• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
23 Сентября 2017 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]





Сказки Боснийские
Сказка № 5978
Дата: 01.01.1970, 05:33
В одном селе водилось с полдюжины кур, и снесли они десяток яиц. А тут, как на грех, одна женщина говорит:
- Дай-ка я угощу наших кур солью, чтобы лучше неслись!
Набрала пригоршню соли и посыпала курам. Куры наклевались соли и в тот же час передохли, и во всем селе только и осталось что десяток яиц.
Как раз об эту пору нагрянули в село жандармы и вот сговариваются:
- Что будем на ужин есть?
- Яичницу!
Разбили для них все яйца, только одно уцелело.
- Что же мне одному во всем селе делать? - воскликнуло уцелевшее яйцо. - Убегу-ка я отсюда!
И единственное яйцо убежало из села в лес.
А в лесу встретился яйцу петух. Завидел он яйцо и кричит:
- Куда путь держишь, дорогое яичко?
А яйцо в ответ:
- И не спрашивай, дорогой петух! Доняла меня лихая беда! Кто бы в нашем селе ни остановился на ночлег, первым делом сговариваются, чем бы с дороги подкрепиться. \"Яйцами!\" Было нас десять штук, девять яиц уничтожили. Только я в том побоище уцелело. Ну, думаю, надо спасаться, взяло да и укатило в лес!
Говорит ему петух:
- И со мной в точности такая же история приключилась: кто ни остановится в нашем селе, первым делом сговариваются: \"Что будем за ужином есть?\" И, не долго думая, решают закусить жареным петухом. Было нас пятнадцать товарищей, четырнадцати головы долой, только я один из побоища живым выбрался. Ну, думаю, нет мне спасения и решил, пока не поздно, в лес податься.
Подружились яйцо с петухом, и пошли они дальше вдвоем. Набрели яйцо и петух на валун-камень, а на нем кошка сидит. Спрашивает кошка:
- Куда, милое яичко, путь держишь? А ты, дружище петух, куда бредешь?
Отвечает яйцо:
- И не спрашивай, кошка! Лихая беда нас допекла.
А кошка допытывается:
- Да что такое с вами случилось?
- Ах, кошка дорогая, неслыханное несчастье! Злые люди перебили всех наших товарищей, только мы с моим другом-петухом в живых остались. Но и нам гибель грозила, вот мы и решили в лес убежать. Авось, думаем, поживем еще немножко!
- Ах, милые вы мои! - говорит им кошка. - И я всяких обид натерпелась, потому что в нашем селе живут ужасно злые люди. Как чуть у них мясо выйдет, тотчас на кошку вину сваливают - кошка, мол, мясо слопала! Поймают бедняжечку и прибьют до полусмерти. Кончится пшеница, а они, злодеи, снова за свое: \"Мыши пшеницу потравили, а кошка и не думает их ловить!\" И опять несчастная кошка страдает. А то еще бывает, оцарапается ребенок или просто ушибется где-нибудь - а кто виноват? Опять-таки кошка. \"Посмотрите - кошка отнимала у нашего ребенка мясо из рук и оцарапала его\". И давай кошку лупить. Мочи нет, до чего мне это битье надоело, и сбежала я в лес. А теперь вот прошу вас - примите меня в товарищи.
Подружились яйцо, петух и кошка и отправились дальше втроем. Шли они лесом, шли и вышли на поляну, а на поляне пасется осел. Увидел осел петуха, яйцо и кошку, приветствовал их своей прекрасной песней, а потом спросил:
- Куда идете, дружная команда?
Отвечает ему яйцо:
- Натерпелись мы бед, ослик дорогой! Бессовестные люди из нашего села совсем нас замучили, просто сил наших больше не стало, и убежали мы от них в лес.
- И я настрадался досыта, - откликнулся осел. - Сами посудите. Если надо горшки на базар везти - грузят на осла. Дрова из леса на осле тащат. Глину для горшков - тоже на осле. Воду возят на осле; соль - на осле; навоз в поле - и то на осле! Надоела мне такая жизнь, поднял я свои уши и рысью в лес припустился. Милое яичко, и ты, петух, и ты, кошка, - примите меня в товарищи! Позвольте, и я пойду вместе с вами!
