• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
22 Ноября 2017 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]





Сказки Олега Игорьина
Сказка № 6222
Дата: 01.01.1970, 05:33
Эта история произошла очень давно, в Древнем Китае.
Жил тогда в Древнем Китае самый главный человек этой страны – Китайский Император. Вообще-то, в Древнем Китае было много Императоров, которые жили в разное время, но история, о которой будет рассказано, произошла с одним из них.
Итак, один Китайский Император жил в Древнем Китае и был не грозным и жестоким властелином, которого все боялись, а добрым и мудрым человеком. И за это его любили жившие в той стране китайцы.
Как-то раз, когда у Китайского Императора был день рождения и собралось в его великолепном и большом дворце много народу, ему стали дарить множество подарков – ведь на день рождения всегда дарят подарки, даже Китайскому Императору. Ему дарили их так много и они были такие разные, что можно было только позавидовать!
Император вежливо улыбался, когда ему подносили очередной подарок, благодарил и тихо – так чтоб никто не слышал – вздыхал. Ведь все, что ему дарили, у него уже было. Но он не хотел огорчать гостей (он был воспитанным императором) и поэтому терпеливо сидел на троне. А если ему вдруг хотелось зевнуть, то он, помахивая красивым китайским веером с нарисованными на нем страшными красными драконами, слегка прикрывал рот. При этом драконы на веере смотрели пристально на окружающих, и все делали вид, что не видели, как Император зевает.
Когда уже все подарки закончились, и Император даже обрадовался этому, то остался самый последний подарок.
Ему подарили большую красивую корзину с множеством прекрасных и благоуханных цветов. От разноцветных цветов шел такой хороший аромат, что весь большой и высокий зал, в котором Император сидел на величественном троне, полностью наполнился прекрасным запахом.
- Ах! Как хорошо пахнут разноцветные цветы в большой красивой корзине! – восхитился Император и улыбнулся.
- Ах! Как хорошо пахнут разноцветные цветы в большой красивой корзине! – повторили за ним его слуги-китайцы и стали кланяться.
Они были хорошие слуги и знали, что всегда надо кланяться, когда говорит Император. И даже когда он не говорит, надо кланяться. Но когда они не кланялись, то они улыбались, если улыбался Император, и сердились, если сердился Император. Вот такие были хорошие и преданные слуги! Но сказка не о слугах (о которых тоже можно было бы много рассказать хорошего), а о том, что было дальше.
Ну вот, сидит Император на своем троне и наслаждается ароматов красивых цветов и радуется тому, что уже закончили дарить подарки. И слуги тоже наслаждаются ароматом красивых цветов и радуется тому, что уже закончили дарить подарки.
И вдруг Император видит, как один белый и пушистый цветок в красивой корзине зашевелился.
- Ой! – удивился Император. – Цветы шевелятся!
И он почему-то даже прикрылся китайским веером с драконами. Драконы грозно посмотрели на пушистый цветок и, если бы драконы были живые, то они, наверняка, напали на него.
- Ой! – удивились слуги-китайцы. – Цветы шевелятся! – и стали кланяться.
И вдруг Император увидел, как у белого и пушистого цветка появились голубенькие глазки, и он легонько зевнул розовым маленьким ротиком.
- Это не цветок! – воскликнул Император и опустил веер вниз. Драконы на веере, перевернувшись верх ногами (точнее – верх лапами), с любопытством посмотрели на цветок.
- Да! Да! Это не цветок! – воскликнули слуги, кланяясь.
- Это маленький котенок! – догадался Император и радостно улыбнулся: такой подарок ему еще никто в жизни не дарил.
- Это маленький котенок! – вслед за ним догадались слуги и стали кланяться, улыбаясь.
- Ах! Какой прелестный подарок! – восхитился Император.
- Ах! Какой прелестный подарок! – восхитились с ним его китайские слуги и опять кланялись.
- Как же мне его назвать? – задумался Император.
- Как же мне его назвать? – спросил Император у слуг.
Но слуги только кланялись и стали повторять за Императором:
- Как же его назвать?
Во дворце стало тихо, и лишь только небольшой гул нарушал тишину. То ли это все тихо шептались, придумывая имя, то ли это мысли у всех так работали, что создавали небольшой шум.
Драконы на веере тоже, кажется, задумались, и еще пристальнее и страшнее стали смотреть на гостей.
Но никто не мог придумать имени.
Поняв, что никто не может придумать имени маленькому котенку, Император загрустил и вздохнул:
- Ох!..
- Ох!.. – вздохнули вслед за ним слуги и опять стали кланяться.
Императору на ум приходило много разных слов, но ни одно из них не подходило к имени котенку.
А тем временем маленький беленький котенок вылез из красивой корзины с благоухающими цветами, в которой он находился. Он тихонько обнюхал ее, затем почесал задней лапкой за маленьким розовым ушком и, никого и ничего не стесняясь, оставил после себя маленькую лужицу. И потом маленькими шажочками побежал к Императору.
- Ну вот, - сказал Император, посмотрев на прозрачную маленькую лужицу, - прямо как снежок растаял.
Император знал, что когда снег тает, то он оставляет за собой лужи.
И тут же Император придумал имя.
- Снежок! – обрадовался он. – Ты будешь называться Снежком!
Все тоже обрадовались и даже стали подпрыгивать и хлопать в ладоши.
- Снежок! Снежок! – обрадовались слуги и снова стали кланяться. А некоторые даже стали кланяться во все стороны, не понятно почему.
А потом все гости сели за большой стол и стали кушать много вкусного, а Император был рад тому, что ему подарили такой хороший подарок.
И вот в большом и красивом императорском дворце стал жить маленький котенок. Император настолько полюбил Снежка, что ни на миг, ни на шаг от себя не отпускал. И если Император куда-нибудь шел, то котенок бежал рядом или был на руках у него. А если Император кушал, то котенок тоже кушал рядом.
А когда котенка не было рядом, Император очень волновался и спрашивал у слуг:
- Где мой котенок?
- Где котенок? – повторяли слуги и кланялись до тех пор, пока Снежок сам собой не находился.
Ночью Снежок спал вместе с Императором на большой кровати, которая была широкая, и всем хватало места. Котенок сворачивался клубочком и тихонько лежал.
- Ты моя радость, ты мое солнышко! – говорил Император, просыпаясь утром и видя рядом с собой белого, воздушного и нежного, как снежный комочек, котенка. Он протягивал руку и гладил его. Тот тихонько урчал и выпускал из маленьких лапок с розовыми мягкими пяточками маленькие прозрачные коготки.
Если вдруг Снежок заболевал, то Император созывал всех врачей, которые были в Древнем Китае и не отпускал их до тех пор, пока они не вылечивали котенка.
Вот такая была у них дружба!
Однажды к Императору должны были приехать иностранные послы. По этому случаю на него надели самый дорогой и самый красивый халат, который был у Императора. Халат был расшит золотом, на нем были драгоценные камни; и, когда на него падали солнечные лучи, то было непонятно, что ярче светит: золотой халат или солнце.
Халат был очень древний: Император получил его в наследство от своего отца, а тот от своего, а тот от своего и так далее, и никто уже не помнил, когда был сшит золотой халат. Наверно, он был так же стар, как и Древний Китай.
Этот халат Император одевал очень редко, да и то по торжественным случаям – Император очень ценил и очень бережно относился к золотому халату.
