• Канал RSS
  • Обратная связь
  • Карта сайта

Статистика коллекции

Детальная статистика на
23 Сентября 2017 г.
отображает следующее:

Сказок:

6543+0

Коллекция Сказок

Сказилки

Сказки Индонезийские

Сказки Креольские

Сказки Мансийские

Сказки Нанайские

Сказки Нганасанские

Сказки Нивхские

Сказки Цыганские

Сказки Швейцарские

Сказки Эвенкийские

Сказки Эвенские

Сказки Энецкие

Сказки Эскимосские

Сказки Юкагирские

Сказки Абазинские

Сказки Абхазские

Сказки Аварские

Сказки Австралийские

Сказки Авторские

Сказки Адыгейские

Сказки Азербайджанские

Сказки Айнские

Сказки Албанские

Сказки Александра Сергеевича Пушкина

Сказки Алтайские

Сказки Американские

Сказки Английские

Сказки Ангольские

Сказки Арабские (Тысяча и одна ночь)

Сказки Армянские

Сказки Ассирийские

Сказки Афганские

Сказки Африканские

Сказки Бажова

Сказки Баскские

Сказки Башкирские

Сказки Беломорские

Сказки Белорусские

Сказки Бенгальские

Сказки Бирманские

Сказки Болгарские

Сказки Боснийские

Сказки Бразильские

Сказки братьев Гримм

Сказки Бурятские

Сказки Бушменские

Сказки в Стихах

Сказки Ведические для детей

Сказки Венгерские

Сказки Волшебные

Сказки Восточные о Суде

Сказки Восточные о Судьях

Сказки Вьетнамские

Сказки Г.Х. Андерсена

Сказки Гауфа

Сказки Голландские

Сказки Греческие

Сказки Грузинские

Сказки Датские

Сказки Докучные

Сказки Долганские

Сказки древнего Египта

Сказки Друзей

Сказки Дунганские

Сказки Еврейские

Сказки Египетские

Сказки Ингушские

Сказки Индейские

Сказки индейцев Северной Америки

Сказки Индийские

Сказки Иранские

Сказки Ирландские

Сказки Исландские

Сказки Испанские

Сказки Итальянские

Сказки Кабардинские

Сказки Казахские

Сказки Калмыцкие

Сказки Камбоджийские

Сказки Каракалпакские

Сказки Карачаевские

Сказки Карельские

Сказки Каталонские

Сказки Керекские

Сказки Кетские

Сказки Китайские

Сказки Корейские

Сказки Корякские

Сказки Кубинские

Сказки Кумыкские

Сказки Курдские

Сказки Кхмерские

Сказки Лакские

Сказки Лаосские

Сказки Латышские

Сказки Литовские

Сказки Мавриканские

Сказки Мадагаскарские

Сказки Македонские

Сказки Марийские

Сказки Мексиканские

Сказки Молдавские

Сказки Монгольские

Сказки Мордовские

Сказки Народные

Сказки народов Австралии и Океании

Сказки Немецкие

Сказки Ненецкие

Сказки Непальские

Сказки Нидерландские

Сказки Ногайские

Сказки Норвежские

Сказки о Дураке

Сказки о Животных

Сказки Олега Игорьина

Сказки Орочские

Сказки Осетинские

Сказки Пакистанские

Сказки папуасов Киваи

Сказки Папуасские

Сказки Персидские

Сказки Польские

Сказки Португальские

Сказки Поучительные

Сказки про Барина

Сказки про Животных, Рыб и Птиц

Сказки про Медведя

Сказки про Солдат

Сказки Республики Коми

Сказки Рождественские

Сказки Румынские

Сказки Русские

Сказки Саамские

Сказки Селькупские

Сказки Сербские

Сказки Словацкие

Сказки Словенские

Сказки Суданские

Сказки Таджикские

Сказки Тайские

Сказки Танзанийские

Сказки Татарские

Сказки Тибетские

Сказки Тофаларские

Сказки Тувинские

Сказки Турецкие

Сказки Туркменские

Сказки Удмуртские

Сказки Удэгейские

Сказки Узбекские

Сказки Украинские

Сказки Ульчские

Сказки Филиппинские

Сказки Финские

Сказки Французские

Сказки Хакасские

Сказки Хорватские

Сказки Черкесские

Сказки Черногорские

Сказки Чеченские

Сказки Чешские

Сказки Чувашские

Сказки Чукотские

Сказки Шарля Перро

Сказки Шведские

Сказки Шорские

Сказки Шотландские

Сказки Эганасанские

Сказки Эстонские

Сказки Эфиопские

Сказки Якутские

Сказки Японские

Сказки Японских Островов

Коллекция Сказок
[ Начало раздела | 4 Новых Сказок | 4 Случайных Сказок | 4 Лучших Сказок ]