- Ну что ж, пожалуй! - ответило яйцо, и осел пошел с ними вместе.
Вот выходят они к ручью, а в ручье баран воду пьет. Спрашивает их баран:
- Куда направляетесь, дружная команда?
- Гонит нас беда, приятель! - отвечает барану яйцо.
- Что за беда вас гонит?
- Страшная беда, друг дорогой! А ты почему в лесу бродишь?
- Ах, и не спрашивай, белое яичко! Хозяин мой - сущий злыдень! Он продал всех моих товарищей-баранов, меня одного пощадил. Навязал мне на шею огромный колокол и поставил вожаком овечьего стада. Теперь я за всех в ответе. Потравит какая-нибудь овца зеленя в поле или в огород заберется, а я своими боками отдувайся. Не стало больше моей моченьки сносить такие мучения, и решил я укрыться в лесу. Скажите, дружная команда, не примете ли вы меня к себе в товарищи?
- Отчего же, понятно, примем! - согласилось яичко.
Пошли дальше все вместе - яйцо, петух, кошка, осел и баран. Бредут они лесом и вдруг выходят на лужайку. А на лужайке волк лежит. Увидел их волк и спрашивает:
- Куда идете, дружная команда?
Отвечает яйцо:
- Ах, друг мой серый волк! Выгнала нас из дома беда!
- Что за беда, белое яичко?
- Ужас какая беда! Злые люди из нашего села со свету нас сживали, вот мы и убежали в лес!
Говорит им волк:
- Ах, я тоже немало горя хлебнул. Какая живность ни пропадет у людей, они все на волка валят: \"Волк, мол, съел!\" И давай меня травить. Разобиделся я на такое обращение, ушел в лес и вот встретился с вами.
Пошли дальше вместе. Выходит компания на лужок, сели отдохнуть. Тут волк и говорит:
- Ну, что теперь делать будем? Проголодался я что-то! Кого бы мне съесть?
- Я для тебя не гожусь, очень уж я маленькое! Одно яйцо для волка - что слону дробинка! - откликнулось яичко.
- А у меня больно перьев много, - поспешил заметить петух, - ощиплешь меня - ничего и не останется.
- А у меня когти длинные, еще поцарапаю тебе нутро, - вставила кошка.
Говорит осел:
- А я хоть и большой, да что толку, - гляди, какой я тощий! Кожа да кости, а мяса совсем нет!
- Зато я и большой и жирный, - сказал баран. - Мной ты досыта наешься! Раскрой пасть пошире, а я разбегусь и вскочу тебе в глотку живьем.
Волк встал и раскрыл пасть. А баран разбежался, да как хватил волка рогами по лбу. Свалился волк и подох.
- Ого! - воскликнуло яйцо. - А ведь баран-то волка убил! Кто теперь тушу понесет?
- Я не могу, - откликнулся петух.
- И я не могу, - говорит кошка.
- А я привык тяжести таскать, - сказал осел, - грузите волка на меня.
Взвалили они волчью тушу на осла и пошли дальше. Вдруг видят - перед ними дом. И решили в том доме заночевать. Стали через забор перебираться. Яйцо кое-как перекатилось, петух раскрыл свои крылья и перелетел, кошка вскарабкалась на забор, а оттуда соскочила вниз. Баран с разбегу перемахнул. А ослу нипочем не одолеть этакую высоту, потому что у него на спине груз лежит тяжелый. Наконец разбежался осел что есть силы и перепрыгнул с грехом пополам, а волчья туша свалилась у него со спины и упала под забор. Вот входят яйцо, петух, кошка, баран и осел в дом, глядь, а в доме полным-полно волков! Сели ужинать, стали пить за здоровье друг друга. Подняли здравицу и в честь атамана, а яйцо и говорит:
- Будьте и вы здоровы, как тот, кто лежит под забором!