До приема иностранных послов еще оставалось немного времени, и Император решил прилечь на постель и подождать немножко. Он аккуратно и бережно лег в халате на кровать. И тут же возле него появился Снежок. Он тоже аккуратно и легонько прилег на императорский золотой халат, точнее - не на сам халат, а на один из его широких рукавов. Рукава были такие большие, что занимали почти половину кровати. Император не стал его прогонять, а только слегка погладил его мягкий и пушистый животик. Снежок от удовольствия тихо заурчал, а потом и заснул. Император тоже закрыл глаза и, кажется, немного вздремнул, до тех пор, пока в дверь не постучали и не сообщили, что иностранные послы уже приехали.
Император хотел было уже подняться с кровати и выйти к иностранным послам, но увидел, что его любимый Снежок крепко спит на золотом рукаве. Он свернулся клубочком, уткнул свой розовый носик в свою белую шерстку и был сейчас похож на один из тех прекрасных цветов, который находились в прекрасной корзине, которую подарили Китайскому Императору на день рождения.
«Ах! Как он прекрасен!» - подумал Император, глядя на Снежка.
Как не хотелось Императору его беспокоить! Он так огорчился, что даже не знал, что делать?
В двери опять постучали и опять напомнили, что иностранные послы с нетерпением ждут Императора.
«Что же делать?» - подумал Император.
- Что же делать? – спросил он вслух.
Император подумал, что, может быть, кто-нибудь подскажет, что необходимо делать. Но никого в спальне, кроме него и Снежка, не было. И никто не мог ничего посоветовать.
Император был таким добрым, что ему очень не хотелось доставлять неудобства котенку!
Император вздохнул.
«Эх! Если б здесь были слуги, - подумал Император, - то они, наверняка, подсказали бы, что надо делать! Или, на худой конец, стали бы кланяться. Все было бы легче»
И Император опять вздохнул.
Но он был не только добрым, но и мудрым Императором.
Он подумал:
«Если я разбужу котенка, то он обидится на меня, - и он снова вздохнул. - А если я не разбужу котенка, то я не смогу встретится с иностранными послами. И тогда они обидятся на меня»
В двери постучали в третий раз и сказали, что если Император не выйдет, то послы сейчас уедут.
«Значит, мне надо что-то сделать такое, - решил Император, - чтобы котенок не обиделся и чтобы иностранные послы тоже не обиделись и не уехали»
Он с сожалением посмотрел на прекрасный и дорогой халат, вновь легонько вздохнул, и тихонько, так чтобы не разбудить Снежка, оторвал от золотого халата рукав, но котором крепко спал котенок.
«Вот это да!» - подумали страшные драконы на китайском веере и восхитились этим поступком.
Котенок слегка пошевелил маленьким розовым ушком, но не проснулся.
Император с любовью посмотрел на спящего друга на золотом рукаве и, стараясь не шуметь, на цыпочках вышел из спальни.
И тут же оказался перед иностранными послами.
Иностранные послы удивились тому, в каком виде вышел к ним Китайский Император. Они увидели, что у его золотого и дорогого халата один рукав был оторван.
Послы стали перешептываться между собой и волноваться. А некоторые из них даже решили, что это дурной знак и Император решил объявить войну. И от этого даже сильно испугались.
- Ах, простите меня за мой внешний вид! – сказал, улыбаясь, Император, видя, как иностранные послы стали волноваться.
- Дело в том, - чуть смущаясь и даже слегка покраснев, продолжил Император, - что я не хотел будить моего маленького котенка, который случайно заснул на моем рукаве.
Императору даже стало немного стыдно, и от этого он вздохнул.
- Поэтому мне пришлось оторвать рукав… Вот…
И Император прикрыл место, где должен был находиться оторванный рукав, веером со злыми красными драконами. Драконы так грозно посмотрели на всех, чтобы никто не посмелел осуждать Императора, а тем более насмехаться.
Но никто и не хотел этого делать, потому что все заулыбались и поняли поступок Императора.
Сначала послы очень удивились словам и поступку Императора, потом обрадовались, что войны не будет, а потом заулыбались.
- Какой добрый Император! – сказали они. - Мы непременно расскажем своим правителям и людям в своих странах об этом прекрасном поступке.
И все были очень довольны. А больше всех был доволен Император – он не побеспокоил друга и успел выйти к иностранным послам. Ну и что ж, что оторвался рукав? - Зато все довольны.
А котенок, когда проснулся и не увидел рядом с собой друга, огорчился, мяукнул: - Мяу! – и, соскочив с дорогого золотого рукава, оторванного от императорского халата, пошел искать Императора. И нашел он его на величественном императорском троне в большом, красивом и высоком зале.
- Мяу, - сказал Снежок, и Император его заметил и очень обрадовался. Он взял котенка на руки и стал гладить. А Снежок от удовольствия стал урчать.
- Мяу, - повторили слуги и стали кланяться. (А может быть и не повторили и не стали кланяться? – ведь это было очень давно!)
Рукав, конечно, пришили обратно, да так хорошо, что ничего и не было заметно. И долго еще этот дорогой и красивый халат одевали другие Китайские Императоры, жившие уже потом.
А если Китайским Императорам когда-нибудь надо было развеселить иностранных послов, то они рассказывали это невероятное и доброе происшествие.
Вот такая интересная история произошла однажды с Китайским Императором в Древнем Китае.

Сказка № 6221
Дата: 01.01.1970, 05:33
В этом году зимой в лесу выпало особенно много снега. Он белым тяжелым одеялом покрыл всю землю, улегся на тонких темных ветках и стволах голых деревьев, пригнул ближе к земле колючие темно-зеленые руки елок.
Особенно досталось всему живому. Было тяжело ходить, прыгать, передвигаться. Да и следы на снегу были отчетливее видны.
В самую ночь под Рождество погода испортилась. Дул плохой пронизывающий ветер, черно-серые низкие тучи покрыли полностью небо, тяжело и неповоротливо двигаясь. Большие хлопья холодного снега, кружась в каком-то зловещем и непонятном танце, не прекращались, а иногда сменялись маленькими иголками льдинок, впивающихся во все и приносящих боль.
- Хооолодно, - Волк поднял голову и завыл хриплым голосом.
Снежинки, падающие на его шерсть, не таяли, а образовывали небольшой белый холмик на спине. Чуть засохшие льдинки возле пасти и на тонких жестких усах были неприятны и холодны.
- Угу-угу, - согласилась с ним старая вредная Сова с дешевым бусами из пластмассового жемчуга. Она сидела на высокой ветке и тоже съежилась от холодного ветра.
- Гооолодно, - Волк опять поднял голову и выпустил изо рта пар.
Он давно уже ничего не ел. Все спрятались по норкам, по дуплам, под снегом.
- Угу-угу, - опять согласилась Сова.
Волк угрюмо стоял под деревом и искоса посмотрел на Сову.
«Вот бы хватило мне на один раз покушать, - подумал он, - если б можно было ее достать».
Он внимательнее посмотрел на Сову. Затем на дерево.
«Нет. Не достану, - огорчился он и вздохнул. – Вот если б я умел лазить по деревьям, тогда достал бы… Или летать… Тогда бы я ее точно съел».
От этих мыслей у него открылась пасть, и капельки слюны упали на снег.