Сказки Папуасские
Сказка № 4238
Дата: 01.01.1970, 05:33
В давние времена жил человек по имени Даги. Левая рука у него была обыкновенная, зато правая - длинная-предлинная. Сам Даги никогда не выходил из хижины, но по ночам он высовывал в окно свою длинную руку, и она ползла по земле, как змея, и воровала для него пищу из чужих домов и огородов. Нащупав дерево, рука взбиралась по стволу вверх и находила плоды, а если на дереве плодов не было, спускалась вниз и взбиралась на другое, и так обшаривала деревья до тех пор, пока не возвращалась домой с плодами. Хижина Даги стояла не на сваях, а на земле, и спал он внутри большого барабана. Лицо и тело Даги были покрыты волосами, поэтому он был похож на зверя. Каждый вечер, перед тем как лечь спать, он кричал:
- Я Даги, я здесь! Есть здесь ещё кто-нибудь? Когда Даги хотел убить дикую свинью или другое животное, его длинная рука обвивала зверя и ломала тому кости, и эта же рука приносила ему дрова и воду. На дрова Даги ломал только сухие деревья, зелёные он не трогал.
Неподалёку от Даги жили две сестры, и он часто воровал плоды с их деревьев и овощи с их огородов. Ногти у него были острые, как крючья, и длинная рука притаскивала ему сразу: кенгуру - на ногте мизинца, казуара - на ногте безымянного пальца, дикую свинью - на ногте среднего, плоды - на ногте указательного, а овощи - на ногте большого.
Однажды сёстры заметили, что с их огородов кто-то ворует. Они подумали, что это проделки летучих лисиц или других зверей. Вечером Даги приготовил себе из ворованного еду, прокричал обычные свои слова и добавил:
- Скоро моя рука пойдёт на охоту, и один палец принесёт кенгуру, другой - казуара, третий - дикую свинью, четвёртый - плоды, а пятый - овощи.
Ночью рука Даги поползла из его хижины, ощупывая всё вокруг, и набрела на хижины двух сестёр. Сёстры спали и не слышали, как рука Даги ощупывает их хижины. Рука забралась в хижину старшей и утащила из неё гроздь бананов и горшок болтушки, которую женщина приготовила из таро, рыбы и кокосового молока для своей свиньи. Рука принесла украденное домой. Даги начал есть болтушку и подумал: «Ой, до чего вкусно! Наверно, это приготовили люди. Не буду я больше ловить кенгуру и диких свиней, а буду лучше брать только такую еду».
На следующую ночь его рука сразу нашла ту же хижину и опять украла горшок болтушки для свиньи. Когда рука внесла горшок к нему в хижину, Даги понюхал болтушку и сказал, довольный:
- В тот раз мне пришлось потрудиться, чтобы раздобыть этой еды, а сейчас я нашёл её совсем легко.
Старшая сестра заметила, что болтушка, которую она готовила для свиньи, стала пропадать, и сказала младшей:
- Это ты воруешь мою болтушку!
- Зачем мне её воровать? - ответила младшая. - У тебя своё хозяйство, у меня своё, ты делаешь свою болтушку, я свою.
Но около места, где стоял украденный горшок с болтушкой, были видны следы чьих-то пальцев, поэтому старшая сестра не поверила младшей, и они поссорились.
Следующей ночью старшая сестра легла, но спать не стала - решила подстеречь вора, И вот среди ночи она услышала, как что-то ползёт по земле и негромко по ней похлопывает. Звук приближался, и она подумала, что это прыгает лягушка. Вскоре рука нащупала хижину, пролезла внутрь, пошарила по полу и схватила горшок с болтушкой. Женщина быстро разожгла огонь и увидела, как рука вытаскивает горшок из хижины.
- Так это не человек, это рука! - воскликнула она. Утром она позвала младшую сестру и ей сказала:
- Зря мы ссорились - я видела, как болтушку уносит чья-то рука, не твоя рука, а кого-то другого. Ночуй сегодня у меня, и ты тоже увидишь, как рука утаскивает болтушку.
Днём сёстры приготовили две длинные лианы, а вечером младшая закрыла свою хижину и пошла ночевать к старшей. Та ей сказала:
- Сделай на конце лианы петлю, а когда появится рука, накинь на неё и затяни.
Среди ночи рука, хлопая по земле ладонью, приползла опять, и старшая сестра прошептала младшей:
- Слышишь? Это она!
Рука влезла в хижину и уже хотела схватить горшок с болтушкой, но тут младшая сестра накинула на запястье петлю и затянула. Другой конец лианы сёстры привязали к столбу. Даги потянул руку к себе, но вытащить не смог и подумал: «Ой, кто-то меня держит! Кто же меня привязал?» Женщины тем временем разожгли огонь, стали разглядывать руку и сказали:
- Какая же она волосатая!
С нижней стороны, той, которой рука терлась о землю, волос на ней было меньше. Женщинам захотелось узнать, чья это рука, и они пошли вдоль неё, но было темно, и они, решив дождаться рассвета, вернулись в хижину. Даги всё время дергал руку, но высвободить не мог.
Утром сёстры отвязали конец лианы от столба, и старшая сказала:
- Держи конец лианы, а я возьмусь за руку; мы пойдём за ней следом, а если она начнёт вырываться, сразу привязывай лиану к дереву.
Но рука, когда почувствовала, что может двигаться, не стала вырываться, а мягко потянула их за собой. Младшая сестра сказала:
- Смотри, она не вырывается - наверно, тот, чья это рука, зовёт нас к себе.
А Даги тянул к себе руку и думал: «Какая тяжёлая! Кто-то за неё держится и идёт ко мне». Рука его стала, как змея, свёртываться в углу хижины, а когда в этом углу места не осталось, стала дальше свёртываться в другом.
- Посмотри, она заползает в хижину! - воскликнула старшая сестра.
Сначала они испугались, а потом, когда заглянули в хижину и увидели Даги, сказали:
- Что такое? Здесь полным-полно толстых свёрнутых верёвок! Кто ты? Ты человек?
- Да, я человек, я Даги. Откуда вы?
- Из леса - мы живём там одни, мужчин у нас нет. Ты утаскивал у нас еду, вот почему мы пришли к тебе.
- У меня есть свой огород и плодовые деревья, только я их никогда не видел - моя рука всё делает там сама. Пойдите туда и нарвите себе всего столько, сколько хотите, - сказал Даги.
Обрадованные сёстры пошли и нарвали много плодов и овощей. Они увидели, что огород Даги засажен как попало, то часто, то редко - ведь Даги не видел, что делает его рука.
Сёстры перенесли в хижину к Даги свои вещи, стали его жёнами и остались у него жить. Ночью, когда женщины уже спали, Даги отправил свою длинную руку охотиться. Рука поймала несколько диких свиней, кенгуру и казуар, приволокла их в хижину и положила около женщин. Проснувшись, сёстры разделали туши и приготовили еду. Даги с ними поел, а потом сёстры вышли из хижины и стали шептаться:
- Бедный, как ему плохо с этой рукой, она такая длинная и тяжёлая! Давай подождём, пока он заснёт, и отрежем её.
Вечером Даги закричал, как обычно:
- Эй, кто-нибудь ещё здесь есть? Кто хочет свинины, мяса казуара, мяса кенгуру? Сегодня я не иду охотиться, а завтра пойду опять!
Прокричав это, он заснул, и тогда женщины сказали:
- Ну вот, времени у нас теперь много, он будет спать до утра.
Сёстры решили проверить, крепко ли спит Даги, и стали кричать над самым его ухом:
- Проснись, дом горит!
Но Даги не просыпался, и тогда сёстры отрезали ему руку повыше запястья, потом ещё раз, ниже плеча, выбросили середину и склеили нижнюю часть с верхней. Получилась новая рука, точно такой же длины, как другая. Мышцы они разрезали бамбуковым ножом, а кости перепилили раковиной. Даги всё время, пока они это делали, спал как мёртвый. Потом сёстры обрили Даги, оставили только брови, усы (они украшают мужчину и в них его боевой дух, вот почему их нет у женщин), небольшую бороду, немножко волос на груди и немного - внизу живота. После этого они раскрасили Даги водой и углём - в чёрный, а глиной - в белый цвет и надели на него много разных украшений. Рядом они поставили блюдо с водой, чтобы он, когда проснётся, увидел в ней своё отражение. Вырезанную часть руки сестры зарыли в земле, а потом убрались в доме и легли спать.
Наконец Даги зашевелился и начал просыпаться. Жёны, притворившись спящими, следили за ним. Даги поднял руку, среднюю часть которой они вырезали, и воскликнул:
- Здравствуй!
Он подумал, что это его короткая рука, и поднял вторую, но та оказалась точно такая же.
- Что за чудо, обе одинаковые! - воскликнул он. Обе руки были теперь одинаково лёгкие. Даги провёл рукой по своему телу - волос нет. Тогда он поднялся на ноги и стал кричать:
- Даги, Даги, Даги!
Жёны незаметно смотрели на него и радовались. Даги увидел в воде своё отражение и воскликнул:
- Да ведь это я, Даги! Весь раскрашенный и в таких украшениях! Хорошо, что я теперь такой же человек, как все!
И он заскакал и заплясал по хижине, крича:
- Как хорошо, как хорошо!
А потом Даги, думая, что жёны спят, стал их будить:
- Почему вы так долго спите? Посмотрите, какой я стал! Ночью я сделал себе вместо длинной руки короткую, и до чего же мне теперь хорошо!
Но женщины знали, как всё было на самом деле, и они сказали:
- Ты говоришь неправду, это не ты сделал, а мы. А теперь мы вернёмся к себе домой и начнём готовить всё к празднику. Ты придёшь к нам попозже.
Сёстры отправились домой, и по дороге они заходили в селения и звали людей к себе на праздник.
Придя домой, женщины начали готовиться к празднику, а потом, в назначенный день, пришли все, кого они звали. Вместе с другими пришёл и Даги. Он натянул тетиву своего лука и прокричал:
- Это я, Даги!
Никто не знал его, а сёстры для того и устроили праздник, чтобы всем его показать. Они сказали гостям:
- Смотрите все, это Даги.
Пировать каждый усаживался около своих односельчан, еды было очень много, а когда стемнело, люди начали танцевать и петь. Танцевали всю ночь, а когда взошло солнце, сёстры зарезали двух свиней и раздали мясо гостям, чтобы те взяли с собой. Все отправились в свои селения, а Даги с двумя жёнами тоже пошёл к себе, и там они и остались жить.
Прошло некоторое время, и старшая сестра родила мальчика, а младшая девочку. Мальчика назвали Нуэ. Однажды, когда дети уже выросли, Даги сказал:
- Здесь, кроме нас, никто не живёт, пусть мальчик и девочка женятся и народят побольше детей.
Те так и сделали.