- А кто там под забором лежит? - спрашивают волки. - Давайте-ка сходим посмотрим!
Подошли и видят - под забором дохлый волк валяется! Струсили волки - и наутек в лес. Забились в самую чащу, тут один волк и спохватился:
- Ну, не дурацкое ли это дело - сами в лес удрали, а яичную команду в доме оставили! Давайте вернемся и посмотрим, что они там делают!
А волки ни в какую не соглашаются.
- Не бойтесь, дурачье несчастное! Ничего с вами худого не случится!
- Что же ты нам велишь делать?
- Давайте вернемся обратно. Вы подождете меня за забором, а я войду в дом: не боюсь я команды яичной. Я сильнее их всех! Что против меня белое яичко, да пушистый серый зверек, да задира на ходулях, да дохлятина на четырех ногах? Как раскрою я пасть - так и кинется дохлятина бежать, а жирного да белого я схвачу и проглочу!
Повернули волки обратно к дому. Подошли к забору и остановились, а храбрый волк прямо к двери направился. Увидела его яичная команда, встревожилась:
- Куда нам деться? Сейчас они всех нас сожрут до единого!
А яйцо-атаман и говорит:
- Я зароюсь в золу, петух пусть на потолочную балку взлетит, кошка под лавкой притаится, осел - за дверью, а баран пусть в закутке спрячется. Как только волк войдет в дом, я начну попыхивать под золой, волк подойдет к очагу и станет огонь раздувать, а я вспыхну под золой и обдам волчью пасть пламенем. Кошка в тот же миг из-под лавки пусть выскочит и полоснет его когтями по глазам, баран боднет рогами из своего закутка, осел за дверью копытами застучит и затрубит во весь голос, а петух пусть скачет с балки на балку и кричит \"кукареку!\".
Глядь, уж волк на пороге. Вошел, а в доме пусто! Лишь жар в очаге теплится. Вздумал волк огонь разжечь да осмотреться как следует. Стал на угли дуть, а яйцо вспыхнуло под золой и опалило пламенем волчью пасть. А тут кошка из-под лавки выскочила и полоснула его когтями по глазам, баран прыгнул из закутка и боднул волка рогами, петух заметался с балки на балку и закукарекал, а осел затрубил и копытами за дверью застучал.
Выскочил волк из дому и со всех ног к своим кинулся. Прибежал, а волки и давай выпытывать - что там да как там. Огрызнулся волк:
- Отвяжитесь от меня! Мне и вспоминать противно! Подумайте только - круглый белячок зарылся в золу, пушистый зверь под лавкой схоронился, задира на ходулях взлетел на балку, жирный да белый в закутке спрятался, а дохлятина на четырех ногах за дверью притаилась. Вхожу я в дом - пусто! В очаге жар теплится. Я и решил огонька развести да оглядеться как следует. Подул на угли, а маленький белячок как вспыхнет под золой, да как обдаст меня пламенем, пушистый зверь из-под лавки выскочил, да как полоснет по морде когтями, жирный да белый выпрыгнул из своего закутка, как боднет меня рогами, а дохлятина на четырех ногах за дверью трубит: \"Пода-ать его сюда-а-а!\" Задира на ходулях мечется с балки на балку, заливается: \"Подать его сюда! Кукарекуу!\" Ну, думаю, еще не хватало мне в лапы к дохлятине попасться! Не хватало, чтобы вздернули меня под потолок к задире на ходулях! Этак, пожалуй, к своим не вернешься!
Выслушали волки своего товарища и сломя голову в лес бросились. А яйцо-атаман со своей командой и по нынешний день хозяйничает в волчьем доме.

Сказка № 5977
Дата: 01.01.1970, 05:33
В чаще леса стояла заброшенная мельница. С давних пор никто на той мельнице не жил и зерна не молол, потому что ходили слухи, будто там водятся привидения.