Сова, сверху наблюдавшая за Волком и видевшая его взгляды, поняла, о чем он сейчас думает. Она нервно зашевелилась, переминаясь с одной лапы на другую и еще крепче вцепившись в корявую ветку.
- Сегодня возле Большого Монастыря много людей, - сказала она, - походи там, может что-нибудь найдешь.
- Людей? – Волку не понравилось это.
Он не любил людей и даже побаивался их. Особенно тех, от которых идет гром и молния. Он с ними несколько раз встречался и еле ноги унес. Его шкура передернулась.
- Неееет, - провыл он, - я уж лучше поищу еще что-нибудь.
И он медленно поковылял прочь от дерева.
А ветер все дул сильнее и сильнее, а льдинки впивались все больнее и больнее.
Он поднял голову и принюхался. Откуда-то, еле-еле, чуть слышно, запахло жильем и едой. Он быстрее побежал на этот запах. Но ветер подул в другую сторону, льдинки стали хлестать с другого бока, и запах пропал. Волк все еще бежал не останавливаясь. И опять он услышал запах. Запах был вкусным и близким. Прямо перед ним была дорога, которая вела к Большому Монастырю.
Волк остановился и глубже вздохнул воздух. Если бы он не был так голоден, то побежал бы обратно. Но сейчас, прячась среди кустов и деревьев, он незаметно приближался к монастырю.
Высокие каменные стены со всех сторон окружали монастырь. Нигде не было ни лазейки, ни прохода. Лишь возле больших тяжелых ворот, чуть в стороне, стояла небольшая деревянная беседка, в которой постоянно бил источник родниковой воды.
В беседке стояла маленькая девочка и смотрела на темную старую иконку, висевшую там.
Волк спрятался под кустом, лег на брюхо, внимательно наблюдая за девочкой, и решил подождать.
Видно было, что девочке холодно и зябко. Она стояла в беседке и что-то тихо шептала.
Ей очень надо было именно сегодня, на Рождество, попасть в Большой Монастырь. Ее подружка сказала, как слышала от родителей, что если сегодня попросить что-то у Боженьки, то это обязательно сбудется. Девочке очень надо было, чтобы ее папочка выздоровел. Ведь он у нее такой хороший и добрый. И сейчас, пока он заснул, она ушла.
Ей нелегко было пробираться ночью сквозь лес. Черные корявые руки деревьев и злые кустарники цепляли ее. А холодный ветер сбивал с ног.
Но она все-таки дошла.
В середине Большого Монастыря стояла Большой Собор, из которого на снег лился желтый свет.
Внутри этого собора много взрослых людей в черных одеждах. Все они стояли плотно прижавшись друг к другу и никого пропуская.
«Наверно, у них сбываются все желания. Ведь они в таком большом доме просят», - подумала девочка.
Ей хотелось хоть одним глазком посмотреть на то, что внутри.
Девочке казалась, что там находится наряженная разноцветными игрушками елка, возле которой сбываются все желания.
Она даже попыталась отодвинуть чьи-то ноги. Но ноги еще тверже загородили путь к желанию.
Девочка еще немножко постояла, переминаясь с ноги на ногу от холода, и медленно пошла от Большого Собора.
Мимо нее быстрым шагом в черной длинной сутане, сдерживающей ход, и черной высокой шапке прошел молодой священник с маленькой редкой бородкой. Он очень торопился, и, заметив маленькую девочку, чуть замедлил шаг и даже хотел подойти к ней. Но, очевидно, он никак не хотел опоздать, поэтому, немного смущаясь и что-то пробормотав тихо под нос, поспешил дальше.
Девочка медленно вышла за ворота Большого Монастыря, так и не попросив своего желания, и подошла к беседке с источником. Ей хотелось плакать.
Сейчас она смотрела на иконку Богородицы и представляла ее своей покойной матушкой, которая умерла давно и которую она не помнила.
Она сложила вместе маленькие розовые холодные ладошки и поставила их перед собой.
- Матушка, помоги папочке… - тихонечко, еле слышно, боясь, что ее кто-то услышит, просила Девочка. - Ты же знаешь, как ему сейчас плохо…
Она не знала, что еще говорить и замолчала. Она смотрела прямо в глаза Богородицы.
Немножко подумав, она так же тихо продолжила:
- Он все время лежит и лежит… И со мной почти не говорит… А те лекарства, что ему дают – не помогают…
Она опять умолкла, думая, что еще можно рассказать матушке. Ей показалось, что глаза тоже по-доброму смотрят на нее.
- А котенок куда-то пропал, - вздохнула она, - и его с утра не видно… Я хотела взять щенка с собой, но он испугался, и я оставила его дома…
Почему-то много того, о чем она хотела рассказать матушке, забылось. И она не могла вспомнить всего. Ей хотелось еще попросить красивую куклу, какую она видела на витрине магазина, сладкий кусочек торта с зажженной свечкой, который однажды ела в гостях, красивый ошейник для щенка, розовую ленточку для котенка.
- А мне помоги вернуться обратно… - попросила она, уже зная, что если много просить, то ничего не будет.
Но вокруг ничто не происходило и не изменялось.
Было так же холодно и темно.
Еще немного постояв и глядя на высокий Большой Собор в Большом Монастыре, который светился ярко-желтыми большими окнами и откуда было слышно мужское пение, она уже собиралась уходить.
Но вдруг она увидела, как иконка стала ярче, засветилась изнутри и из глаза Богородицы потекла слезинка. Но это была не просто капелька воды. Это был яркий огонек, медленно сползающий по иконе вниз. Он остановился на краю и еще ярче засверкал. Теперь он переливался такими красивыми цветами, что казалось, вся природа играет в нем. Солнечный свет и брызги воды, зелень природы и голубизна неба – все отразилось в нем. Он переливался и светился.
Девочка стояла и зачарованно глядела на капельку. Ее маленькая ручка нерешительно потянулась к ней. И когда она подставила ладошку, сложив ее лодочкой, та упала в нее. Капелька была очень легкая, мягкая и теплая. Девочка тихонько поднесла ее к лицу, разглядывая ее. Лицо девочки осветилось теплым нежным светом. Она почувствовала, как стало тепло во всем теле и покойно на душе. Ей показалось, что кто-то добрый и ласковый погладил ее по головке и поцеловал в лобик. Ей показалось, что это была покойная матушка. Она заплакала, и маленькие прозрачные слезинки, оставляя тоненькие теплые дорожки потекли из глаз.
Огонек в ее руке затрепетал и огорчился. Она почувствовала это. И стала вытирать, размазывая по щекам, слезки.
Затем она, слегка сжав ладошку, чтоб не уронить огонек, прижала его к груди возле сердца и прикрыла другой ладошкой, еще невысохшей от слезинок. Она вздохнула. Но не от горя, а от светлой радости, которая была у нее в душе.
- Спасибо, добрая матушка, - поблагодарила она иконку, которая опять превратилась в тусклую и старую.
Девочка повернулась и пошла домой, крепко и бережно прижимая возле сердце огонек.
Когда она уже отошла на достаточное расстояние и уже монастырь не был виден, она услышала тяжелый звон в храме. Ей показалось, что какой-то тяжелый большой зверь глухо рыкнул. Или тяжело и громко печально вздохнул.
Снежная буря вдруг неожиданно утихла. Снежинки еще летели с неба, но они сменились яркими перемигивающимися звездочками. Тонкий серп молодого месяца смущенно повис на небе. Стало светло и тихо.