Сказка № 4237
Дата: 01.01.1970, 05:33
Жили вместе брат Джавана и его сестра Джанудо. Однажды Джавана сказал сестре:
- Завтра утром я пойду охотиться на птиц, а ты оставайся дома.
На рассвете Джавана встал и пошёл в лес. Там он подстрелил несколько птиц, принёс их сестре, и она их приготовила. После этого они пошли работать на огород, а когда наступила ночь, вернулись и легли спать.
На другое утро Джавана опять пошёл в лес за птицами. Подстрелив несколько, он связал их, повесил связку на дерево и пошёл дальше в лес, но тут из большого дерева вышла хиваи-абере1 и сказала:
- Давай я понесу птиц, Джавана.
- Хэй, - удивился Джавана, - зачем ты сюда пришла?
- Я пришла, потому что я твоя жена, - ответила ему хиваи-абере.
Джавана не знал, что она хиваи-абере, а не настоящая женщина, и потому дал ей нести подстреленных птиц. Когда они пришли к хижине Джаваны, Джанудо спросила брата:
- Джавана, зачем ты привёл к нам эту женщину?
- Ты мне не нужна, - перебила её хиваи-абере, - я пришла к своему мужу, и у меня много родных.
На самом деле никаких родных у хиваи-абере не было, она жила одна в стволе дерева. Джавана сказал сестре:
- Пойдём на огород.
Они пошли, и хиваи-абере пошла вместе с ними. Работать они не стали, а только набрали бананов и таро и отнесли домой. Джанудо стала печь таро, а хиваи-абере - жарить птицу, но у Джанудо всё пропеклось хорошо, а у хиваи-абере мясо птиц так и осталось сырым. Хиваи-абере всё время выпускала громко плохой воздух, и Джанудо сказала брату:
- Что за жену ты себе привёл? Это не женщина, это злой дух.
Когда стемнело, они легли спать, а утром хиваи-абере сказала Джаване:
- Раз ты взял меня в жены, отдай свою сестру в жены кому-нибудь из моих родных, их у меня очень много.
Они снова пошли втроём на огород и принесли оттуда овощей и плодов, а потом Джавана в знак горя вымазал себе лицо грязью - ведь за хиваи-абере он должен был отдать сестру. Он сказал Джанудо:
- Сестра, иди туда, откуда я привёл эту женщину. Хиваи-абере взяла три корзины таро, Джанудо - две, и Джанудо сказала брату:
- Джавана, теперь мы расстаёмся. По-моему, это не настоящая женщина, по-моему, никаких родных у неё нет.
Джанудо и хиваи-абере отправились в путь. Джавана взял лук и стрелы и хотел пойти вместе с ними, но хиваи-абере сказала:
- Джавана, не ходи - родных у меня много, вдруг они захотят драться и убьют тебя.
Джавана остался, а хиваи-абере повела его сестру к дереву, в котором жила. Наконец они пришли, и тогда хиваи-абере сказала дереву:
- Откройся!
Дерево открылось, и Джанудо в него вошла. Внутри никого не было, и она, увидев это, горько заплакана и запричитала:
- Джавана, эта женщина нас обманула - говорила, что у неё много родных, а на самом деле здесь никого нет. Она злой дух.
Тогда хиваи-абере велела дереву закрыться, и оно закрылось.
Оставшись одна, хиваи-абере съела весь таро, который они с девочкой принесли, а потом залезла на дерево, в котором теперь была Джанудо, присела над дырой, которая была на верхушке, и справила туда большую нужду. После этого она опять спустилась на землю и пошла к хижине Джаваны, а когда идти оставалось уже совсем немного, побежала к хижине и закричала:
- Джавана, бери скорее лук и стрелы, за мной гонятся родные, хотят убить меня!
Джавана схватил лук и стрелы и бросился к ней, но, когда он подбежал к хиваи-абере, та ему сказала:
- Только сейчас повернул назад мой брат - ещё немного, и он бы поймал меня.
Джавана хотел за ним погнаться, но хиваи-абере его остановила:
- Не ходи, не надо.
Прошло несколько дней. Джавана всё время думал о сестре, на душе у него было неспокойно. Однажды он сказал хиваи-абере:
- Ты иди на огород, а я набью птицы и приду тоже. Но на самом деле он пошёл в лес, поискать там сестру. Джанудо между тем причитала в стволе дерева:
- Джавана, мой брат, пойди по моему следу, здесь никого нет, я одна внутри дерева!
Когда Джавана очутился возле дерева, в котором была Джанудо, та услышала его шаги и закричала:
- Джавана, это ты?
- Да, я! - ответил Джавана. - Где ты, сестра?
- Я здесь, в дереве, меня посадила сюда женщина, которую ты привёл. Никаких родных у неё нет. Она одна съела весь таро, который мы взяли для её родных, и справила на меня большую нужду. Принеси скорее топор.
Джавана побежал за топором, но хиваи-абере этого не увидела - она была на огороде. Джавана схватил топор и вернулся к дереву. Тогда Джанудо сказала:
- Я давно скребу эту сторону, она уже тонкая - тут ты и руби.
Джавана прорубил в стволе дыру, и его сестра вылезла и сказала:
- Эта женщина хиваи-абере, она тебя обманула. Они вернулись домой, и Джанудо сказала брату:
- Иди позови эту хиваи-абере, пусть она придёт.
Джавана пошёл к огороду и закричал:
- Иди сюда, я набил много птицы, она уже в хижине! Хиваи-абере услышала это и заспешила к Джаване, но, когда она подошла к хижине, Джавана прострелил её насквозь справа и слева. Но Джанудо сказала: - Брат, больше в неё не стреляй, я добью её сама.
Джанудо ударила хиваи-абере по голове палкой-копалкой, и та закричала, умирая:
- Я обманула вас обоих - я хиваи-абере!
____________
1 Хиваи-абере - злое мифическое существо женского пола. По представлениям папуасов киваи, хиваи-абере очень толстые, у них большая голова, огромный живот и короткие ноги. Ногти на руках у них твёрдые и такие острые, что они убивают ими диких свиней.

