жить.
Сиде пошел в селение и всем сказал:
Я встретил хорошего человека, он будет жить здесь недалеко, и с ним чудище. Пойдемте, я вам их покажу.
Он повел их к Наге, и, когда односельчане Сиде увидели крокодила, они изумились и сказали:
Такого чудища мы не видели, оно длинное-длинное! Нага им сказал:
Когда захотите воевать, режьте бамбук для лука и для тетивы здесь, в Ёмусе — здешний бамбук убивает лучше всякого другого.
С тех пор жители Масингары, когда делают луки, срезают для них бамбук в Ёмусе — вот почему все так боятся их стрел.
И еще Нага сказал народу Масингары:
Когда убьете врага, не отрезайте у него голову. Вот почему народ Масингары и другие жители леса не
отрезают у убитых врагов головы — они поступают, как им сказал Нага.
Потом Нага снова влез в крокодила и отправился странствовать. Он побывал во многих местах — прорыл реку Куру, а оттуда пополз дальше, в Мабудаване, и прорыл реку там. Он подумал: «Не буду я больше плавать по морю, лучше я буду делать реки и воевать с людьми». Едва он чуял людей, как сразу полз к ним, по дороге делая в земле реку. Так появились реки Магаи, Тамани, Поспос, Тогитури, Васи-каса, Куди-каса и Кобуара-гово. Нага сделал их и пополз назад, поднимаясь вверх по каждой из этих рек, и везде, где Нага видел людей, пришедших за водой, он ловил их проглатывал. Наконец он вернулся в Ёмусу, срыгнул там головы проглоченных, вылез из крокодила и выложил из голов на земле большое кольцо, а вокруг выложил другое, из листьев кокоса. Вот почему, с тех пор люди раскладывают так головы врагов, которые приносят с войны. До Наги и знаменитого воина Куиамо люди совсем не воевали. Тех, кто живет на острове Саибаи и соседних с ним островах, научил воевать Куиамо, а тех, кто живет вдалеке от моря, — Нага. Селение Мавата лежит между теми и другими, и потому и те и другие стараются им завладеть. Когда жители Маваты и островов Ям и Тудо приходят в Ёмусу, они приносят духу Наги дюгоньи кости и мясо и говорят ему:
Нага, возьми это мясо, оно твое — ведь ты помогаешь мне каждый раз, как я иду бить дюгоней.
Вот почему в Ёмусе такие большие груды дюгоньих костей. Если люди из других мест не будут давать Наге мяса, с ними, когда они будут охотиться на дюгоней, может случиться какая-нибудь беда. Люди также просят у Наги победы в войне. Они говорят ему:
Скоро я иду на войну. Я буду убивать, как ты убивал жителей Тудо.
Дух Наги до сих пор живет в Ёмусе, а когда хочет куда-нибудь отправиться, принимает обличье крокодила. Все остальные крокодилы произошли от него, и они съедают людей потому, что так делал Нага после того, как принял обличье крокодила.

Сказка № 5664
Дата: 01.01.1970, 05:33
Как-то раз в давние времена один человек договорился со своими двумя жёнами, что на другой день они пойдут втроём делать саго. Когда они пришли в лес, муж срубил саговую пальму, прорезал в стволе большую дыру, и его жёны принялись за работу. Муж тем временем пошёл ловить рыбу. Он пришёл к пруду, вынул свои глаза, положил их на берегу и нырнул. Рыба и крабы мигом окружили его и впились в его веки и пустые глазницы. Человек вылез на берег, побросал улов в корзину и стал искать на ощупь глаза. Когда он их наконец нашёл, он вставил их в глазницы и понёс рыбу жёнам. Те спросили его:
- Где ты поймал эту рыбу?
- В большом болоте, - ответил муж.
Он не хотел, чтобы они - узнали, как он ловит рыбу.
Вечером они отправились домой, а на другой день снова пошли за саго, и муж опять стал ловить рыбу - так же, как накануне. О том, как он это делает, не знал никто.
Но однажды, когда он, вынув глаза, прыгнул в воду, их увидела птица - она в это время пила из пруда. Птица вмиг проглотила оба глаза, а потом взлетела на высокое дерево.
Выйдя из воды, человек стал искать глаза, но найти их не мог. Тогда он закричал жёнам:
- Идите сюда, поищите мои глаза! Жёны пришли и спросили:
- Что случилось?
- Поищите мои глаза, я не могу их найти.
- Куда ты их дел?
- Я положил их где-то на берегу, - сказал он, - поищите как следует.
- Их нигде нет.