Дорога была покрыта белым атласом гладкого снега, образующим кое-где мягкие складки.
Девочка шла домой, чуть приоткрыв ладони, и освещая себе дорогу.
Стряхнув снег с елки, к ней на плечо спрыгнула Белочка и своими маленькими лапками стала гладить, перебирая ей волосы, и пушистым хвостиком щекотать ей щеку.
Синичка, летавшая над ней и слышавшая разговор Волка и Совы, все хотела предупредить девочку об опасности. Поэтому она крутилась над девочкой, и тревожно пищала.
И вдруг из-за поворота появился Волк.
Его глаза засветились злым блеском. Шерсть на загривке стала дыбом. Он оскалил пасть, показывая большие белые клыки. С ярко-розового длинного языка стала капать слюна.
Он все ближе и ближе подходил к девочке.
Его глаза становились все злее и злее.
Но вдруг он увидел огонек в руке.
В его глазах появился сильный испуг. Он сжался, низко опустился на лапы, прижал уши и поджал под себя серый большой хвост. И тихо подполз на брюхе по снегу к девочке. Он смотрел то на огонек, то на девочку и тихонько скулил. Затем лизнул руку шершавым языком.
- Не бойся меня. Я тебе ничего не сделаю, - сказала девочка, поглаживая Волка по голове. И тот весело запрыгал вокруг нее, радостно виляя хвостом.
А девочка пошла дальше.
Волк бежал возле девочки, то уходя вперед, то останавливаясь. И если бы кто-нибудь сейчас попытался на нее напасть, то он разорвал его на куски.
Так они и дошли до края леса.
- Иди, добрый Волк, назад. Тебе нельзя идти сюда, - она погладила его по шерсти. А он все пытался лизнуть ее.
- И тебе, Белочка, пора идти назад, - девочка погладила пушистого зверька.
Белочка защелкала зубками, улыбаясь.
- Все, стойте тут, - сказала девочка, - спасибо вам всем, что вы помогли мне дойти домой.
Она пошла дальше, оглянулась и помахала рукой. А Волк, остановившись на краю леса, завертелся и заскулил, размахивая серым хвостом.
Белочка запрыгала выше по деревьям, чтобы видеть подольше девочку.
И даже Сова, тайно летевшая вдалеке, тоже села на ветку и, стесняясь, помахала, крылом.
Синичка еще кружилась над девочкой до самого ее дома.
А когда девочка занесла огонек домой, то он осветил все ярким добрым светом. Он, конечно же, помог больному папочке. Тот вскоре выздоровел. Да и самой девочке помог в ее добрых делах.
И теперь девочка, когда идет опять к источнику через лес, ничего не боится. Ведь у нее есть хорошие друзья: добрый Волк, Белочка, Синичка и даже Сова подружилась с ней.
А ночью под Рождество часто можно среди деревьев и елок в лесу видеть огонек, от света которого все становится добрее и светлее.

Сказка № 6220
Дата: 01.01.1970, 05:33
Однажды вечером, когда жаркое лето уже ушло за горы, а осень еще стеснялась быть хозяйкой и поэтому немного краснела, маленькая белая паутинка легкомысленно летала по воздуху, рассматривая место, где бы можно было остановиться на ночлег. Но ничего интересного не было. На зеленую траву не очень-то и хотелось – обязательно кто-нибудь наступит. Эх… Не хотелось и на колючий куст – утром холодная (бррр…) роса покроет все и растворит паутинку. Разве что на высокое дерево? Она взлетела повыше, осмотрело дерево со всех сторон, но и тут ей не понравилось. Во-первых, высоко; во-вторых, много птиц; а в-третьих… она и сама не знала почему, но почему-то не очень-то и хотелось.
Так паутинка летала и летала. Она пролетела мимо уютного домика, во дворе которого пышно распустились стойкие осенние цветы, напоминающие большие яркие звезды, пушистых ежиков с длинными цветными колючками, мохнатые бархатные шарики. Ах! Как хорошо пахли эти цветы! Паутинка уже собиралась опуститься на них, но вдруг она увидела мальчика и девочку возле домика. Их звали… Миша и Маша или Гретхен и Михель, а может, Кай и Герда. А впрочем… Не все-равно, как их звали? Это были просто Мальчик и Девочка.
- Хм… - хмыкнула паутинка и подлетела к ним.
Ей было интересно, о чем они говорят.
- Смотри, - сказала Девочка, показывая пальцем на нее, - паутинка летает.
Мальчик посмотрел на белую паутинку и заметил:
- Уже осень. Скоро начнет холодать.
Мальчик учился в школе и знал, что за летом приходит осень, а за ней зима; а за теплом наступает холод.
«Какой умный! - подумала паутинка. – А вот я незаметно сяду к нему на плечо и послушаю о чем он будет говорить».
Она тихонько подлетела сзади и опустилась на его плечо.
Но больше они ни о чем не говорили.
- Пора домой, - сказал потом умный Мальчик, - скоро ночь.
И, правда, солнце, позевывая, медленно скатывалось к горизонту. Тени удлинялись, темнели и холодели.
Дома детей ждала бабушка и ужин на столе.
Бабушка обрадовалась им, когда они вошли. Затем, внимательно посмотрев на Мальчика, улыбнулась и сказала:
- Ну вот, Лунная Королева тебя заметила.
- Какая Лунная Королева? – удивились дети.
- А вот поужинаете, тогда перед сном я вам и расскажу про Лунную Королеву, - ответила Бабушка.
Надо заметить, что это была не просто Бабушка, а фея, жившая долго во дворце, но уже давно ушедшая на пенсию. Да-да! Феи тоже уходят на пенсию! И тоже имеют внуков!
Сейчас Бабушка уже не занималась волшебными делами. Она жила в своем аккуратном, чистом домике, носила белые чепец и фартук и была хорошей хозяйкой. Этой осенью весь урожай с ее сада и огорода уже был собран, и в подвалах было много зерна, овощей, фруктов. Часть из них была сейчас на столе.
После того, как дети поели и убрали со стола, они попросили рассказать им о Лунной Королеве.
- Сейчас, - пообещала Бабушка, - только вот закрою кур на ночь.
Она вышла во двор и закрыла курятник, оставив в нем недовольных, но успокаивающихся обитателей на насесте. Еще немного побыв во дворе и завершив все дела, Бабушка зашла в дом. Становилось уже сумеречно, и первые яркие звезды уже стали появляться на темно-синем небе.
Она села в большое теплое кресло, достала корзинку с клубками ниток и стала вязать теплые носки из шерсти. Деревянные спицы стали быстро и тихонько стучать друг о друга.
- Я буду рассказывать, а вы ложитесь и слушайте, - сказала она.
Бабушка немного помедлила, то ли вспоминая что-то, то ли считая петли на вязании и начала:
«Давным-давно, когда вас еще не было на свете, в стародавние времена жила-была девушка. Она была очень красивая - у нее были прекрасные белые волосы и прелестные глаза. Она ничем не отличалась от других красивых девушек, разве только тем, что по вечерам любила сидеть у окошка и любоваться луной.
Девушка могла долго-долго смотреть на полную серебристо-желтую луну и при этом что-то тихонько петь от счастья. Она мечтала о том, как встретит любимого человека и будет сидеть с ним возле окошка и любоваться луной.