Однажды цыган добыл где-то мешок кукурузы и стал раздумывать, где бы ему зерно смолоть, чтобы никто не застал его за этим делом. Вспомнил он про лесную мельницу и говорит жене:
Положи-ка мне в торбу хлеба да кусок сыра, я пойду ночью на мельницу кукурузу молоть.
Пробрался цыган на мельницу, засветил лучину, запер дверь и принялся за работу. Как раз в эту пору возвращался откуда-то домой великан и услышал стук мельничного колеса. Разобрало великана любопытство, подошел он к мельнице и постучался в дверь.
Отвори!
Не отворю,— отвечает цыган.
Отвори! — кричит великан.— А не то крышу на тебя свалю!
Цыган мигом вытащил из торбы сыр, сунул руку в дыру, что зияла в стене, и стал сыр в кулаке сжимать, пока из него сок не закапал.
Эй ты, буян! — крикнул цыган, насмехаясь.— Видишь, как из этого камня вода капает? Хочешь, чтобы я из тебя тоже все кишки выпустил?!
Такие слова пришлись великану не по душе, и проговорил он ласковым голосом:
Да что ж ты зря разошелся? Мы с тобой можем и поладить, ведь я и сам не робкого десятка!
Цыган отпер дверь, и они с великаном просидели до самого утра, все рассказывали друг другу про свои молодецкие подвиги. Наконец великан проголодался и говорит:
Эй, цыган, чем бы нам с тобой позавтракать?
Для себя я припас все, что нужно, а ты уж сам о себе позаботься,— отвечает цыган.
Ладно, я пойду попробую раздобыть вола. Вола и на двоих хватит. А ты тем временем дров припаси, чтоб мясо зажарить.
Великан пригнал вола с ближнего пастбища, зарезал его, освежевал и хотел было на вертел насадить, а цыгана с дровами все нет да нет — великану не из чего вертел сделать. Отправился он в лес и вдруг видит: цыган как ни в чем не бывало копает яму под большущим буком. Удивился великан, закричал:
Что это ты делаешь?
Подождешь — увидишь! Не стану же я бегать взад-вперед с дровами! Уж лучше я выкопаю этот бук и приволоку сразу целое дерево к мельнице!
Да зачем нам целое дерево? — разозлился великан, обломил несколько огромных ветвей, взвалил их на плечи и зашагал к мельнице.
Что ты хочешь — пойти по воду или вола на вертеле вертеть? — спрашивает великан. А цыган отвечает:
Лучше уж я буду вола вертеть!
Великан схватил воловью шкуру и отправился за водой. Вот вернулся он, глядит: один бок у вола зажарился, а второй еще совсем сырой.
Что же ты вола не перевернешь? Пусть он со всех сторон хорошенько обжарится,— укоризненно сказал великан.
С меня и одного бока достаточно,— сквозь зубы процедил цыган,— а если тебе мало, сам и переворачивай!
Великан зажарил вола и говорит:
Ну вот сейчас за едой и узнаем, кто из нас двоих настоящий удалец!
Великан пристроился к волу с одной стороны, цыган — с другой, и принялись они уписывать за обе щеки. Цыган, пока ел, набил жареным мясом полные карманы и торбу. Наконец насытился великан, еле дышит, отвалился от еды. И тут-то увидел, что цыган вырыл в воловьей туше пещеру поглубже, чем он. Растрогался великан, обнял цыгана и говорит:
- Дорогой брат, пойдем со мной. Хочу показать своим товарищам настоящего удальца!
Цыгану польстила такая честь, и они двинулись в путь. Вскоре пришли они к жилищу великанов. Хозяе ва на ту пору собирали в саду черешню. Согнет великан дерево, одной рукой держит за макушку, а другой ягоды обирает. Цыгану работа понравилась. Подошел он к одному великану и будто бы помогает дерево наклонять, а сам знай себе свободной рукой ягоду за ягодой в рот отправляет. Вдруг великан отпустил макушку, дерево разогнулось, цыган взлетел в воздух и — бах! — шлепнулся прямо в кусты, где сидела в гнезде галка с птенцами. Цыган сунул галку в карман и как ни в чем не бывало вылез из кустов.