- Поищите тогда в желудках у птиц, - попросил он. Жёны сделали небольшой лук, подстрелили какую-то птицу и выпотрошили её, но ничего не нашли. Они подстрелили ещё несколько птиц, принесли мужу, и он их выпотрошил, но тоже не нашёл ничего. Через некоторое время большая птица, проглотившая его глаза, слетела с высокого дерева и села на низкое, и там одна из женщин её подстрелила. Она выпотрошила птицу и нашла внутри глаза мужа. Женщины их вымыли, вставили мужу в глазницы, и он воскликнул:
- Я снова вижу!
- Ещё раз так сделаешь, - сказали жёны, - мы их искать не станем. Ты обманщик - ведь ты говорил нам, что ловишь рыбу в большом болоте.
Мужчина был очень рад, что глаза нашлись и он теперь снова видит. А когда они вернулись домой и люди услышали о том, что случилось, все стали смеяться и говорить мужу:
- Напрасно ты вынимаешь свои глаза! А что, если бы они попались дикой свинье и та бы их съела и убежала в лес - где бы тогда ты их искал? Как ты мог такое придумать?

Сказка № 5663
Дата: 01.01.1970, 05:33
Около устья реки Ориому жили человек по имени Ивогу и его младший брат. Как-то Ивогу поплыл на лодке вверх по реке. Он плыл и смотрел на деревья по берегам - не покажутся ли там игуана или ковровая змея. Вдруг из воды вынырнул Памоа, дух реки, и полез к Ивогу в лодку. Ивогу впустил его, и дальше они поплыли вместе. Когда они доплыли до Певоды, жители им сказали:
- Куда вы плывёте? Там в лесу, выше во реке, живёт хиваи-абере, у неё хижина и огород, а на берегу растёт её кокосовая пальма.
[Хиваи-абере - злое мифическое существо женского пола. По представлениям папуасов киваи, хиваи-абере очень толстые, у них большая голова, огромный живот и короткие ноги. Ногти на руках у них твёрдые и такие острые, что они убивают ими диких свиней.]
Но Ивогу и Памоа не послушали их, поплыли дальше и доплыли до другого селения. Взрослых там не оказалось - одни ушли на охоту, другие на огороды, дома остались только дети, и они сказали Ивогу и Памоа:
- Куда вы плывёте? Туда никто не ходит, там живёт хиваи-абере, она очень злая и съедает людей живьём.
Но Ивогу и Памоа поплыли дальше и повернули назад, только когда Ивогу настрелял много дичи. Когда они спустились к месту, где Памоа влез в лодку, Ивогу сказал:
- Отец, бери себе из добычи сколько хочешь.
- Спасибо, - сказал Памоа. - Дай мне небольшой кусок с костями, мне много не надо.
Он взял небольшой кусок мяса и нырнул в реку, а Ивогу поплыл домой и там поделился добычей с младшим братом.
На другой день поплыть на лодке вверх по реке захотел младший брат, но Ивогу ему сказал:
- Не плыви туда - говорят, там живёт хиваи-абере, она тебя может съесть.
Но юноша ему ответил:
- Я такой же сильный, как ты, я не боюсь хиваи-абере, я её убью.
Он взял лук и стрелы, сел в лодку и поплыл вверх по реке. Он поймал удочкой много рыбы и подстрелил несколько кенгуру и птиц. Когда он доплыл до места, где жил Памоа, тот вынырнул и полез к нему в лодку, но юноша закричал:
- Куда ты лезешь? Эта лодка не твоя!
Он стал бить Памоа по рукам веслом, но тот всё равно забрался в лодку, и дальше они поплыли вместе. Юноша снова стал ловить рыбу и бить дичь, но, когда они повернули назад, младший брат Ивогу не дал Памоа ничего, и тот возвратился домой с пустыми руками. Старшему брату, когда приплыл домой, юноша тоже ничего не дал.
Прошло немного времени, и Ивогу снова поплыл вверх по Ориому. Он подстрелил несколько птиц и поймал много рыбы, а потом увидел Памоа - тот уже ждал его, плавал наверху. Ивогу взял его в лодку, и дальше они поплыли вместе. Они поднялись по реке выше, чем в первый раз, и наконец увидели кокосовую пальму, о которой столько говорили люди. Они вышли на берег, Ивогу связал себе лодыжки верёвкой, чтобы удобней было карабкаться, залез на пальму и сбил несколько орехов. Орехи упали в воду, а пальма запричитала:
- Матушка, меня дергают за уши!
Хиваи-абере в это время работала на своём огороде и вдруг больно ударилась ногой о копалку. Она подумала: «Ой, кто-то трогает мою дочь, вот почему я ударилась ногой так больно!» Она бросила копалку, схватила копьё и побежала к пальме.