И одно прекрасное время так и случилось.
Красивую девушку увидал король, случайно проезжающий мимо. Ему понравилось в лунном свете ее прекрасное лицо и ее красивые волосы. А ее прекрасный голосок звенел, как серебряные колокольчики.
Он сразу влюбился в нее.
- Давай жить вместе, - предложил король. - Ты будешь моей любимой королевой и полной хозяйкой в моем большом замке.
Девушка согласилась, потому что тоже полюбила короля.
А когда король привез девушку в свой большой замок, все были рады и счастливы. Много гостей приехало поздравить со свадьбой короля и прекрасную девушку. Долго тогда не утихало веселье, много было выпито вкусных напитков и съедено вкусных блюд. Надолго запомнилась эта свадьба всем!
- Какой красивый король! – кричали гости.
- Какая прекрасная королева! – восторгались они девушкой.
Всем было хорошо и радостно.
Сбылось то, о чем мечтала девушка – она сидела с королем у окна, и они любовались яркой луною, которая освещала серебряным светом большой и красивый замок, расположившийся на высокой горе, в котором они жили, прекрасные цветы в саду возле замка. Луна отражалась в большом пруду с фонтанами и белыми грациозными лебедями, и ее было хорошо видно даже в темном большом лесу, окружавшем замок.
- Ах, как я счастлива! - говорила девушка и тихо пела песенку.
- Ах, как я счастлив! – говорил король. – Ты - моя Лунная Королева!
Девушка смеялась своим серебряным голоском и с любовью смотрела на короля.
А утром, проснувшись и поцеловав ее, он сказал:
- Ты самая красивая королева на свете!
И были счастливы.
Так прожили долгое время. Они любили друг друга и не хотели ничего видеть происходящего вокруг. Постоянно гости восторгались ими и хвалили их. А по вечерам король с королевой сидели часто у окошка и любовались луной.
И каждое утро, просыпаясь, он ей говорил:
- Ты самая красивая королева на свете!
Она в ответ всегда улыбалась.
Годы шли один за одним. И ничего не менялось в жизни короля и королевы.
Но однажды днем, когда король уехал на охоту, королева сидела в замке и расчесывала свои прекрасные белые волосы. Вдруг она заметила, что один волосок был не белый, а серебряный, как луна, на которую она так любила смотреть.
«Откуда он взялся?» – подумала королева, с любопытством рассматривая его.
Она взяла ножницы и аккуратно срезала его. И сразу же забыла об этом.
Ночью они опять любовались луной. А утром король, как обычно, ей сказал:
- Ты самая красивая королева на свете!
Прошло еще немного времени.
И опять королева заметила у себя серебряный волосок. Только он уже был не один. Еще несколько серебряных волосков еле были заметны в прекрасных белых волосах.
Королева опечалилась. Она срезала их ножницами и рассеянно положила на подоконник. Весь день она ходила грустная.
А вечером, когда король смотрел с ней на луну, он случайно увидел серебряные волосы.
- Откуда здесь эти серебряные волосы? – удивленно спросил он.
Королева так опечалилась, что не знала, что сказать. Она замолчала и заплакала.
Король пытался ее успокоить, не понимая причину слез. Он тоже опечалился.
А утром, как обычно, он произнес:
- Ты самая красивая королева на свете!
Но эти слова не обрадовал ее. Королева понимала, что стала стареть. Она подумала о том, что король может разлюбить ее, если увидит седые серебряные волосы.
И тогда она решила сходить к колдунье.
- Я смогу помочь тебе, - сказала колдунья.
- Я дам тебе волшебный напиток, - продолжила она. - Ты будешь давать королю пить его. И тогда он будет всегда любить тебя и не будет замечать, как ты стареешь. Но только он должен будет пить каждый день.
Колдунья ненадолго замолчала, а потом опять заговорила:
- Но есть одно условие: если он хоть раз не выпьет, он сразу увидит, какая ты на самом деле. И он бросит тебя! - злобно засмеялась она.
- Я согласна, - ответила королева и взмолила, - дай мне волшебный напиток!
- Только тебе придется заплатить большую цену за этот напиток, - сказала колдунья.
- Я отдам тебе много денег, много золота, много драгоценных камней! Я отдам тебе все, что ты пожелаешь! – восклицала королева. – У меня все это есть!
Колдунья свирепо и долго смотрела на королеву, а потом сказала:
- Не надо ничего этого мне. Все это у меня есть.
Она подошла ближе к королеве и почти на ухо ей прошепелявила:
- Мне нужна человеческая кровь… И каждый день ты мне будешь давать ее.
- Нет! – закричала королева. – Я не буду делать этого!
Она вскочила со стула, на котором сидела, и убежала прочь от колдуньи.»
Бабушка замолчала. Ее деревянные спицы тихонько постукивали друг о друга. Клубочек ниток все разматывался и разматывался. Подошла кошка, потерлась о бабушкины ноги и, легко запрыгнув, стала укладываться у нее на коленях, что-то тихо урча.
Мальчику и Девочке еще не хотелось спать. Им было немного страшно. Но очень уж хотелось дослушать бабушкину сказку. Они с опаской посмотрели в темное ночное окно, и им показалось, что там промелькнула чья-то тень.
- Ба, - сказал мальчик, - рассказывай дальше.
- Не страшно? – улыбнувшись, спросила бабушка.
- Чуть-чуть, - призналась Девочка и попросила, - рассказывай…
Бабушка вздохнула, немного подумала и продолжила:
«Прошло еще немного времени, и королева решила опять прийти к колдунье. Она не хотела стареть и потерять короля.
- Я согласна на все, - сказала она, - только я не знаю, как мне добывать кровь.
- Я тебе помогу, - сказала колдунья. – С тобой будет находиться всегда мой верный слуга.
И на ее старческой ладони появился черный мохнатый паук. У него на спине был белый крест, а глаза злобно светились ярко-красным огнем. Он шевелил мохнатыми лапками.
- Паук будет постоянно с тобой, - сказала колдунья. – Когда ты придешь в замок, он превратится в драгоценную брошку. Пусть она всегда будет на твоем платье. Каждый раз, когда ты будешь ее снимать и прикреплять на одежду другого человека, паук будет брать кровь того человека и приносить мне. А сам человек будет превращаться в паука. Взамен ты будешь получать волшебный напиток для короля.
Колдунья обошла королеву вокруг, что-то шепча себе под нос.
- Но ты не должна пропускать ни одного дня, моя Лунная Королева, - сказала колдунья, низко поклонившись на прощанье, - иначе он все увидит, - еще раз напомнила она и бережно приложила паука к платью королевы. Черные лапки крепко вцепились в ткань.
На следующий день в замке был большой бал. Было много гостей, было весело, шумно, играла хорошая музыка.
Все гости восторгались новой необычной брошкой королевы, прикрепленной к ее великолепному черному платью, разукрашенному серебряными узорами. Брошка была и впрямь хороша! Но двух больших красивых черных жемчужинах, сделанных в форме паука были расположены серебряный крестик и два драгоценных красных камня, сверкающие огнем изнутри. Прикреплялась она на одежду защелками, выполненными в виде паучьих лапок. Королева очень дорожила этой брошкой и почти никогда не снимала.