Зачем же ты дерево отпустил? — спрашивает великан.
Отпустил?! Да я птицу увидел в небе и прыгнул за ней. Вот она — гляди! — И с этими словами цыган вытащил галку из кармана.
Вдруг откуда ни возьмись заяц бежит Цыган как закричит:
Держи его! Держи!
Бросился великан зайца догонять, бегал за ним, бегал, да так и не поймал.
Эх ты! — смеется над ним цыган.— Куда уж тебе за птицами в небе гоняться, коли не сумел пой мать зверушку, что по земле бегает!
Великаны диву даются, верят мошеннику. Повели они цыгана в горницу к своему старейшине, рассказали про молодецкие подвиги цыгана, которым сами они свидетелями были, и старейшина предложил цыгану остаться у них насовсем.
Утром послал старейшина по воду двух великанов и цыгана и каждому из них дал скатанный бурдюк из воловьей шкуры. Бедняга цыган и пустой-то бурдюк из последних сил волочит. То по земле тащит, то на спину взвалит, и все думает, как бы ему из этой передряги выкрутиться. Пришли к источнику. Великаны наполнили все бурдюки водой, а цыган взял лопату и принялся рыть канавку от источника к дому.
Что ты такое затеял? — спрашивают великаны.
А вы разве не видите? — отвечает цыган.— С какой же стати каждый день воду таскать, когда можно подвести ее к самому дому. Вот и будет вдоволь свежей воды!
Взмолились великаны:
Не рой канаву, ради бога! Еще затопит водой наше жилье.
Нет, буду рыть! — заупрямился цыган.— А не то и вовсе по воду никогда не пойду!
Не надо, не рой, пожалуйста, канаву, а уж мы и тебя, и твой бурдюк с водой донесем до самого дома!
Рассказали великаны своему старейшине, какую беду удалось им от дома отвести, а он и говорит:
Коли так, я теперь цыгана буду в лес наряжать за дровами.
Утром посылает старейшина великанов в лес за дровами, а с ними и цыгана. Вот пришли они в лес, каждый великан облюбовал себе по буковому дереву, спилил его и на плечо взвалил. А цыган распутал длинную-предлинную веревку, что из дома с собой прихватил, и заарканил чуть не пол-леса.
Что ты такое затеял? — удивились великаны.
Да ничего особенного. Зачем бегать каждое утро в лес по дрова? Лучше уж я сразу приволоку запас дней на десять — пятнадцать.
Взмолились великаны:
Дорогой, не надо! Ты дровами весь двор зава лишь, и придется нам тогда перелезать через поленницы в дом!
А я все-таки по-своему сделаю, а иначе и вовсе дрова не понесу!
Уж ты только послушайся нас, а мы и тебя, и твою вязанку сами домой дотащим!
До тех пор великаны уговаривали цыгана, пока тот не согласился.
Дома рассказали они о новой проделке цыгана. Встревожились великаны. И старейшина, посоветовавшись со всей общиной, говорит цыгану:
Тесновато наше жилье для такой оравы. Вот тебе пятьдесят дукатов и ступай поищи себе другое пристанище!
И не подумаю! — отвечает пройдоха.— Мне и здесь хорошо! Я с вами, как нитка с иголкой,— куда вы, туда и я!
Цыган спал на кухне, возле очага, там было тепло и удобно. Вечером слышит цыган, как великаны в комнате между собой шепчутся:
Надо его прикончить, а то от него не избавишься!
Выведав замысел великанов, цыган достал из чулана седло, положил его перед очагом вместо себя, прикрыл, а сам ушел спать в чулан. Через некоторое время крадется в кухню великан с огромным железным молотком в руках. Как трахнет: трах! трах! трах!
Готов! — пробормотал великан и отправился спать.
Цыган отнес седло обратно в чулан, лег на свое место и заснул. Проснулся еще до восхода солнца, раздул огонь в очаге и давай песни распевать. Прибежали великаны и диву дались: видят, цыган жив и здоров.