Сказка № 4236
Дата: 01.01.1970, 05:33
Когда-то в Певе, что на реке Ориому, жил юноша, которого звали Новаре. Отец у Новаре умер, и он жил вдвоем с матерью. Новаре был красивый юноша и нравился всем девушкам.
Однажды вечером Новаре услышал, как его односельчанин сказал другому односельчанину:
- Завтра мы с тобой поменяемся сестрами.
Новаре подумал: «Они меняются сестрами, а у меня нет сестры, я ни с кем поменяться не могу». Мать Новаре тоже слышала, что говорили мужчины, и сказала сыну:
- Когда они будут завтра меняться сестрами, не ходи к ним на свадьбу, останься дома.
Обе девушки, которыми должны были меняться, плакали и говорили:
- Плохо, что нами будут меняться, мы не хотим тех мужчин - мы хотим Новаре.
Они пошли к матери Новаре и долго у нее плакали. На другой день были две свадьбы. Один жених сказал другому:
- Я женюсь на твоей сестре, пусть она идет жить ко мне в дом.
- Хорошо,-сказал другой,-а я женюсь на твоей - мы поменяемся сестрами.
После этого все пошли на огороды за овощами для свадебного пира. Мать Новаре сказала сыну:
- Иди позади всех, пусть люди не видят твоего лица, а когда они дойдут до места, где сворачивают к огородам, ты поверни в другую сторону.
Матери не хотелось, чтобы девушки увидели ее сына.
Потом мать Новаре взяла два плетеных браслета, которые ее сын носил выше локтя, продела через них веревочку, завязала ее и, как ожерелье, надела себе на шею. После этого она столкнула с берега в воду маленькую лодку, села в нее и поплыла вниз по Ориому к берегу моря, искать сыну невесту.
Сначала она приплыла в Старую Мавату и увидела на берегу юношей и девушек - они играли в веревочку, и одна девушка среди них была очень красивая. Женщина взяла плетеные браслеты сына, которые с собой привезла, и стала примерять их девушкам - та, которой они оказались бы в самый раз, подошла бы Новаре в жены. Наконец она примерила их самой красивой, но и той они оказались ве-. лики, и мать Новаре сняла с девушки браслеты и сказала:
- Вы мало едите, вот почему вы все худые. Ешьте больше, потолстеете.
Она поплыла дальше и приплыла в Гурахи. Взрослых в это время в селении не было, а юноши и девушки играли на берегу в веревочку. Мать Новаре воткнула весло в дно недалеко от берега, привязала к нему лодку и пошла вброд к юношам и девушкам.
- Ой, - закричали те, - к нам приплыла женщина из леса!
Мать Новаре стала примерять и этим девушкам браслеты сына, но ни одной из них браслеты не подошли. Одна девушка была красивее других, но и ей браслеты оказались слишком велики.
- Это потому, что вы мало едите, - сказала девушкам мать Новаре, - Если бы вы ели много, вы были бы толстыми, а так у вас одни кости.
Из Гурахи она поплыла на Убири, и там девушки тоже играли на берегу в веревочку. Они увидели мать Новаре и закричали:
- Смотрите, какая-то старуха приплыла!
Мать Новаре опять привязала лодку к веслу, вышла на берег и дала им примерить плетеные браслеты. Девушки начали примерять, но ни одной браслеты не подходили. Не подошли они и самой красивой из всех, и мать Новаре взяла браслеты и снова повесила к себе на шею. Она сказала девушкам Убири то же, что до этого говорила другим:
- Вы мало едите, вот почему вы такие худые - кожа да кости.
Мать Новаре выдернула весло из дна и поплыла на Мибу, но там людей не было, и она поплыла оттуда в Иасу. Взрослых в Иасе не оказалось, все ушли на огороды, а юноши и девушки на берегу играли в веревочку. Мать Новаре воткнула весло в дно, привязала к нему лодку и перешла вброд на берег. Первой примерила браслеты Новаре самая красивая девушка, а за ней примерили остальные, но ни одной браслеты не подошли, и мать Новаре, сказав им то же, что говорила девушкам других мест, взяла браслеты и отправилась дальше.
Наконец она приплыла в Дибири и сразу увидела на берегу очень красивую девушку - та играла со своими подругами в веревочку. Мать Новаре подумала: «Вот эта девушка, наверно, подходит Новаре в жены, хорошо бы мне ее с собой увезти».
Мать Новаре опять воткнула весло в дно недалеко от берега, привязала к нему лодку, пошла вброд к девушкам и дала им примерить браслеты сына. Девушки начали примерять, но всем браслеты оказались велики. Последней примерила их самая красивая из девушек, и ей браслеты пришлись в самый раз. Тогда несколько девушек побежали на огороды, где жители Дибири в это время работали, и сказали односельчанам:
- Приплыла женщина из леса, она нашла у нас невесту для своего сына!
Все жители Дибири пошли в селение и, увидев там мать Новаре, стали ее спрашивать:
- Это правда, что ты нашла у нас жену для своего сына?
- Да, правда. Я побывала во многих местах, но такой девушки, как эта, нигде не видела,-ответила мать Новаре.
Она не стала снимать браслеты с рук девушки. Жители Дибири сказали:
- Ложись сейчас спать, а завтра возьмешь девушку с собой - мешать тебе не станет никто.
Утром отец и мать девушки нагрузили большую лодку всякими плодами и овощами и положили туда также два больших корня аухи. В эту лодку они посадили мать Новаре и свою дочь - та лодка, в которой мать Новаре к ним приплыла, была слишком маленькая. Перед тем, как женщины отправились в путь, родители невесты сказали:
- Плывите прямо в Певу, не ночуйте нище.
Жители Дибири позвали восточный ветер, чтобы он помог лодке плыть, и мать Новаре с невестой для ее сына отплыли. Они приплыли на Кивай, и люди там спросили у женщины:
- Ну как, нашла ты жену для своего сына?
- Да, нашла,-ответила мать Новаре.
Они поплыли дальше и приплыли в Убири, и там жители тоже спросили у матери Новаре:
- Ты нашла жену для своего сына? . И мать Новаре ответила:
- Да, нашла.
Так ее спрашивали во всех селениях, мимо которых она плыла, когда искала сыну невесту, и всем мать Новаре отвечала, что невесту нашла.
Когда они доплыли до устья Ориому, девушка сказала:
- Давай заночуем здесь - мы устали, ведь мы плыли долго.
- Хорошо, - сказала старуха, - заночуем.
Они сошли на берег и разожгли костер, а потом мать Новаре расстелила циновку и сказала девушке:
- Давай ляжем спать на берегу.
- Нет,-ответила девушка,-ты ложись на берегу, а я лягу в лодке.
Так они и сделали. Ночью к месту, где они спали, пришла хиваи-абере1. Она срезала острой раковиной верхушку корня аухи и вырезала из корня всю сердцевину. После этого хиваи-абере сняла со спящей девушки украшения, которые дали той родители, и надела их на себя, и она надела также браслеты Новаре, а потом сунула девушку в пустой корень аухи, приложила к нему срезанную верхушку и бросила корень в реку. Сделав это, хиваи-абере завернулась с головой в циновку и легла спать в лодку, на место девушки.
Утром мать Новаре встала и, думая, что к лодке лежит невеста ее сына, сказала:
- Вставай, сейчас мы поплывем дальше. В ответ хиваи-абере простонала:
- Ох, старая женщина, меня знобит, мне очень холодно, я не могу встать.
Все время, как это делают хиваи-абере, она выпускала громко дурной воздух, и мать Новаре сказала:
- Ну и девушку я везу! Ведь за тебя просто стыдно. Ладно, лежи, я буду грести сама.
Они поплыли вверх но течению и наконец приплыли в Певу. Еще из лодки мать закричала:
- Новаре, иди сюда, я привезла тебе жену! Хиваи-абере мать сказала:
- Разверни циновку, покажи людям лицо! Вот твой муж, Новаре, он хочет тебя увидеть.
Но хиваи-абере ответила:
- Ой, я не могу развернуть циновку, мне очень холодно, меня знобит!
Они пошли в хижину, и там хиваи-абере стала готовить для Новаре еду, но приготовила плохо, еда осталась полусырая, и матери пришлось готовить самой.
Спать этой ночью Новаре пошел в дом для мужчин. Сильный прилив погнал корень аухи, в котором была настоящая невеста, вверх по течению. Девушка плакала в нем и пела: «Новаре, Новаре, я плыву к тебе, муж мой, Новаре!»
Мать Новаре услышала ее причитания, приподнялась на постели и подумала: «Наверно, это плачет на реке настоящая невеста Новаре, а та, которую я привезла, на самом деле хиваи-абере». Ей стало очень жалко девушку, которую она везла из Дибири в жены сыну.
Утром отлив унес корень аухи назад к устью. Когда все встали, мать позвала Новаре:
- Иди сюда, я хочу кое-что тебе рассказать. Хиваи-абере услышала это и закричала:
- Зачем ты зовешь Новаре, ведь он не твой муж! Пусть он лучше идет ко мне и посидит со мной!
Новаре, однако, не послушал ее и сидеть с ней не стал. Он попробовал было сдернуть циновку, в которую она завернулась, но хиваи-абере не дала ему этого сделать. Тогда он пошел к матери, и та сказала:
- Новаре, женщина, которую я привезла, на самом деле хиваи-абере, а настоящая твоя невеста плакала сегодня ночью на реке. Наверно, это хиваи-абере ночью, когда девушка спала, выбросила ее из лодки и улеглась на ее место. Пойди срежь длинный стебель бамбука, сделай на конце у него крючок и иди ночью к реке.
Новаре сделал все, как ему сказала мать. Наступила ночь, все уснули, не спал только Новаре - он сел на берегу и стал ждать. Начинался прилив, ярко светила луна. Корень аухи, в котором была невеста Новаре, прилив опять понес вверх по реке, но только сперва прибил к другому берегу. Потом начался отлив, и теперь корень понесло к берегу, на котором сидел Новаре. Новаре зацепил корень крючком. Девушка внутри почувствовала, что корень куда-то тянут, и закричала:
- Это ты, Новаре?
Новаре не ответил ей, но очень обрадовался. Он подтянул корень к самому берегу, разломил его, и изнутри вышла девушка. Все тело ее было в пятнах от сока аухи, но Новаре вымыл девушку и натер ее ароматными травами. После этого он оставил ее на берегу, а сам сходил за юбкой для нее и разными украшениями. Когда она все надела, они пошли в селение. Там Новаре взял лук и стрелы, а девушка - палку-копалку, и они спрятались около хижины, где спала хиваи-абере.
Стало светать, и девушка сказала Новаре: - Не убивай ее сразу, только выстрели в нее из лука, а добью я ее сама.
Наконец хиваи-абере вышла из хижины, и тогда Новаре выстрелил в нее из лука, а девушка бросилась на нее и размозжила ей копалкой голову. Потом Новаре отрезал голову у хиваи-абере, а тело выбросил. После этого девушках стала его женой, и они зажили вместе в Певе.
____________
1 Хиваи-абере - злое мифическое существо женского пола. По представлениям папуасов киваи, хиваи-абере очень толстые, у них большая голова, огромный живот и короткие ноги. Ногти на руках у них твёрдые и такие острые, что они убивают ими диких свиней.