Ещё в первый раз, когда Ивогу дал ему мяса, Памоа стал привязывать кости от этого мяса на верёвочки - каждую кость обвязывал посередине, а потом связывал верёвочки одну с другой. Получилась одна длинная верёвка, и теперь Памоа раскрутил её, забросил конец на верхушку пальмы, где был Ивогу, и закричал:
- Вот тебе лестница, не спускайся по дереву, спускайся по ней!
Ивогу спустился по лестнице из костей, и Памоа сдёрнул конец верёвки с верхушки дерева. Они выловили из воды кокосы, которые упали с пальмы, и поплыли скорее прочь. Когда хиваи-абере прибежала, лодка уже плыла. Она бросила им вслед копьё, но не попала, догнать Ивогу и Памоа она не смогла, и они от нее уплыли.
Расставаясь с Памоа, Ивогу ему сказал:
- Отец, бери себе из добычи сколько хочешь. Но Памоа ответил:
- Мне не нужно есть столько, сколько людям, мне хватит двух или трёх кусочков. Оставь мясо себе, тебе оно нужнее - ты не один, а у меня нет дома и нет очага.
И он прыгнул в воду.
Когда младший брат увидел кокосы с пальмы хиваи-абере, ему тоже захотелось нарвать таких же, но Ивогу ему сказал:
- Не ходи туда, хиваи-абере тебя убьет. Мне удалось спастись, а удастся ли тебе?
Но младший брат не послушал Ивогу, сел в лодку и поплыл, стреляя по пути дичь. Когда он доплыл до места, где в реке жил Памоа, тот опять полез в лодку, и младший брат Ивогу снова стал бить его по рукам веслом. Он бил так сильно, что руки у Памоа покрылись ссадинами и царапинами и из них пошла кровь, но хозяин реки всё равно влез к нему в лодку. Памоа взял вёсла и сел грести на носу, а юноша грёб, сидя на корме. Они доплыли до кокосовой пальмы хиваи-абере, юноша связал себе лодыжки верёвкой, вскарабкался на пальму и сбил несколько кокосов. Пальма опять запричитала:
- Матушка, меня дергают за уши!
Хиваи-абере в это время работала на огороде, но вдруг почему-то вздрогнула. Она подумала: «Что-то опять мне не по себе! Почему люди не оставляют меня в покое?»
Она зарычала от ярости, и Памоа, услышав её рычание, крикнул юноше, который был ещё на пальме:
- Спасайся, сюда бежит хиваи-абере!
- Как мне спуститься, Памоа? - закричал юноша.
- Ту длинную лестницу я тебе бросить не могу, - ответил Памоа, - она не твоя, а твоего брата. Сделать лестницу для тебя мне было не из чего - ты сам виноват, пожалел мне даже костей.
Тут хиваи-абере с луком и стрелами выбежала из леса, натянула тетиву и выстрелила. Стрела попала младшему брату в затылок, и он упал с верхушки кокосовой пальмы на землю.
- Ты сам виноват, - крикнул ему из лодки Памоа, - жалел для меня костей! Твой брат был добр ко мне - я тоже был к нему добр, ты не был добр ко мне - я к тебе тоже не был добр.
Хиваи-абере добила юношу и начала его есть, а Памоа поплыл на лодке вниз по течению. Доплыв до места, где он жил, Памоа выпрыгнул в воду, а лодку понесло дальше. Ивогу поймал её и увидел, что в лодке никого нет.
- Ой, с моим братом что-то случилось! - воскликнул он.
Ивогу опять поплыл вверх по Ориому, и опять Памоа влез к нему в лодку. Стрелять дичь Ивогу в этот раз не стал, ему нужна была только хиваи-абере. Чтобы приманить её, он опять взобрался на её кокосовую пальму, стряхнул несколько кокосов, и пальма снова запричитала:
- Матушка, меня дергают за уши!
Памоа опять закинул на верхушку пальмы конец верёвочной лестницы с костями вместо ступенек, которую он сделал для Ивогу, тот быстро по ней спустился, и, когда хиваи-абере выбежала, размахивая луком, из леса, Ивогу выстрелил в неё и пронзил стрелой слева направо, а потом выстрелил ещё раз и другой стрелой пронзил справа налево. Она упала, и тогда Ивогу вспорол ей бамбуковым ножом живот и достал оттуда тело младшего брата. Он отрезал у мёртвой хиваи-абере голову и сжёг её тело, а потом и её хижину. После этого Ивогу стряхнул с её пальмы все кокосы - вот почему Ориому несёт к своему устью столько кокосов.
Памоа, когда они доплыли до места, где он живёт, вернулся в реку, а Ивогу, приплыв домой, похоронил тело брата и над могилой повесил голову хиваи-абере.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2017