Как ты спал? —закричали они.
Отлично! Вот только блохи кусали. Великаны в недоумении подтолкнули друг друга локтями и замолчали. А старейшина снова принялся цыгану говорить:
Нет, право, тесновато наше жилье. Да к тому же, честно признаюсь, не пристало тебе с нами якшаться, потому что ты из героев герой. Вот тебе сто дукатов, и ступай откуда пришел!
Да я и за тысячу дукатов не уйду! — отвечает цыган.— Мне и здесь хорошо. Да и зачем мне уходить отсюда? Небось дома у меня ни старый, ни малый не плачет и есть не просит!
Был праздничный день, и потому великаны не стали работать, а пошли в поле состязаться, кто дальше всех камень бросит. Ведь и мы с вами, хоть и не великаны, а тоже любим эту игру...
Возьмет великан целую глыбу себе на ладонь, поднимет на высоту плеча, да ка-ак швырнет ее... Пришел черед и цыгану камень бросать. Тут он и спрашивает:
Что это за крепость с башней вдали виднеется?
А почему это тебе любопытно?
Помолчите немного, сейчас увидите, как башня на землю полетит! — со злостью ответил цыган.
Ой-ой! Не кидай туда камень,— закричали хором великаны.— Кидай в другую сторону. В той крепости живет наш царь, и если ты попадешь в его башню, он снимет нам головы с плеч!
А мне-то что! — отмахнулся цыган.— Не боюсь я ни вас, ни вашего царя! — и стал рукава засучивать. Окружили его великаны:
Дорогой, милый наш брат! Выслушай нас! Мы тебе подарим бурдюк, доверху набитый золотом, только уходи ты от нас, ради бога! Мы и тебя, и ношу твою до самого дома доставим, чтоб тебе не пришлось над саживаться!
Лягушка без принуждения в воду прыгает, цыгана тоже долго уговаривать не пришлось.
Взобрался он на плечи к великану, два других схватили бурдюк, полный дукатов, и пошли. Вдруг слышит цыган, как старейшина носильщикам шепчет:
Хотелось бы мне, чтобы вы принесли дукаты обратно!
Цыган притворился, будто ничего не слыхал. Вот пришли они к дому цыгана, протиснулись в низкую дверь. Нагнулся тот великан, что бурдюк с золотом тащил, и протяжно вздохнул: «Уффф!» А цыгана точно ветром сдуло — вскочил и кинулся на крышу.
Что такое? — всполошились великаны.
Подождите, сейчас моя дымовая труба даст вам ответ, а вы передадите его своему старейшине, если только живыми до дому доберетесь!
Великаны бросились бежать со всех ног, а бурдюк, набитый золотыми дукатами, достался цыгану. Дука тов было в нем столько, что всем бы нам хватило с лихвой!

Сказка № 5976
Дата: 01.01.1970, 05:33
Вдавние времена жили три брата, и была у них прекрасная кобыла. Однажды у братьев выкрали ее. Обнаружили они пропажу и стали гадать, кто кобылу увел.
Старший брат, как самый умный, говорит:
- Я полагаю, что вор был высокого роста.
Средний старшего поддержал:
- Коли он был высокий, значит, русый.
А младший добавил:
- Ежели русый, значит, с огромными усами. Пошли вора искать!
Сказано - сделано. Бросились братья прямиком через поле на дорогу и налетели на человека, как две капли воды похожего на ихнего вора - и ростом высок, и волосы русые, и усы огромные. Только кобылы при нем не видать. Окружили его братья, словно разъяренные шершни, и ну донимать:
- Куда дел нашу кобылу? Одно из двух выбирай - либо деньги плати, не сходя с места, либо кобылу верни!
Видит бедняга, что попался он, словно кур в ощип, стал вырываться, божиться, что видом не видывал их кобылы, а уж красть и подавно не собирался. Но братья нипочем не отступаются.
- Отдавай нашу кобылу, и все тут! Ты украл!