Сказка № 4235
Дата: 01.01.1970, 05:33
На острове Кивай, в том месте, которое называется Иаса, жили когда-то в хижине юноша и несколько девушек. Все тело у юноши было в язвах, ему было трудно ходить, и он все время лежал. Каждый день одни девушки шли делать саго,«а другие ловить рыбу или крабов. Только одна из девушек, самая младшая, жалела юношу, и она, хоть и не подходила к нему близко, боясь заразиться, все же часто бросала ему кусок саго или рыбы. Остальные девушки не жалели его и ничего ему не давали. Поужинав, они все ложились спать.
Однажды утром девушки встали и, как всегда, те из них, кто накануне ловил рыбу, пошли делать саго, а те, кто делал саго, пошли ловить рыбу. Вечером они вернулись, одни принесли саго, другие рыбу, и девушка, которая жалела юношу, бросила ему небольшую рыбку, но близко не подошла, потому что боялась заразиться. Девушки, которые принесли из леса саго, опять не дали ему ничего. За день на постели девушек ветром нанесло золы из очага, и они стали ругать юношу:
- Ты зачем испачкал золой наши постели? Юноша ответил:
- Как я мог их испачкать? Ведь я весь в язвах, мне далее шевельнуться трудно.
Девушка, которая жалела юношу, сказала остальным:
- Не ругайте его, никто из вас его не кормит.
На другое утро девушки, которые накануне делали саго, пошли ловить рыбу, а те, кто ловил рыбу, пошли делать саго.
Юноша поднялся, посмотрел направо, налево и на тропинку, которая вела в лес, но никого не увидел. Он пошел к воде, смыл грязь и золу, прикрывавшие его тело, и промыл свои язвы, а потом вернулся в хижину, снова, чтобы не видно было, что он мылся, обсыпал себя золой и лег на свое место у очага.
Когда девушки вернулись домой, та, которая жалела юношу, бросила ему кусок саго и сказала:
- Рыбу я сегодня не ловила, пойду ловить завтра. Юноша приподнял голову и слабым голосом сказал:
- Спасибо.
А потом прошептал:
- Не подходи ко мне близко, но послушай, что я тебе скажу. Сруби пальму паруу, отруби от ствола кусок, расколи его на маленькие кусочки, и эти кусочки принеси мне - так, чтобы никто не увидел. Еще сруби стебель бамбука, разруби его надвое и половину тоже незаметно принеси мне вместе с кусочками паруу.
На другой день, когда девушки стали делать саго, та, которая жалела юношу, сделала то, о чем он ее просил. Вечером она незаметно принесла куски паруу и бамбука домой, отдала юноше и сказала:
- Сегодня я не ловила рыбу, на тебе кусочек саго.
Остальные, как всегда, не дали юноше ничего.
Утром девушки ушли снова, и тогда юноша стал раковиной вырезать из бамбука лук, а из кусочка паруу - наконечник для стрелы. Сделав лук и наконечник, юноша их припрятал.
Он пошел на реку и увидел на берегу белую цаплю, а когда вымылся, товернулсядомойилегнасвоеместоуочага.
Девушки пришли - одни с берега, другие из леса, но ни одна, кроме той, которая его жалела, не дала ему ничего. Та сначала бросила ему рыбешку, а потом, когда другие девушки дали ей саго, отломила половину и бросила юноше. Он прошептал ей так, чтобы не услышали остальные:
- Завтра, когда пойдешь делать саго, срежь и принеси мне еще стебель молодого бамбука. Если кто-нибудь из подруг спросит тебя, зачем ты его несешь, скажи: «Чтобы сделать щипцы для очага». И еще принеси мне тростника.
Утром девушки, как всегда, поднялись, и одни пошли ловить рыбу, а другие делать саго. К вечеру они пришли домой и поделились друг с другом рыбой и саго, и девушка, жалевшая юношу, дала ему опять рыбы и саго и незаметно передала тростник и стебель молодого бамбука.
Все легли спать, а утром встали, и опять одни девушки пошли ловить рыбу, а другие делать саго. Когда они ушли, юноша встал и огляделся вокруг: «Никого нет?» Он поглядел на берег: «Никого!»- и пошел промыть свои язвы. Вернувшись, он натянул на лук тетиву из молодого бамбука, а потом насадил на тростник наконечник с четырьмя остриями, сделанный им из пальмы паруу, и у него получилась стрела. С луком и стрелой он снова заковылял к берегу реки, туда, где видел белую цаплю, сел там и стал ждать. Наконец она появилась, и юноша натянул лук, выстрелил и убил цаплю. Он подошел к ней, вытащил из нее стрелу, разломал на мелкие кусочки и бросил в воду, чтобы их унесло течением, и так же он поступил с луком и тетивой. После этого он отнес убитую птицу в хижину, выдернул перья у нее из хвоста и приложил к своей спине, а другие приложил к плечам и рукам, и его руки стали крыльями. Он вынул из глазниц свои глаза и вставил туда глаза птицы, а вместо носа приставил себе ее клюв. Юноша стал тереть свое тело, и везде, где он тер, оно покрывалось перьями. Теперь он был уже не человек, а птица. Он попробовал, хорошо ли машут крылья, и подумал: «Ну, теперь я настоящая белая цапля!» Он стал ходить по хижине, внутри человек, снаружи птица, а потом снял кожу с перьями, спрятал ее и снова стал юношей, кожа у которого покрыта язвами. Он опять обсыпал себя золой и, когда девушкам подошло время возвращаться, лег на свое место и притворился, что спит.
Девушки пришли и снова начали ругать его:
- Ты перестанешь пачкать наши постели? Все время ты засыпаешь их золой!
Юноша ответил:
- Да ведь я даже ходить не могу, я больной, весь в язвах! Это ветер наносит золу на ваши постели.
Из его глаз потекли слезы - он плакал каждый раз, как девушки его ругали. Девушка, которая его жалела, сказала:
- Все время вы его ругаете, а кусочка рыбы или саго никогда не дадите.
Она подумала: «Какие у него красивые глаза! Он мне нравится, мне не нравится только его кожа. По-моему, под этойкожейу него другая, хорошая - простооннасдурачит».
Утром все девушки поднялись, как обычно, и одни пошли делать саго, а другие - ловить крабов. Когда юноша увидел, что в хижине он один, он снял с себя плохую кожу, свернул и спрятал около своей постели, а потом посмотрел на свое отражение в воде и увидел, что он красивый, что красивы у него и лицо, и кожа, и волосы. После этого он достал кожу с перьями белой цапли, надел на себя, взмахнул крыльями и полетел на мыс, где девушки в это время ловили крабов. Девушка, которая его жалела, была там тоже. Он увидел, что она ходит по берегу, где после отлива в ямах прячутся крабы, и стал ходить за ней и смотреть, что она делает, а потом захлопал крыльями, поймал небольшую рыбку и проглотил. Девушка заметила белую цаплю, перестала ловить крабов и подумала: «Какая красивая птица, она мне очень нравится!» Птица подошла к ней близко, и девушка подумала: «Не юноша ли это, которого я кормлю?» Она бросила свою корзину и побежала за птицей. Девушки стали кричать ей:
- Что ты гоняешься за этой птицей? Тебе все равно ее не поймать, лучше бы ловила крабов!
Потом они пошли назад, а девушка, жалевшая юношу, перестала гоняться за птицей. Белая цапля поднялась высоко в небо и полетела домой. Там юноша сразу снял с себя кожу с перьями птицы, надел свою, в язвах, и опять обсыпал себя золой. После этого он сварил на очаге и съел рыбу, которую проглотил, когда был птицей, а потом он лег и притворился, что спит.
Девушки вернулись, посмотрели на свои постели и стали кричать:
- Почему ты все время валяешься на наших постелях, почему их пачкаешь?
Юноша ответил:
- Каждый день вы ругаете меня, говорите, что я встаю и пачкаю ваши постели, а ведь я не встаю, я весь в язвах.