Лишь иногда она прикрепляла ее на одежду кому-нибудь из присутствующих. Гость с удовольствием носили ее, любуясь и восторгаясь красотой. А потом куда-то уходил и не возвращались. Но на это никто не обращал внимания. Ведь гостей было так много! И всем было так весело!
А брошка вскоре вновь оказывалась на красивом черном платье королевы.
Балы все чаще и чаще стали проходить в замке. Веселая музыка и смех постоянно звучали на них.
Король не мог нарадоваться, глядя на свою королеву. Она была самая лучшая и самая красивая среди всех. И каждый день она наливала королю волшебный напиток.
- Какой вкусный напиток! – восторгался он и любил ее все больше и больше.
Время шло. И король стал замечать, что все меньше и меньше гостей стало приезжать к ним. Уже было не так шумно и весело, как было раньше. Он удивлялся этому и не мог понять, что происходит. Но не сильно огорчался - ведь ему было так хорошо с женой!
Постепенно к ним совсем перестали приезжать гости. А потом стали исчезать слуги.
Некогда веселый и шумный замок становился постепенно пустым и грязным. По всем комнатам сновали пауки. Все стало зарастать путиной. Прекрасные цветы в саду исчезли, и на их месте появились злые темные колючки. Фонтаны в пруду перестали бить, белые лебеди улетели. Да и сам пруд стал грязным и зарос травой. Вместо ярко светящихся окон смотрели черные глазницы.
- Что происходит? – спрашивал король королеву. – Почему к нам никто не приезжает? Куда подевались слуги?
- Не знаю, милый, - обманывала она его. – Наверно, гости устали от балов, а слуги просто ушли.
И она снова наливала ему колдовской напиток. Он выпивал его и, как прежде, любил свою жену. И вечером они опять любовались луной.
Однажды королева почувствовала, что брошка как бы случайно уколола ее. Она вскрикнула от боли и увидела, что на том месте появилась капелька крови. А спустя некоторое время стала замечать, что начинает превращаться в паука. У нее появились еще две пары рук, на спине образовался крест, а глаза стали красными, и в них появился злой огонь. Теперь по ночам, когда король засыпал, она брала лунный луч и плела из него паутину шестью руками. Вездесущие пауки приносили ей маленькие золотые звезды с неба, и она прикрепляла ими паутину к стенам. И вскоре весь замок был опутан серебряными лунными паутинками.
Все труднее и труднее становилось королеве добывать жертвы. Плохая молва разнеслась по окрестностям о замке. Никто уже не хотел заходить в него. И лишь только ночью уставший путник - музыкант или охотник, торговец или бродяга – случайно забредал на ночлег. Он видели в лунном свете большой серебряный замок, в котором раздавались веселая музыка и звучал девичий смех. Путник шел по единственной, освещенной луной и заросшей травой, дороге в замок. А вокруг стоял страшный темный лес с голодными злыми волками, страшными совами и ужасными летучими мышами.
Обратно уже никто из замка не выходил. Королева забирала жизнь путника, а его слезы превращала в жемчуг и развешивала на паутинках, любуясь ими.
И теперь, когда она гуляла по пустому замку, были слышны странные звуки.
«Стук – стук», - глухо стучали жемчужинки одна об другую.
«Дзинь - дзинь», - звенели звездочки.
«Пииу – пииу», - как струны звучали нити паутины.»
Бабушка опять умолчала. Спицы все так же стучали друг о друга. Но уже медленнее. Кошка, свернувшаяся клубочком на бабушкиных коленях, тихонько сопела. Девочка закрыла глаза, но еще не спала. А Мальчик, слегка приоткрыв рот, смотрел на Бабушку и быстро растущий в ее руках носок.
- Ба! А как она кушала? Кто ее кормил?- спросил он. – Она ж не могла пить только кровь.
- Хм… - озадачилась бабушка.
Она немного подумала и ответила:
- Ну, местные жители приносили ей еду и оставляли у ворот замка. А кто не приносил, к тому ночью приходили пауки и кусали. Вот…
Бабушка слегка зевнула и продолжила:
«Ну вот…
Как-то сильно устав от плетения паутины, королева забыла дать колдовское снадобье королю. И он, проснувшись утром, по привычке хотел поцеловать ее и сказать: «Ты самая красивая королева на свете». Но он поразился и удивился тому, что увидел. Замок был весь в паутине и пыли. Черные пауки двигались по стенам и угрожающе шевелили лапами.
Король посмотрел на королеву и не узнал ее. Вместо прекрасной девушки с чудесными белыми волосами на их ложе находилось страшное существо с серебряными волосами, шестью руками, белым крестом на спине и красными злобными глазами. Король ужаснулся.
- Ты кто? – спросил он существо.
- Я твоя жена, - ответила королева, - разве ты не узнаешь меня?
И ее руки потянулись к нему, чтобы обнять. Король со страхом отринулся от нее.
И вдруг королева заметила, что король не выпил колдовское зелье. Она злобно зашипела.
- Зачем, любимая, ты это делала? – спросил несчастный король.
- Я тебя люблю и хочу быть всегда с тобой, - ответила королева, и ее руки опять потянулись к мужу, чтобы обнять его. Но она не могла достать его.
Огорчился Король и опечалился увиденному.
- Мне не нужна жена, которая такой страшной ценой пытается сохранить любовь, - ответил он.
- Я все это делала для тебя, - пыталась оправдаться она. И взяв драгоценную брошку в руку, попыталась повесить ее на короля.
Черные пауки со всех сторон стали окружать его.
- Нет, - сказал он, – Нельзя делать зло даже ради любви.
Он выхватил меч и стал рубить им паутину и пауков, которые в страхе стали убегать. Драгоценная брошка тоже была разрублена. Он уже поднял меч, чтобы убить королеву. Но ему стало жалко ее. И он сказал.
- Я оставляю тебе жизнь. Но я заберу самое дорогое у тебя – это мою любовь к тебе. А теперь прощай! Ты больше никогда меня не увидишь!
И он ушел из замка.
- Не уходи! – вдогонку ему кричала королева. – Ведь я же тебя люблю!
Она осталась одна. Вокруг никого не было.
Она горько заплакала.
Вокруг нее летали разорванные паутинки.
- Летите по всему свету, - сказала она им, - и найдите мне моего любимого короля.
Ветер подхватил их, и они разлетелись.
Вот с тех пор и ищет Лунная Королева своего мужа по всему миру.»
- Бабушка, а что было дальше? – спросил еще не заснувший Мальчик.
Девочка уже давно спала, приоткрыв рот и тихонько сопя. Она сложила вместе маленькие розовые ладошки и подложила их под румяную щечку. Ее белые длинные волосы были разбросаны по подушке.
Бабушка уже тоже хотела спать. Ее глаза слипались. Она рассеянно и сонно посмотрела на мальчика.
- Что было дальше?.. - Бабушка повторила вопрос, не вникая в него.
Затем, подумав, сказала:
- А вот, что было дальше, я расскажу завтра.
Она отложила спицы вместе с недовязанным носком в сторону и зевнула. После этого встала, осторожно сняла спящую кошку с колен, которая недовольно потянулась и, подняв хвост, тихо ушла по своим делам в темноту. Бабушка потушила свет.
В наступившей темноте и тишине было слышно, как она пошаркала к своей кровати и легла.
Яркая луна светила в окошко, освещая комнату со спящими.
И только два красных огонька неожиданно засветились в дальнем темном углу. Но вскоре и они медленно потухли.