Человек стоит на своем, тогда братья схватили его и поволокли в Травник к кадию на суд. Спрашивает их кадий:
- С чем пришли?
А братья в один голос:
- Милостивый кадий! Этот человек украл нашу кобылу, и пришли мы просить, чтобы ты заставил его нам заплатить.
Стал кадий расспрашивать:
- А почему вы знаете, что именно он украл вашу кобылу?
Отвечают братья:
- Милостивый эфенди, дошли мы до этого, изволишь ли видеть, своим умом, и теперь нам доподлинно известно, что украл именно он и никто другой!
Услышав такой ответ, кадий вышел в соседнюю комнату, взял лимон, завернул его в тряпку и сунул в мешок. Выносит мешок к братьям и говорит:
- Если догадаетесь, что в этом мешке лежит, решу дело в вашу пользу; если не угадаете - каждый получит по сто ударов по пяткам.
Старший брат заявил:
- Что там у тебя в мешке лежит - не знаю, а только спрятано там что-то круглое.
Средний старшего поддержал:
- Ежели круглое - значит, желтое!
- Ежели желтое - значит, в мешке лимон, - сказал напоследок младший.
Размотали тряпку, а там и впрямь лимон. Но кадий все еще не верит братьям. Оставил он их у себя ночевать. Вот настал вечер, кадий приказал зарезать щенка и зажарить его братьям на ужин. Подошло время за стол садиться, братья принялись за еду, а кадий им и говорит:
- Если угадаете, чье это мясо, - заставлю вора возместить вам убытки, если не угадаете - каждый получит по сто ударов по пяткам.
Старший брат заявил:
- Как бы эта животина ни звалась, а только она день-деньской по двору рыскала.
- Ежели эта животина день-деньской по двору шаталась, значит, она во все свой нос совала, - добавил средний.
- Ежели она во все свой нос совала, - значит, это щенок, - заключил младший.
Вскочил кадий со скамьи и крикнул:
- Угадали! Ваша взяла!
И присудил возместить братьям убытки.

Сказка № 5975
Дата: 01.01.1970, 05:33
У богатого визиря был единственный сын, юноша скромный и поведения примерного. Но вот однажды старика визиря поразил смертельный недуг. Ничего не поделаешь - старость не радость. Понимал визирь, что пробил его последний час, позвал к себе жену и обратился к ней с такими словами:
- Чувствую, мне уж не подняться с постели. Еще немного - и я переселюсь в иной мир. Слава богу, сын у нас хороший, да кто его знает, каким он станет, ведь человек - загадка неразгаданная, а тем более юноша с горячей головой. Мало ли что ему на ум взбрести может, еще промотает наследство, и не сладко тогда тебе придется на старости лет. Потому-то я и хочу, чтобы ты взяла вот эти три ключа от потайных комнат и хранила их, как святыню. Держи у себя, и ты ни в чем не будешь знать нужды.
Жена визиря приняла ключи, а через несколько дней старый визирь скончался.
Сын, как того требовал обычай, устроил отцу пышные похороны. Каждый день он посещал отцовскую могилу и каждый день читал там новую молитву.
Визирь держал троих слуг; все трое получали большое жалованье, но на смертном одре визирь позабыл про них и не оставил никакого распоряжения. Обеспокоились слуги: а ну как молодой хозяин не захочет платить им жалованье, какое положил старый визирь? Стали они гадать, как бы похитрее выманить деньги у юноши и убраться с этими деньгами подобру-поздорову. Тут самого молодого из слуг осенила хитрая мысль, и он сказал:
- Успокойтесь! Я подпою визирева сына, и он нам выплатит жалованье сполна. Эге! Не отвертится, голубчик, мы выудим по меньшей мере половину его состояния!
На следующий день сын визиря отправился, как обычно, читать молитвы на отцовскую могилу, а слуга с кувшином ракии в узелке прокрался на кладбище следом за ним. Юноша принялся за молитвы, а слуга уселся неподалеку на чье-то надгробие, ногу на ногу закинул, осторожно развязал шаль, в которой был кувшин, и стал ракию прихлебывать. Сын визиря заметил слугу, но не хотел прерывать молитву, а когда закончил ее, спрашивает:
- Что ты здесь делаешь?