Из-за того, что девушка, которая жалела юношу, гонялась за белой птицей, она на этот раз ничего не поймала. Девушки, которые ходили с ней ловить крабов, дали ей маленькую рыбку и упрекнули ее:
- Зачем ты бегала все время за птицей?
Она отдала половину рыбки, которую ей дали, юноше и сказала ему:
- Я ловила в плохом месте, поэтому ничего не поймала. Остальные девушки ловили в хорошем месте, вот почему они наловили много рыбы и крабов.
Юноша подумал: «Ты говоришь неправду - ты гонялась за мной, а не ловила крабов, вот почему ты ничего не поймала». Девушки, которые ходили в лес и принесли саго, ничего юноше не дали, но та, которая его жалела, поделилась с ним своей долей.
Самая старшая из девушек сказала:
- Мы давно уже делаем саго и ловим рыбу, и того и другого у нас много. Давайте наточим завтра топоры и сделаем лодку.
Утром девушки пошли в лес и нашли большое дерево, из которого можно было сделать лодку. Старшая сняла с себя юбку, взяла топор, ударила раза два или три по стволу и бросила топор на землю. Другая подобрала его и несколько раз ударила тоже, и так они стали рубить дерево все по очереди - устанет одна, топор берет другая. Стар-шая больше не рубила, только показывала другим, как надо рубить. Девушки рубили дерево и пели: «Мы, девушки, делаем лодку».
Когда очередь рубить пришла девушке, которая жалела больного юношу, белая цапля, которую она видела накануне, снова появилась и подошла к ней совсем близко. Девушка увидела ее и подумала: «Это та же самая птица, это она прилетала вчера, когда я ловила крабов, и она снова прилетела сегодня».
Девушки срубили дерево за один день, а потом начали долбить ствол каменными теслами, а когда выдолбили, обожгли его внутри, чтобы там стало гладко. После этого они украсили лодку и столкнули в реку, протекавшую неподалеку. По реке они спустились к морю и там приделали балансиры.
Девушка, которая жалела юношу, теперь каждый день следила за белой цаплей. Однажды, когда остальные собирались отправиться в лодке ловить крабов, она отстала и спряталась в кустах около хижины. Ей хотелось узнать тайну птицы, потому что, когда она смотрела птице в глаза, она думала: «Внутри он красивый, просто на нем такая кожа. Наверно, он нас обманывает - не показывает, какой он на самом деле». Остальные девушки не заметили, что ее нет, и уплыли.
Когда юноша увидел, что девушки ушли, он встал и сбросил с себя больную кожу. Девушка между тем уже глядела снаружи в щель и подумала: «Да он и вправду красивый! Он будет моим мужем. Сколько женщин от него отворачивались, а я поняла, что он красивый. Ой, он надел белые перья! Ой, он летит!»
Белая цапля поднялась в небо и полетела туда, куда уплыли на лодке девушки. Тогда девушка, которая осталась, вошла в хижину, перенесла свою постель к постели юноши, разожгла в очаге огонь, бросила туда кожу юноши, покрытую язвами, и села ждать. Она была очень рада, что успела занять это место раньше других, и положила палку-копалку, чтобы было чем драться, если остальные девушки захотят отнять у нее юношу.
В это время девушки хватились ее и стали спрашивать друг у друга:
- Где наша младшая сестра? Одна из них сказала:
- Наверно, ищет птицу, которую все время ловила.
- Давайте вернемся домой и посмотрим, что она делает,-сказала другая.
Белая цапля увидела издалека, что девушки на лодке нет, и полетела назад. Она опустилась около хижины, и там юноша сбросил с себя кожу птицы и вошел с ней в хижину - он думал, что там никого нет. Едва он вошел, девушка вырвала кожу с перьями у него из рук и сказала:
- Почему ты все время прятался в больной коже? Плохо, что у нас в доме нет мужчин, а теперь один у нас будет - ты станешь моим мужем.
Юноша подумал: «Ну вот, она узнала, какой я на самом деле! Мою больную кожу она сожгла, вон в очаге остатки, а другую, из птичьих перьев, вырвала у меня из рук - вот она какая!» Он сел на пол и уткнулся лицом в колени, а девушка закатала его кожу с перьями в небольшую циновку и спрятала себе под юбку.
Наконец вернулись домой и остальные девушки. Первой вошла старшая и, увидев юношу, закричала:
- Посмотрите, наша сестра сидит с мужчиной, и каким красивым! Он будет моим мужем.
Она тоже перенесла свою постель к постели юноши и села с ним рядом. Тут вбежали остальные и, увидев юношу, тоже стали кричать:
- Ой, какой красивый, я хочу его себе!
Они все бросились к нему со своими постелями, стараясь сесть как можно ближе, а он по-прежнему сидел и молчал, уткнувшись лицом в колени. Девушка, которая его кормила, радовалась, что завладела им первая, но она тоже молчала и ждала, что еще скажут остальные. Она думала: «Раньше вы не подходили к нему близко, не кормили его, а теперь смотрите на его тело. Я не смотрела на его тело, я смотрела на его-глаза - таких глаз у больных людей не бывает, вот почему я все время его кормила, давала ему саго и рыбу».
Одна из девушек сказала:
- Пусть этого мужчину возьмет себе старшая сестра, она у нас главная.
Но младшая сказала:
- Ну, нет! Вы не заботились о нем, когда он был весь в язвах, ни одна из вас не помогала мне его кормить - тогда он для вас был некрасивый.
Она достала из-под юбки кожу с птичьими перьями, отдала ее юноше, и тот сразу надел ее и стал птицей. Девушки начали ссориться, а потом подрались и избили младшую до крови. Старшая схватила птицу, закатала ее в циновку и, прижимая к себе, бросилась вместе с другими бежать, а младшая погналась за ними. Они были девушки-духи, это от них произошел потом народ кивай, поэтому они и могли ходить по воде. Старшая крепко держала циновку с птицей, и так они добежали по берегу моря до Буджи, а оттуда перешли на остров Бойгу.
На Бойгу был в это время только один человек - жители уплыли, а его оставили сторожить. Девушки спросили его:
- Где все люди? Он ответил:
- Все уплыли на остров Мури - там живет красивая девушка, ее зовут Понипони. Все жители Мури старались ей понравиться, но ни один не смог, и отец Понипони, Муриваногере, сказал: «У нас будут танцы, пусть приплывают к нам все, кто хочет танцевать». Он думает, что откуда-нибудь приплывет красивый юноша, такой, который понравится Понипони.
Девушки пошли по воде дальше, на Даване, и увидели, что на этом острове тоже всего один человек. Они спросили его:
- Где все люди?
- Все уплыли на Мури,-ответил он.
Девушки поели немного, напились воды и отправились дальше, на Мабуиаг. На Мабуиаге тоже был всего один человек, и девушки опять спросили:
- Где люди?
- Уплыли на Мури,-ответил тот,-Муриваногере позвал всех танцевать.
Девушки отправились дальше, на остров Баду, а оттуда на Моа. На том и на другом острове они спросили у тех, кого жители оставили сторожить селение:
- Где все люди?
- Все уже давно на Мури,-ответили им,-и мужчины и женщины.
На Моа они взобрались на холм и оттуда, издалека, увидели Мури. Они пошли на остров Мукаро, недалеко от Моа, и там людей тоже не оказалось - все, кроме одного, уплыли на Мури. На острове Ям сторожить селение остался калека, и его девушки спросили тоже:
- Где все люди?
- Они на Мури, я здесь один,-ответил калека.
С Яма девушки перешли на остров Ирибу, но оттуда тоже все жители уплыли на Мури, дома остался только один больной. С Ирибу они перешли на остров Ярубо, откуда Мури было уже видно хорошо, и здесь они спросили опять:
- Где все люди?
- На Мури,-ответил им сторож,-хотят увидеть там красивую девушку, все будут перед ней танцевать.