Сказка № 6219
Дата: 01.01.1970, 05:33

В одной далекой-придалекой южной стране, где яркое желтое солнце светит круглый год и где никогда-никогда не бывает снега, на темной и влажной земле живут цветочные кусты. Их темно-зеленые блестящие листья спокойно и беззаботно располагаются на толстых стволах с острыми шипами.
Круглый год на этих кустах появляются красные, желтые, малиновые, бардовые, темные и даже черные красивые цветы – розы.
Однажды на одном из таких цветочных кустов появился небольшой зеленый бутон. Он был совсем еще маленький, мохнатенький и робкий. Но он рос и постепенно становился все больше и больше, и его зеленые листики вот-вот должны были раскрыться.
И как-то утром цветок, находившийся внутри бутона, слегка приоткрыл глаза. Он сладко зевнул. И застенчиво выглянул из зеленых листиков бутона, слегка раздвинув их.
Стебель, на котором находился бутон с цветком, едва заметно покачнулся.
И розовые бархатные лепесточки, потягиваясь, стали распрямляться, раздвигаясь и освобождая место следующим лепесткам. И когда все лепестки вытянулись, цветок увидел над собой голубое-приголубое небо и желтое солнце.
«Какой неожиданный мир», - подумал цветок.
Он замер, напряженно ожидая чего-то.
- Какой красивенький! – услышал он чьи-то слова, произнесенные нежным голосом.
- Ах! Какая прелесть! – другой голос был тоже очень приятным.
- Прямо чудо! – раздались еще восхищенные голоса.
Цветок засмущался и от этого слегка стал пунцовым.
Он выпрямился и стал стройнее.
Застывшие капельки то ли вода, то ли росы алмазно и кокетливо блеснули на нем.
Цветок осмотрелся вокруг и увидел, что еще множество таких же красивых цветов было вокруг.
Над ними светило горячее солнце, а ласковый ветерок разносил прекрасный аромат цветов куда-то в голубую даль.
«Как прекрасен мир!» - подумала роза.
Вместе с ветерком к цветку подлетело какое-то насекомое. По всей видимости - шмель. Он был симпатичный, немного мохнатый и в желто-черной одежде. И главное – у него были золотые крылья. Таких золотых крыльев роза никогда не видела в своей короткой жизни.
Сделал несколько кругов над розой, шмель легко опустилось на бутон и стал двигаться по нему мохнатыми и щекочущими лапками. Это было так забавно, что роза даже заулыбалась. Вот уже лапки касались верхушек лепестков, и насекомое пыталось, раздвинув их, проникнуть вовнутрь. Ах! Как это было сладостно и желанно. Роза, так размечталась об этом, что, даже поддавшись искушению, уже стала раскрывать нежные девственные лепестки.
Но тут она вспомнила, что она роза и что ее предназначение быть красивой и гордой.
«Ты же не шиповник какой-нибудь, - говорили ей, - который забрюхатится и имеет полную коробочку колючих семян. Ты красавица и умница. У тебя большое будущее»
Роза очнулась и сильнее сжала лепестки.
- Ишь ты, какой шустрый!
А шмель, так и не дождавшись нектара, еще немного поерзал на ней и быстро улетел, превратившись в маленькую черную точку.
А когда он улетел, розе почему-то стало жалко шмеля – все-таки он был забавный и симпатичный.
Но больше шмель не прилетал.
Так прошло еще несколько дней.
- Какая она хорошая! – восторгались ею.
Она с каждым днем становилась все краше и краше. Ее лепестки становились больше, ярче, округление.
- Ах! Какая красавица! – сказал кто-то, коснувшись ее.
И тут же, чуть пониже последнего листика на стебле, она почувствовал непонятную боль. Мир вокруг завертелся, пришел в движение, небо перевернулось, солнце ушло в сторону. Она увидела, как ее с такими же цветами прижали друг к другу и положили в коробку, накрыв картонной плотной крышкой.
Стало темно.
То ли от безмолвной темноты, то ли от появившегося холода, то ли оттого, что коробку все время потряхивало лепестки розы плотнее прижались друг к другу. Им стало холодно и страшно.
Время остановилось. Точнее: оно не остановилось, оно существовало. Но существовало где-то за темнотой, вне коробки. Здесь же, в темноте, оно окутало все и не двигалось.
Но вскоре, с открытием крышки, темнота ушла и время тоже пошло.
- Какая красавица! – сказал кто-то, доставая розу из коробки.
Ей было еще немного холодно и непривычно. Она даже слегка дрожала.
- Это тебе! – сказал Кто-то Кому-то.
- Какая прелесть! – прозвучало в ответ.
И чей-то нос воткнулся в самый бутон, втягивая воздух, а вместе с ним и нектар.
Розу поставили в красивую вазу, и она опять была горда тем, что ею восхищались.
«Ты красавица и умница. У тебя большое будущее», - вспоминала она эти слова.
После темного холода хотелось пить. Стебель наполняется водой, которая поднималась вверх, к лепесткам. Лепестки изогнулись, открывая самое сокровенное.
Первая ночь, проведенная в вазе, совсем не была похожа на теплую южную ночь или холодную темную ночь в коробке.
Ваза стояла на подоконнике, и роза видела, что происходило за стеклом.
Шел снег. Он пушистыми липкими хлопьями валил и валил. Хлопья образовывали ватное бесконечное одеяло, закрывающее все: землю, кусты, крыши домов. И только на деревьях хлопья ваты долго не задерживались. Они образовывали небольшие сугробики, которые легко падали вниз.
«Что это?» – удивилась роза. Она никогда не видела снега. Он ей напомнил те белые облака, что иногда появлялись на голубом небе ее родины.
Белые хлопья снега пытались прилепиться к стеклу, но огорченно стекали и, подтаивая, все-таки цеплялись за самый край скользкого стекла.
Роза так засмотрелась на снег, что чуть не пропустила слова, раздававшиеся в комнате.
- Ах! Не надо… - говорил Кто-то Кому-то. Или, наоборот, Кому-то Кто-то.
- Ты моя прелесть! – голос был ласковый и тихий. - Ты мой цветок!
Розе было приятно слышать эти слова. Она считала, что они, конечно же, относится к ней. И если бы не было темно, то можно было бы заметить, как она зарделась и смутилась от восхищения. Ее лепестки расслабились и раскрылись.
Она слышала поцелуи, вздохи. И вдруг ей показалось, что кто-то глубоко и громко вздохнул. И затем раздался глубокий выдох.
«Наверно, - подумала она, - чей-то нос сунулся в бутон человеческого тела, втягивая воздух, а вместе с ним и нектар»
Она вспомнила симпатичного шмеля.
- Дзинь – дзинь! – прозвучало недалеко.
Роза увидела, как стеклянный ангелочек, похожий на голенького пухленького мальчика с золотыми крылышками, подвешенный на новогоднюю украшенную елку, крутится вокруг своей оси, как бы пытаясь оторваться от веревочки, на которую был прикреплен. Но у него ничего не получалось, и он огорченно говорил:
- Дзинь – дзинь!
«Странно…» - подумала роза.
Что было странного, она и сама не могла сказать. Все вокруг вдруг показалось каким-то нереальным и ненастоящим. Захотелось теплого солнца, голубого неба. Ей стало одиноко, и она затосковала. При этом краешки ее красивых лепесточков слегка сморщились.