- Да вот, - отвечает ему слуга, - в этой могиле похоронен мой батюшка, а я сижу и смотрю, как ему там хорошо в раю среди божьих угодников.
- Послушай, как же это тебе удается отца своего видеть, когда он на том свете? Я вот каждый день прихожу на кладбище и читаю молитвы, а отца своего все равно не вижу!
- Дорогой наследничек! Вот бы ты отхлебнул чудесной водицы - и увидал бы своего батюшку!
Юноша полюбопытствовал, что это за чудесная вода, и попросил у слуги глоточек, но слуга ответил:
- Э-э, нет, не могу! Водица очень дорогая!
- Ну и что ж из того! Я заплачу! Батюшка, слава богу, оставил мне довольно денег и добра всякого. Мне, слава богу, скупиться не приходится!
- Ну, коли так, я согласен. Плати десять дукатов и единым духом осуши кувшин - вот и увидишь своего отца!
- Держи деньги! - воскликнул юноша и отсчитал слуге десять дукатов, а потом поднес кувшин к губам и осушил его до дна.
Выпита ракия. Позабыл визирев сын про батюшку и про святых угодников. В мгновение ока захмелел. Пил он до вечера, на следующий день с утра опять взялся за выпивку и скоро превратился в горького пьяницу, - хуже его во всем городе не было. Настоящий пропойца! Продаст, бывало, клочок земли - и прямиком в корчму, и не вылезает оттуда, пока не спустит все до последнего гроша. Так и шли дни за днями, а сын визиря знай себе землю разбазаривает. За несколько лет промотал он все отцовское наследство и впал в крайнюю нужду. Не зная, куда податься, нанялся он с отчаяния в пекарню. Но и здесь пришелся не ко двору, не вышло из него путного пекаря, и хозяин поставил его за прилавок продавать хлеб. Между тем в городе каким-то образом проведали, что у вдовы визиря есть потайные комнаты; стал народ о них шептаться, и докатилась молва до визирева сына. Вот как-то раз пришел он к матери и попросил дать ему ключ хотя бы от одной потайной комнаты. Ну, мать - как все матери, пожалела сына и дала ему ключ. Отпер юноша дверь, и что ж он видит! Стоит посреди комнаты сундук - не сундук, а жалкая развалюха - и цыган за него ломаного гроша не дал бы! В сундуке пусто; лишь в одном отделенье завалялся какой-то кошелек.
\"Вот так штука! - подумал юноша. - Значит, и отец мой был когда-то таким же бедняком, как и я. Ну да ладно. Возьму кошелек. Буду в нем держать хозяйские деньги!\" И сунул кошелек в карман.
Вернулся он в лавку, стал деньги в кошелек опускать, - что за диво! Бросает гроши, а они превращаются в золотые дукаты.
- Аллах рахметиле! Упокой бог его душу! - ликуя, сказал себе юноша. - Отец оставил мне такое богатство, что и вовек его не потратить!
На следующий день утром глашатай объявил народу, что султан выдает замуж свою дочь и потому разрешает горожанам пройти перед невестой - кто ее рассмешит, тому она и достанется в жены. За право переступить порог ее покоя каждый должен заплатить десять кошельков денег. Сын визиря едва дослушал глашатая, побежал во дворец, отсчитал десять кошельков и прошел перед дочерью султана; но она и глазом не повела, а уж про улыбку и говорить не приходится. Сын визиря снова вернулся к дверям ее комнаты, отсчитал еще десять кошельков, но и на этот раз его постигла неудача. Он и в третий раз явился к дочери султана. Увидела она его и говорит:
- Эх, парень, парень! И не жаль тебе швырять такие деньги на ветер?
- Ничуть! - возразил он. - Покойный батюшка оставил мне чудесный кошелек, - в нем деньги не переводятся.
- А где же тот кошелек?

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2017