Наконец девушки добрались до Мури и увидели, что там расчистили большое место для танцев и собралось очень много людей. Муриваногере сказал:
- Людей слишком много, все сразу танцевать не смогут, будет тесно. Пусть сначала танцуют люди одного острова, за ними другого - со всех островов по танцу, а Понипони будет смотреть. И пусть люди каждого острова станут отдельно.
Понипони и вправду была очень красивая. Она сидела на циновке, а мужчины смотрели на нее, и каждый хотел, чтобы Понипони, когда он будет танцевать, улыбнулась ему и сказала: «Я пойду с тобой».
Наконец Муриваногере закричал:
- Начинайте!
Первыми начали танцевать два ворона, не настоящие - внутри это были люди. Но, пока они танцевали, Понипони не сказала ни слова и ни разу не улыбнулась, и они, увидев это, танцевать перестали. После них начали танцевать другие, за вторыми - третьи. Жители одного острова за другим выходили и танцевали перед Понипони, но, как ни старались они ей понравиться, Понипони молчала и никому не улыбалась.
Девушки из Иасы незаметно вытащили белую цаплю и ей сказали:
- Иди бей в барабан и танцуй.
Но юноше было стыдно, что он знает только танцы своего острова, а других не знает, и он сказал:
- Я кивай, я буду танцевать только в коже с перьями белой цапли.
Он начал танцевать, поднимая и переставляя ноги так, как это делают белые цапли. Увидев, как он танцует, Понипони улыбнулась и сказала:
- Если бы ты был не белая птица, а человек, я бы пошла с тобой, ты бы мне понравился, а так у тебя слишком длинный нос и слишком длинная шея, и ноги как две тонкие палочки.
Не надо было ему прятать свое тело - ведь другие не прятали.
Тут из воды не берег выпрыгнула акула, доскакала до места, где танцевали, и поскакала назад. Понипони очень понравилось, как акула скачет, иона заулыбаласьисказала:
- Вот мой муж!
Тогда все перестали танцевать и заспорили. Одни говорили:
- Чем мы ей не понравились?
А другие:
- Почему ей понравилась акула?
Одни были за акулу, другие за белую цаплю, и они начали драться. Скат и рыба комухору, которые были на стороне акулы, ввязались тоже. Дрались все, а когда драка кончилась, те, кто был за белую цаплю, стали птицами, а те, кто был за акулу, ушли жить в море. Враждуют они по сей день - вот почему птицы ловят и едят рыб.
Многие из тех, кто дрался, были изуродованы. Одних тянули за нос - вот почему у некоторых птиц длинные клювы; другие оказались под грудой дерущихся, и кто-нибудь вытаскивал их за голову или за ноги - вот почему у некоторых птиц такие длинные ноги и шея.
Белая цапля, когда кончили драться, сказала: . - Теперь я останусь птицей навсегда. Виноват я сам - одевался в птичью кожу, своего настоящего тела стыдился, теперь уже мне его не вернуть. Буду жить около воды, а кормиться буду рыбешкой.
Фрегат сказал:
- Я буду летать по всему свету, высоко-высоко, и буду все видеть.
Пеликан сказал:
- Я тоже буду жить около воды, буду ходить по берегу и ловить рыбу. Стаями мы, пеликаны, будем летать высоко, а поодиночке - низко.
Райская птица сказала:
- Я улечу жить в дремучий лес. Хоть Понипони я и не понравился, перья у меня очень красивые, красные, а клюв - красный с черным.
Ворон сказал:
- Я буду жить на высоких деревьях, оттуда я буду на все смотреть. Любую лодку я увижу очень далеко, еще до того как ее увидят люди, и буду кричать тогда: «А-а-а!»
Черный какаду сказал:
- Я буду сидеть на дереве неэре и клевать все время его плоды.
Ястреб сказал:
- Как только рыба высунется из воды, я буду хватать ее и съедать.
Маленькая, очень быстрая птичка кукупариа не дралась, а только прыгала вокруг дерущихся и притворялась, что дерется тоже. Она и поныне, когда люди дерутся, прыгает вокруг и кричит: «Уа-оу, уа-оу!» Но кричит кукупариа это по-разному - когда одна из сторон побеждает, она кричит не так, как тогда, когда силы равные.
Акула сказала:
- Слишком много ссор из-за этой девушки, пойду-ка я лучше жить в море, оно мой дом. А когда перевернется лодка с людьми, я всегда буду рядом - буду хватать вас в воде и сразу есть.
Трое из дравшихся стали рыбами комухору, паи и кур-сикамо.
Скат во время драки оказался в самом низу, под грудой тел, и расплющился - его голова и весь он стали совсем, плоскими. Он сказал:
- У меня есть копье, и того, кто подплывет ко мне близко, я им буду колоть - это будет мое оружие. Плавать я буду неглубоко, прилив будет приносить меня к берегу, а отлив уносить.
Вместе со скатом в драку ввязался его сородич, рыба пу-рукаке, и она тоже оказалась в самом низу, и ее расплющили. Рыба гаигаи сказала:
- Я буду делать головой в море буруны.
Большая белая рыба куса, похожая на гаигаи, сказала:
- А я буду буруны делать хвостом, буду им бить по воде во время прилива.
Каменной рыбе во время драки кто-то растянул пальцами рот, и она сказала:
- Мне стыдно оставаться на берегу - теперь у меня большой рот. Пойду-ка я в воду, там его не будет видно.
Рака тот, кто с ним дрался, обхватил за плечи, и рак, вырываясь, стал пятиться и пятиться и так и ушел в воду - вот почему он плавает пятясь.
Рыбу пеко в драке повалили ничком, в рот ей набилось много травы и песка, поэтому она перешла жить в воду, трава и песок так и остались у нее во рту.
Рыбы пере и тоуро сохранили на себе украшения, которые надели для танца, вот почему эти рыбы такие яркие.
Морская свинья дралась тоже, и, когда кто-то во время драки ее схватил, она начала биться и вырвалась, и она до сих пор так бьется, когда плывет.
Односельчане Понипони и некоторые из гостей только смотрели, как дерутся другие, а сами не дрались, и потому они не стали птицами или рыбами, а остались людьми. Все люди произошли от них, и с тех пор живут на свете люди, рыбы и птицы.
А Понипони сказала:
- Слишком много вы из-за меня ссоритесь. Кто нравится мне, не нравится вам, да и сама я ему не нравлюсь. Поднимусь-ка я лучше жить на небо.
Так она и сделала, и с тех пор Понипони живет на небе. Молния - ее улыбка, а гром вслед за молнией гремит потому, что такой шум поднялся от ее улыбки на земле.
Гости все начали собираться в обратный путь. Девушки из Иасы стали стали спрашивать у Муриваногере:
- Где нам взять лодку? Муриваногере их спросил:
- На какой лодке вы приплыли?
- Мы не приплыли,-ответили девушки,-мы пришли по рифам.
Тогда Муриваногере сказал:
- Я научу вас, как сделать лодку.
Он нашёл на берегу ствол дерева, выброшенный морем, но долбить его не стал, а просто прикрепил к нему балансиры.
- Эта лодка плохая,-сказали девушки,-почти вся она под водой. У нас дома настоящая лодка - если ты поплывешь с нами, мы ее тебе отдадим.
Муриваногере решил поплыть с ними и, чтобы заплатить за лодку, взял с собой много широких надлокотных браслетов из раковин. Он позвал юго-восточный ветер, и они подняли парус из циновки и поплыли. Девушки сказали:
- Когда ты будешь возвращаться, мы тоже дадим тебе спокойное море и хороший ветер.
С тех пор жители дальних островов покупают себе лодки на острове Кивай. В уплату они дают топоры, надлокотные браслеты из раковин, раковины, в которые трубят, и разные другие раковины, а жители Кивай дают им лодки и дают овощи со своих огородов.
Белая цапля осталась жить на осгрове Мури. Она ходит по берегу и ловит мелкую рыбешку, а во время прилива уходит подальше от воды - к деревьям.

Перепубликация материалов данной коллекции-сказок.
Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник!
© 2015-2017