- Дзинь – дзинь! – снова прозвучало.
« Ты кто?» - молча спросила роза.
«Я стеклянный ангелочек. А ты кто?» - также молча прозвучало в ответ.
«А я…- роза безмолвно почему-то вздохнула, - Прекрасная Роза»
«Почему ты грустишь?»
«Ах! Я тоскую по…» - роза опять не знала что ответить.
Немного подумав, она, молча, сказала:
«Я тоскую по своему любимому шмелю»
«Любимому шмелю?.. – стеклянный ангелочек задумался, он не знал, кто это. Нарядную елку, на которой он висел, он знал; белый снег за окном он знал; он знал еще – он даже задумался - многое; но этого он не знал – Расскажи о нем»
«Ах! Он такой нежный и такой ласковый! У него золотые крылья!»
«У меня тоже золотые крылья», - сказал ангелочек.
И в доказательство покрутился.
- Дзинь – дзинь! – прозвучало в воздухе.
«Ах, нет! – сказала роза.- Мой любимый шмель скоро прилетит. И я жду его»
Почему-то именно сейчас захотелось, чтобы симпатичный и мохнатый шмель потрогал ее прекрасные лепестки своими мягкими и щекотливыми лапками.
Она опять грустно вздохнула. Затем украдкой взглянула на стеклянного ангелочка и, слегка хмыкнув, снова стала смотреть на снег за стеклом.
А стеклянный ангелочек тоже загрустил. Ему так было нужно полюбить кого-то и спасти от смерти. Но никого рядом не было. И вот только гордая и прекрасная роза стояла в вазе и постоянно смотрела в окно.
Роза совсем не знала, что когда-то стеклянный ангелочек был обыкновенным мальчиком с голубыми красивыми глазами и ничем почти не отличался от других мальчиков. Только у него было стеклянное сердце. (Да-да! Бывают люди со стеклянными сердцами!) И однажды он очень обидел одного волшебного сказочника, а тот так разозлился, что превратил его в стеклянную игрушку. При этом сказав: «Ты постоянно будешь стеклянным, и никто тебе не сможет помочь стать живым». Сказочник был неплохим человеком и потом очень жалел о происшедшем, но уже ничего не смог сделать. «Ну, разве что, если ты кого-нибудь полюбишь и спасешь от смерти, - добавил он и тут же сердито заявил, - но этого никогда не произойдет! Потому что у тебя стеклянное сердце!»
Стеклянную игрушку в виде ангелочка с золотыми крылышками прикрепили к концу веревочки, туда также повесили стеклянные шарики и палочки. И теперь, если к ним прикасались, они издавали звонкий стеклянный звук: «Дзинь – дзинь!». При этом они двигались, а ангелочек крутился на веревочке.
В канун Нового Года веревочку со стеклянными игрушками повесели на наряженную елку, и всем очень нравилось дотрагиваться до стеклянного ангелочка.
- Дзинь – дзинь! – звучало в ответ, и ангелочек крутился на веревочке.
А иногда легкий ветерок, забежавший с холодной улицы через случайно открытую форточку, тоже играл с ними.
- Дзинь – дзинь! – звучало и ему в ответ.
Он радовался и прятался куда-нибудь в темное место, чтобы затем, когда никого не было дома, снова поиграть.
- Дзинь – дзинь! – снова звучало в ответ.
Прошло несколько дней после того, как роза познакомилась со стеклянным ангелочком.
Она все ждала, что произойдет чудо – и все само собой изменится. Но ничего не происходило. Было тяжело, буднично и привычно. Она поняла, что о ней забыли.
Роза одиноко стояла в пустой вазе на холодном подоконнике, и больше уже никто не любовался ею.
Единственным ее занятием было смотрение в окно, за которым нескончаемо падал снег. Казалось, снежинки плясали какой-то свой, неведомый колдовской танец под мощную музыку безмолвной природы.
Как-то раз одним утром роза вдруг услышала звук, напоминающий полет крыльев.
Она вся встрепенулась, оглядывая все.
«Ах! Это мой шмель!» - с надеждой и радостью подумала она.
Но зимняя муха, пролетев возле нее и немного побившись о стекло, упала на подоконник и замерла. Роза видела, как муха лежала на спине, слегка поджав лапки. Она совсем не напоминала шмеля, а была черная, блестящая с кривыми тонкими ножками.
«Фу», - подумала роза и снова стала смотреть в окно.
Она стала чувствовать, что слабеет то ли от времени, то ли от того, что уже не слышит прекрасных слов. Лепестки перестали сжиматься и слегка поблекли. Они стали засыхать, а края стали загибаться.
Стеклянный ангелочек видел это, и ему тоже становилось грустно, ведь за это время он полюбил прекрасную розу.
- Дзинь – дзинь! – говорил он ей.
Но она не хотела отвечать и только молча смотрела в окно.
Из прекрасной живой розы она превратилась в засохший цветок, которому уже становилось все равно, что происходило вокруг.
Однажды Кто-то подошел к окну, поднес цветок к лицу и вдохнул воздух.
Но аромата уже не было. Исходил легкий, едва уловимый, запах.
- Эх… - вздохнул Кто-то и, взяв в руку цветок, уже собирался выкинуть его.
Но вдруг неожиданно в комнате прозвучало:
- Дзинь – дзинь!
Стеклянный ангелочек закрутился вокруг своей оси.
- Опять сквозняк, - недовольно сказал Кто-то и, чихнув, непроизвольно опустил цветок снова в вазу.
И вдруг стеклянный ангелочек почувствовал, что внутри него что-то происходит. У него появилось сердце, похожее на прекрасную розу. Оно было живым и теплым. И оно освещало его волшебным светом.
- Дзинь-дзинь! – весело и торжествующе зазвучали стеклянные палочки на веревочке.
- Ля-Ля! – радостно пропел ангелочек и, повернувшись вокруг своей оси, слетел с веревочки.
И это уже был не стеклянный ангелочек, а мальчик с живым сердцем.
Он подошел к цветку и коснулся его теплыми руками.
А цветок, уже засохший и вот-вот готовый рассыпаться, вдруг наполнился жизнью и снова превратился в прекрасную розу. Ее лепестки опять стали шелковыми и упругими. Они раскрылись под теплым прикосновением рук, открыв самое сокровенное внутри.
- Ты самая прекрасная! – сказал мальчик.
Роза улыбнулась, и божественный аромат цветка наполнил комнату.
- Спасибо тебе, стеклянный ангелочек, что ты вернул меня к жизни и подарил мне любовь!
- Спасибо тебе, прекрасная роза, что ты превратила меня в живого мальчика и подарила мне любовь!
Неожиданно стало светло в комнате. Замигали разноцветные огоньки на гирляндах, зажглись теплым желтым огнем свечи, а хлопушки от нетерпения стали быстро и громко стрелять, разбрасывая конфетти.
И наступил Новый Год.
Все были рады, что появилось в новом году две любви - мальчика и розы. Ведь когда любишь, никогда не увянешь и не будешь стеклянным. Пока в сердце любовь – оно живое.
И в эту новогодняя ночь с черного неба золотой месяц и сверкающие маленькие звездочки видели в одном из ярко освещенных окон красивого мальчика, прижимающего к груди прекрасную розу.
- Дзинь – дзинь! – раздавалось где-то невдалеке.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2017